Вице-премьер показал пример

Открытость движения личных капиталов чиновников может стать тем самым катализатором, который придаст укреплению инвестиционного рейтинга России необходимую силу и скорость. 
27.01.2014

В качестве ориентира здесь вполне может служить позиция главного инвестиционного омбудсмена России — первого вице-премьера Игоря Шувалова, который недавно объявил о переводе своих денег в Россию.

Высокопоставленный чиновник заверил, что все его зарубежные активы были переведены в российскую юрисдикцию, создано специальное юрлицо — аналог "слепого" траста, которое управляет семейным капиталом. Шувалов также подтвердил, что собственником австрийской недвижимости является зарубежная фирма, которой владеет его жена. Эта же фирма управляет и другой недвижимостью семьи Шуваловых.

"Шувалов показывает пример открытости и следованию букве закона. Даже фонд, который учрежден для управления активами семьи, называется "Открытые активы", — отмечает аналитик FIBO Group Анатолий Воронин.

Ранее информация об активах семьи была скрыта и лишь теперь становится более-менее ясной. При этом, по мнению президента рекрутингового портала Superjob.ru Алексея Захарова, на скандалы в прессе вокруг его собственности Шувалов реагировал абсолютно адекватно. "Его реакция отличается от реакции большинства других чиновников просто потому, что происхождение своих "золотых унитазов" он может легко и юридически прозрачно объяснить. Вопрос о том, насколько позиция на госслужбе помогает увеличивать капиталы, давайте оставим в стороне. Чиновникам, которые не имели богатого бизнес-прошлого, но, тем не менее, наслаждаются "золотыми унитазами", учиться тут нечему. Объяснить их уровень потребления можно исключительно "кормлением от должности", — заявил он "Росбалту".

Ранее в различных СМИ Шувалову приписывали то связи с Абрамовичем, то с Усмановым. А уж на информации вокруг строительства "Сколково" и Сколковского шоссе, которое вытянулось от МКАД до земель, владение которыми приписывали жене Шувалова, не оттоптался разве что ленивый. Однако мало кто вспоминал, что на госслужбу Шувалов пришел из бизнеса, заработав деньги на предоставлении на тот момент уникальных услуг и обладая уникальными же знаниями, которых в первые годы рыночных реформ в России сильно не хватало. Свой первый крупный капитал он успел заработать, еще будучи свободным от работы в государственном аппарате человеком.

По мнению председателя Национального антикоррупционного комитета Кирилла Кабанова, реакция Шувалова на вопросы и обвинения, связанные с его личными накоплениями и доходами, "не выглядит как оправдание, он отвечает аргументированно и спокойно, без эмоциональных выпадов в сторону своих оппонентов". В комментарии журналистам Кабанов напомнил, что Шувалов — "богатый человек, который пришел на госслужбу". И об этом знали все. Но только сейчас в России формируются законы и стандарты поведения чиновников с такими доходами. "Шувалов — один из первых, кто старался и старается открыто и публично соответствовать такому стандарту еще с тех времен, когда об этом никто и не думал", — заявил Кабанов.

Воронин, в свою очередь, убежден: заступая на государственные посты, чиновники должны перестать "путать свою шерсть с государственной". И лучшим решением этой проблемы стал бы отказ от владения "баранами" — тогда бы не возникало никаких вопросов о конфликте интересов при принятии государственных решений. "Но надо все же понимать, что современные госчиновники — выходцы из диких 1990-х, и среди них не так уж много кристально чистых и посвятивших себя исключительно государственной карьере", — напомнил он.

По данным газеты "Ведомости", Шуваловы решили перевести активы в Россию в прошлом году. Это было связано с принятием федерального закона о запрете для госслужащих иметь определенные активы за рубежом. "Они выдали ордер адвокатам на перевод всех финансовых активов в разрешенные законом Российской Федерации активы, выдали генеральную доверенность на то, чтобы в России учредить юрлица, необходимые для перевода", — цитирует издание слова пресс-секретаря Шувалова Александра Мачевского. По этой доверенности были созданы два юрлица — "Открытые активы" и "Сова недвижимость". Первая структура — нечто вроде инвестфонда, владеющего и управляющего активами, а вторая — управляет всей семейной недвижимостью и не ориентирована на извлечение прибыли.

Обеими компаниями управляет компания "КСП капитал", председателем совета директоров которой является Сергей Котляренко, знакомый с Шуваловым еще с тех времен, когда тот занимался юридической практикой. По данным "Ведомостей", договор доверительного управления не позволяет Шувалову и его супруге вмешиваться в оперативное управление, и они не имеют представления о том, какие именно бумаги куплены на их средства. Кроме того, их средства не инвестируются в предприятия, которые могут как-то быть связаны с административным ресурсом, а только в те активы, которые исключают возможность влияния.

Впрочем, если первый пункт — стандартная практика, и многие далеко не столь высокопоставленные граждане доверяют управление своими капиталами профессиональным инвесторам, следящим за рыночными колебаниями, то по второму пункту оппоненты, наверное, могли бы выразить некоторый скепсис. Трудно найти предприятие в России, на которое бы не смог повлиять первый вице-премьер России, отвечающий за развитие инвестиций и экономического блока — хотя бы косвенно. Тем не менее, это вписывается в рамки российских законов. Конституционный суд России не считает деятельность акционеров предпринимательской. Как утверждает Мачевский, с момента учреждения этих юрлиц у Шуваловых не было права управлять или распоряжаться этими активами. Этим занималась "КСП капитал", а с результатами его работы Шуваловы знакомятся раз в год — в декабре, когда принимают решение о распределении дивидендов.

Однако распространить опыт Шувалова на весь чиновничий аппарат в России будет не так уж и просто, хотя вся необходимая правовая база для этого уже есть. "Норм у нас принято достаточно, но они, как и во всем остальном мире, популистски фарисейские. Все эти "трасты", "управляющие компании" и переписывание активов на совершеннолетних детей выглядят достаточно смешно в глазах любого понимающего человека", — утверждает Захаров.