Владимир Потанин заплатит Мусе Бажаеву отступные

«Норникель» может выкупить долю «Русской платины» в новой совместной компании.
12.02.2018
У «Норникеля» и «Русской платины» нет взаимных обязательств выкупить доли друг друга в СП по добыче платиноидов. Об этом рассказал президент и крупнейший совладелец «Норникеля» Владимир Потанин. По его словам, в акционерном соглашении нет «никакого ни пут-, ни кол-опциона». Документ предусматривает возможность сделать акции ликвидными после того, как СП начнет работать, говорит президент «Норникеля». Он допустил, что одним из вариантов может быть выкуп его компанией доли партнера в проекте: «Это может быть привлечение стратегического партнера (которым может быть и “Норникель”), IPO, либо другая форма». Представитель «Русской платины» комментировать условия акционерного соглашения не стал.

На прошлой неделе «Норникель» и «Русская платина» Мусы Бажаева подписали соглашение о создании СП для разработки месторождений платиноидов на Таймыре. «Норникель» внесет в его капитал лицензию на право разработки Масловского месторождения, а «Русская платина» – лицензии на Черногорское месторождение и «Норильск-1». Суммарные запасы новой компании составят около 4300 т металлов платиновой группы и 6,3 млн т никеля – это самый масштабный проект разработки месторождений металлов платиновой группы в мире, говорил представитель «Норникеля». Переработка этих руд позволит ежегодно производить 70–100 т металлов платиновой группы (от 2,78 млн до 3,31 млн унций). Для сравнения: «Норникель» в 2017 г. произвел 670 000 унций платины и 2,78 млн унций палладия. Инвестиции в проект оцениваются в 250 млрд руб.

Дополнительного пересмотра формулы выплаты дивидендов «Норникеля» из-за проекта с «Русской платиной» не будет, сообщил Потанин. «Все эти проекты: Масловское месторождение, Норильск-1, Черногорское – были заложены в модель, когда мы говорили о том, что проект роста потребует инвестиций. Наша модель на ближайшие пять-семь лет предусматривает существенные инвестиции в программу роста», – сказал Потанин.

 По соглашению акционеров «Норникеля» («Интерроса», UC Rusal и Millhouse Capital) на дивиденды идет не менее половины EBITDA. В прошлом году после падения цен на металлы акционеры согласились изменить политику. Теперь компания выплачивает 60% EBITDA, если отношение чистого долга и EBITDA меньше 1,8. Если показатель равен или выше 2,2, то дивиденды могут снизиться до 30% EBITDA. Минимальные выплаты – $1 млрд. А в ноябре, представляя новую стратегию «Норникеля», Потанин сказал, что эта формула выплаты дивидендов может быть еще раз пересмотрена — компании нужно вкладываться в развитие.

Представители UC Rusal и Millhouse Capital от комментариев отказались. Источник, близкий к одному из акционеров, говорит, что партнеры Потанина в курсе проекта с «Русской платиной», но пока лишь присматриваются к нему — он на слишком ранней стадии.

 По мнению Потанина, при такой благоприятной конъюнктуре нельзя форсировать выплату дивидендов вместо того, чтобы развивать столь перспективные проекты. «Я логику, в которой мне представлялось бы целесообразным пересмотреть дивидендную политику, партнерам изложил. Она - не могу сказать, что с ходу принята - она была услышана. Мы работаем над логикой взаимоприемлемого решения», - рассказал президент «Норникеля». «Предстоит убеждать акционеров, что предложенный нами план роста в некотором смысле лучше ускоренной выплаты дивидендов», - добавил Потанин, подчеркнув, то даже при минимальных выплатах в $1 млрд дивиденды «Норникеля» все равно остаются выше средних по отрасли.

Потанин не исключил, что у СП и «Норникеля» будет единая сбытовая сеть. Но даже если этого не случится, возможная конкуренция между СП и «Норникелем» бизнесмена не тревожит. Он считает гораздо более опасным дефицит платиноидов. Одна из крупнейших сфер их применения – катализаторы для автомобилей с двигателями внутреннего сгорания. Он отмечает, что негативный фактор для рынка платиноидов сейчас - это структурный дефицит продуктов. «Это может привести к тому, что производители катализаторов могут начать массивные инвестиции в поиск замены платине и палладию», – говорит Потанин. «Даже если предположить, что мы [«Норникель» и СП] начнем конкурировать за клиента – это лучше, чем если бы эти клиенты начали искать что-нибудь другое», – продолжает бизнесмен. По его мнению, несмотря на растущую долю электромобилей, платиноиды как компонент системы очистки выхлопов в двигателях внутреннего сгорания еще долго будет востребованы из-за ужесточения экологических требований.

 Потанин считает, что платиноиды могут также использоваться в качестве элемента аккумуляторов. «Задача сохранения энергии, которая в том числе вырабатывается возобновляемыми источниками, – это самая актуальный вопрос сейчас. И наиболее перспективным материалом, который может удерживать энергию, является палладий и платина», – подчеркнул бизнесмен.

Классические перспективы рынков платиноидов связывают с развитием автомобильной отрасли, говорит аналитик АКРА Максим Худалов. «Сокращающаяся доля дизельных автомобилей и рост автомобилестроения приведет к росту цен на палладий (в катализаторах дизельных двигателей используется платина, в бензиновых – палладий). Так, к 2025 г. потребление платиноидов в автокатализаторов достигнет 3,1 млн унций. Против 1,7 млн унций сегодня», – отмечает эксперт. Платина же может быть использована при создании новой технологии топливных ячеек, там она использована как катализатор, три крупнейших мировых производителя платиноидов - Anglo American Impala и Lonmin уже инвестировали в подобные проекты, говорит Худалов.