Вместо ГСМ и сахара Олег Коршунов прикупил себе срок

Для бывшего замдиректора ФСИН запросили 12-лет лишения свободы.
27.02.2020
Как стало известно “Ъ”, в Замоскворецком райсуде Москвы прошли прения сторон по делу бывшего замдиректора Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) Олега Коршунова и его предполагаемых сообщников, обвиняемых во взяточничестве и растрате. Для господина Коршунова, в прошлом году осужденного на семилетний срок за хищение более 260 млн руб. при производстве обуви для тюремного ведомства, на этот раз запросили 12 лет по обвинениям в коррупции и растрате средств, выделенных на закупку сахара и ГСМ. Защита нашла обвинение недоказанным, потребовав оправдать чиновника.

Выступая в прениях сторон, представитель прокуратуры сообщила, что в ходе судебного следствия вина Олега Коршунова и его соучастников — заместителя начальника финансово-экономического управления ФСИН Светланы Алексеевой и начальника отдела управления тылового обеспечения того же ведомства Алексея Данилова — была полностью доказана.

По версии Следственного комитета России (СКР), в 2015–2016 годах господа Коршунов и Алексеева предложили их знакомой предпринимательнице Марине Дюковой (осуждена на 3,5 года в особом порядке после признания вины) участвовать в аукционах на поставку топлива и сахарного песка для ФСИН России. Они пообещали заключить от имени ведомства с подконтрольным ей ООО «Энергоресурс» госконтракты по завышенной стоимости, потребовав передать им за это откат в размере 10% от стоимости сделки. Господин Данилов при составлении аукционной документации необоснованно применил повышающие коэффициенты, в результате чего сформировал завышенную начальную цену контрактов. Позднее господин Коршунов заключил по результатам проведения электронных аукционов госконтракты на поставку топлива на 2016 год на общую сумму 940 млн руб., что на 114 млн, по версии следствия, выше его рыночной стоимости. В дальнейшем он обеспечил перечисление денег на счета «Энергоресурса», а также компаний «Ликард» и «Сибальянс», участвовавших в исполнении того же контракта. Однако претензий никому из юрлиц, в пользу которых, по версии следствия, могла быть совершена растрата, предъявлено не было.

Кроме того, в начале февраля 2016 года господа Коршунов и Алексеева поручили подчиненным подготовить документацию на проведение аукциона на право заключить госконтракт на поставку сахарного песка. Светлана Алексеева при формировании конкурсной документации, считают в СКР, включила в нее заведомо невыполнимые требования о поставке более 7 тыс. тонн сахара в учреждения ФСИН России по территории всей страны в течение 20 дней. В свою очередь, госпожа Дюкова предоставила во ФСИН коммерческие предложения о возможности его поставки по завышенным ценам от аффилированных с ней компаний. В результате незаконно проведенного аукциона господин Коршунов заключил с подконтрольной госпоже Дюковой фирмой еще один контракт «по заведомо завышенной стоимости». За сахар тюремное ведомство заплатило более 399 млн руб., из которых госпожой Дюковой 43 млн были похищены. После этого господа Коршунов и Алексеева потребовали от Марины Дюковой откат в 40 млн руб., но получили только 1,5 млн. Ранее бизнес-леди заплатила той же госпоже Алексеевой 2 млн руб. (оплата была оформлена в виде займа) за общее покровительство.

Для бывшего замдиректора ФСИН по обвинениям в растрате (ст. 160 УК) и получении взятки (ст. 290 УК) прокурор запросила по восемь лет общего режима, которые в итоге трансформировались в 12 лет строгого.
Напомним, что ранее господин Коршунов был осужден на семилетний срок за аферу с производством и поставками обуви для тюремного ведомства, но этот срок с новым плюсовать не стали, так как первый приговор, обжалованный защитой, еще не вступил в законную силу. Для госпожи Алексеевой, которая, по данным прокуратуры, признавала свою вину и активно помогала следствию, тем не менее запросили девять лет общего режима. Впрочем, учитывая, что чиновница уже более двух лет находится в СИЗО, этот срок может быть существенно сокращен. Семь лет в колонии, считает обвинение, должен провести господин Данилов.

Следует отметить, что если адвокаты госпожи Алексеевой просили лишь о снисхождении суда, ссылаясь при этом на признание вины и болезни, то представители других фигурантов выступили за их оправдание.

Адвокат господина Коршунова Сергей Старовойтов назвал дело «многострадальным», потому что с момента его возбуждения прошло более 2,5 года, «которые три человека без признания их виновности провели в СИЗО». По данным господина Старовойтова, сотрудничать с госпожой Дюковой начал не его подзащитный Коршунов, а его предшественник на посту замдиректора ФСИН Александр Сапожников. Контракты заключались примерно на таких же условиях, однако не вызвали никакого интереса у следствия. «Следствие совершенно не смутило заключение Сапожниковым (впоследствии ставшим свидетелем обвинения.— “Ъ”) даже госконтракта по централизованной поставке сахара с мясокомбинатом "Мараф", который точно сахар не производил»,— отметил он. Подробно разобрав ошибки, допущенные, по версии защиты, следствием, господин Старовойтов задался риторическим вопросом: «А куда похищенные деньги делись? Кто ими воспользовался или распорядился? Ведь никому из троих подсудимых это не вменяется!»

По словам защитника, следствие подробно расписало — кто, как и сколько в пользу кого растратил, но при этом само же следствие отметило, что «растрачивальщики» не получили от этого ни копейки.
Он также отметил, что по описанию обвинения фактически все действия, инкриминируемые господину Коршунову по эпизодам хищений, одновременно являются и эпизодами взяток. Последние же следствие считает доказанными лишь благодаря показаниям госпожи Дюковой, а также фотографиям их встречи с господином Коршуновым, хотя логичнее было сделать ее видеозапись. Причем из показаний господ Дюковой и Алексеевой, по данным защиты, были использованы только те, которые «укладываются в логику обвинения».

Подводя итог выступлению, которое продолжалось несколько часов, защитник отметил, что обвинение не доказало совершение подсудимыми преступных действий, указанных в обвинительном заключении. В связи с этим он попросил вынести оправдательный приговор.

Вчера подсудимые выступили с последним словом. Если госпожа Алексеева вслед за адвокатами попросила не наказывать ее слишком строго, то господин Коршунов попросил судью не брать грех на душу, если она не будет уверена в его виновности. Учитывая объем уголовного дела, судья Наталья Чепрасова, как показалось участникам разбирательства, взяла на вынесение приговора совсем немного времени — свое решение она объявит уже 5 марта.