Внуково vs. Шереметьево: ускорит ли катастрофа Falcon передел рынка бизнес-авиации

Внуково работает на пределе, тогда как Шереметьево разворачивает активную кампанию по привлечению новых клиентов. Кто выиграет конкуренцию за премиальный сегмент рынка?
06.11.2014
20 октября во Внуково произошла авиакатастрофа — при взлете, зацепившись за снегоуборочную машину, разбился бизнес-джет Falcon 50. Погибли три члена экипажа и пассажир — гендиректор французской нефтяной компании Total Кристоф Де Маржери. Он считался другом России, высказывался против санкций. И в этот раз де Маржери прилетел в Москву, чтобы выступить на закрытом заседании совета по иностранным инвестициям: «Мы преданы России. Мы готовы делиться всем лучшим, что у нас есть».

Авиакатастрофа вызвала бурю эмоций: мало того что рухнул бизнес-джет (этот сегмент авиации считается самым безопасным), так еще и статус погибшего пассажира каков!

Как получилось, что на полосу вдруг выехала снегоуборочная машина? Почему ее никто не увидел? А ведь из Внуково летает президент страны.

Тут же созрели версии: и мифологическая (Россия как Кронос, пожирающий друзей), и конспирологическая (что знал президент Total, чего никто не должен был узнать?). Самым категоричным был заместитель министра транспорта по авиации Валерий Окулов: «Такое раздолбайство, что слов нет!» И тут же — заявление Владимира Маркина из Следственного комитета, что якобы снегоуборщик был пьян.

Дальше на разных уровнях «полетели головы». Задержано пятеро — руководитель полетов, диспетчер-стажер, водитель снегоуборочной машины, диспетчер аэродрома и инженер аэродромной службы. СК уже предъявил обвинения стажеру – молодой девушке, которая лишь выполняла команды инструктора, и диспетчеру аэродрома. Уволены два топ-менеджера Внуково (правда, замены им еще не нашли и они продолжают работать).

Такой реакции на авиакатастрофу не было никогда. Информационный накал убавился, но история закончится нескоро. Случившееся может отчасти ускорить передел рынка бизнес-авиации в Московском авиаузле, который и так наметился. Внуково работает на пределе, тогда как Шереметьево разворачивает активную кампанию по привлечению новых клиентов.

Crazy Vnukovo!

Внуково относится к разряду сложных аэропортов, где риски заложены исторически: две перекрещивающиеся полосы, и, как следствие, мудреная система рулежных дорожек — бывает, что рулить до перрона надо, пересекая крестовину полос, рассказывает пилот бизнес-джета. А еще — очень насыщенный трафик, причем разного калибра: и рейсовые авиакомпании, и бизнес-джеты, и борт №1. Вылет или посадка вовремя во Внуково — редкость: всегда надо иметь в запасе не меньше получаса. «Crazy Vnukovo!» — так часто в сердцах говорят иностранные пилоты.

После авиакатастрофы публично стало известно и о некачественном локаторе — так называемой системе обзора летного поля. Он работает только в пассивном режиме: на экране отображаются все объекты аэродрома, вплоть до людей и птиц. Для того чтобы ложные метки не возникали, локатор должен одновременно с пассивным режимом работать и в активном. Для этого нужна специальная антенна, а ее нет.

Тут же возникает вопрос: кто и за что отвечает в аэропорту?

Первым делом обрушились на частных собственников Внуково, которые развивают бизнес-авиацию. Стригут, мол, «капусту», а вокруг вон что творится.

Да, этот сегмент очень прибыльный – по отдельным услугам маржа доходит до 50%. Но совладелец Внуково Виталий Ванцев внес ясность: государство является владельцем аэродрома [взлетно-посадочные полосы, рулежные дорожки, перроны и проч.]

Что же до локатора, то его купили на частные деньги. «Мы не специалисты в организации воздушного движения (ОРВД), мы специалисты в аэропортовом бизнесе. Но видя то, что на нашем аэродроме нет такого локатора, мы его купили и передали госкорпорации ОРВД. Они ввели его в эксплуатацию в феврале 2014 года. И на тот момент к локатору никаких претензий не было. Что просили, то и купили», — защищается Ванцев.

Ванцев с партнерами взялись за бизнес-авиацию в конце 1990-х годов. Сейчас Внуково-3 один из крупнейших центров деловой авиации в Европе. Туда перебазировались из Шереметьево личные самолеты Романа Абрамовича, Алишера Усманова и других участников списка Forbes. Специально для огромного лайнера Усманова Airbus A340 был построен отдельный ангар. Ежедневно в Москву летает около 120 бизнес-джетов. В каком из аэропортов самолет будет приземляться — решает пассажир. Львиная доля — в районе 70-80% — выбирает Внуково, включая клиентов оператора бизнес-джетов NetJets Уоррена Баффета.

Шереметьево еще не клуб

Геннадий Тимченко «застолбил» за собой бизнес-авиацию в Шереметьево больше десяти лет назад, но до развития проекта у бывшего совладельца Gunvor, похоже, все не доходили руки. В 2013 году было заявлено о грандиозных планах: стать игроком №1, потеснив Внуково. «Число самолетов в русском владении в течение 15 лет утроится. Их же где-то надо держать», — делился оптимистичными прогнозами Евгений Андрачников, тогда еще президент «Авиа групп».

В 2014 году глава компании сменился, а также возникло отягчающее обстоятельство — санкции. Впрочем, амбиции сохранились. Раньше клиентам больше всего нравилось Внуково, сейчас нет — там становится тесно. Внуково исчерпал потенциал для роста бизнес-авиации, признавался Ванцев еще два года назад.

«Вовсю идет перебазирование, а после авиакатастрофы трафик вырос вдвое», — уверяет менеджер Шереметьево.

С одним из операторов бизнес-джетов, который летает во Внуково, идут переговоры о переводе рейсов в Шереметьево. Здесь — хороший бизнес-терминал, новый центр управления полетами, а тарифы ниже, чем внуковские (возможно, слабый аргумент для тех, кто летает на частных самолетах). Проблема с пугающими «пробками» на въезде в Шереметьево вот-вот должна быть решена. Во-первых, рядом с бизнес-терминалом есть вертолетная площадка — можно будет прилететь в аэропорт с любой подмосковной дачи (появится услуга «вертолетное такси»). Во-вторых, совсем скоро откроется первая ветка скоростного шоссе Москва — Санкт-Петербург: она аккурат подведена к бизнес-терминалу.

Правда, в Шереметьево полным ходом идет масштабная реконструкция, а пассажиропоток «Аэрофлота» довольно внушительный (не возникнет ли  конфликт?). Но это не самые главные нюансы. Внуково котируется за месторасположение — оно совсем недалеко от Рублевки. За 15 лет у Внуково-3 сложился имидж закрытого клуба — пускай не все дружат друг с другом, но случайных нет.

А чего стоит продемонстрировать свой особый статус, воспользовавшись правом «первой стоянки»: бизнес-джет подгоняется к выходу терминалу и дойти до трапа можно пешком — буквально несколько шагов.

Все это удовольствие стоит $1500.

Пожалуй, именно над «клубной» атмосферой и стоит поработать Шереметьево, переманив для начала двух-трех статусных пассажиров бизнес-джетов.