Владимир Коган сыграет в айболита для Уралсиба

Зачем Владимир Коган совместил больной «Уралсиб» со здоровым БФА-банком.
19.08.2016
Долларовый мультимиллионер петербургского разлива Владимир Коган открыл новую оригинальную страницу в истории банка «Уралсиб». Эта организация уже отметилась необычными практиками. Известно, что прошлый владелец банка чуть не погубил его из-за увлечения эзотерикой. Новым хозяином стал некогда самый влиятельный петербургский банкир, который взялся лично санировать «Уралсиб», что тоже уникальный случай. А теперь к больному банку неожиданно присоединяют здоровый. Впрочем, этому есть объяснение, которое заставляет восторгаться бизнес-талантом Когана.

Плохой хороший банк

Бизнесмен и владелец состояния больше чем в полмиллиарда долларов Владимир Коган решил присоединить к банку «Уралсиб» БФА-банк. Об этом Коммерсанту сообщили источники, подтвердили информацию и в окружении банкира. Когану принадлежат обе кредитные организации. «Уралсиб» ему достался в прошлом году, после того как ЦБ решил, что медлить более нельзя и пришла пора забрать актив у прежнего владельца и оздоровить его. БФА принадлежит нескольким акционерам, самый крупный пакет у сына бизнесмена Ефима Когана. Казалось бы, ничего такого, обычная реструктуризация активов. Но здесь важно одно обстоятельство. «Уралсиб» находится на санации, в финансовом смысле это больная компания. А к ней присоединяют здоровую. Случай беспрецедентный. Впрочем, сама санация тоже уникальна.

В 2015-м году «Уралсиб» мог обанкротиться, но до отзыва лицензии не дошло. Видимо, регулятор посчитал, что хоронить банк с активами в 325 миллиардов рублей будет себе дороже. Санация, правда, тоже обошлась недешево, на спасение потребовалось 81 миллиард рублей, которые Коган получил в кредит от Агентства по страхованию вкладов. Сумма гигантская. Хотя и не рекордная. Например, санация Банка Москвы обошлась государству в 400 миллиардов рублей. Уникальность была в другом. Обычно оздоравливать банк доверяют другому банку. А тут впервые в истории санацию доверили физическому лицу, то есть лично Владимиру Когану. Правда, лицо это - такое лицо, что другим лицам до него далеко.

Великий и могущественный

В 1990-х годах Владимир Коган считался самым влиятельным петербургским банкиром, и прозвище у него было «Великий». Его Промстройбанк рос как на дрожжах, а одним из клиентов, как писал Форбс, был глава комитета мэрии по внешним связям и будущий президент страны. Российские СМИ приписывали Когану дружбу с Владимиром Путиным. Сам он, оставаясь непубличным человеком, отмалчивался. Но недавно в ответ на вопрос, является ли он другом президента, сказал: «Я был бы счастлив, если бы Владимир Владимирович так считал». Впрочем, у бизнесмена в жизни было и так достаточно карьерного счастья. В середине нулевых Владимир Коган продал Промстройбанк ВТБ и пошел по стезе российского чиновника. Поработал в Росстрое, а потом перешел в Минрегион. Попытку вернуться в большой бизнес он сделал в 2013 году. Тогда на рынке ходили упорные слухи, что Коган купит пакет Сулеймана Керимова в «Уралкалии». Это была одна из самых громких историй в российском бизнесе с детективном арестом топ-менеджера «Уралкалия» в Белоруссии и сменой акционера производителя удобрений. В итоге Владимир Коган так и не купил акции калийной компании, вместо него это сделали Михаил Прохоров и Дмитрий Мазепин. «Великий» же еще два года ждал своего часа, пока не стал владельцем «Уралсиба». Ему перешел пакет Николая Цветкова, который умудрился довести некогда процветающий бизнес до предбанкротного состояния.

Банкир в нирване

История с продажей «Уралсиба» тоже была достаточно громкой. Весь 2015-й год на банковском рынке взахлеб обсуждали проблемы этой организации, и строили теории, кому она, в конце концов, достанется. Среди претендентов назвали Альфа-Банк Михаила Фридмана и СМП-банк братьев Ротенбергов. Однако самым главным кандидатом на покупку стал Московский кредитный банк Романа Авдеева.

СМИ писали, что 75% «Уралсиба» бизнесмену достанется всего за рубль. Правда, придется вложить в банк, который растерял свой капитал, десятки миллиардов рублей. Иначе «Уралсиб» и его вкладчиков ждала лютая финансовая смерть. Но в итоге переговоры сорвались, так как Николай Цветков отказался расставаться со своими активами за символическую цену. О чем последние годы думал Цветков, который в итоге все равно расстался с банком - неизвестно. Можно лишь предположить, что думал он о любви. О любви ко всему миру. А также о гармонии. Еще о чистоте собственной кармы. Как выяснили журналисты, немалую долю в проблемы «Уралсиба» могло внести увлечение владельца банка эзотерическими практиками.

В обеденный перерыв топ-менеджеры собирались в одной из комнат офиса и дружно искали гармонию. В какой-то момент один из сотрудников мог сказать, что у него не так бьется сердце. Николай Цветков воспринимал это как знак того, что в банке не все в порядке, и менеджеры принимались искать сердце банка. За это, говорят, платили хорошие бонусы. Несколько лет банкир находился в постоянной эйфории. А когда вышел из нирваны, то обнаружил, что банк потерял почти 30 миллиардов рублей. И даже йога ему не помогла. Ныне Цветков хоть и остается миноритарным владельцем «Уралсиба», но это скорее пенсия.

Отличник финансового бизнеса

Когда место Цветкова в «Уралсибе» занял Владимир Коган, российские СМИ, естественно, вновь проявили интерес к бизнесмену. Впрочем, всплеск этот быстро прошел. Банк санируется, ну и ладно. А вот новость о присоединении к кредитной организации БФА-банка достойна отдельной ремарки. Дело в том, что «Уралсиб», как банк, находящейся в процессе санации, имеет право на некоторые послабления. То есть регулятор спрашивает с него не так строго, как с других банков. Правила ЦБ описаны сложными и не всем понятными терминами. Но, по сути, они сводятся к тому, чтобы у банков было достаточно собственных средств, чтобы в случае чего расплатиться со всеми вкладчиками. А также должно быть как можно меньше плохих кредитов, то есть займов, которые клиенты с большой долей вероятности могут не вернуть. Несоблюдение этих правил часто и ведет к санации или банкротству. Известно, что у БФА не все в порядке с плохими долгами.

Теперь следим за руками. Владимир Коган присоединяет этот банк к больному «Уралсибу» и, получается, что он теперь тоже будет иметь право на мягкое отношение со стороны ЦБ. Возможно, это и не так, но именно об этом журналистам рассказали аналитики. Чтобы было понятнее, приведем простой пример. Допустим, в школе на уроке математики грядет контрольная работа. В этот момент ученик, пусть будет Вася, серьезно заболел. И вместо страшной контрольной он отправляется домой. Но в этот момент встает ученик, пусть будет Петя, и говорит: «Вы знаете, я самый близкий друг Васи, мы с ним одно целое, я не могу его бросить в такую трудную минуту и вместе с ним иду домой». А учитель отвечает: «Ну, конечно, раз у тебя с Васей такие близкие отношения, то иди с миром. И передай привет папе». Если все так, то прекрасный бизнес-трюк Владимира Игоревича заслуживает твердой пятерки.