Вексельберг еще раз попытается перенести в Лондон суд по иску на $2 млрд

Виктор Вексельберг и Леонард Блаватник не оставляют надежды перенести разбирательство с сенатором Леонидом Лебедевым, который требует от них $2 млрд, из США в Англию.Они подали иск в коммерческий арбитраж Лондона.
05.02.2015
Сегодня в суде Нью-Йорка начинаются слушания по иску Лебедева к Блаватнику и Вексельбергу, сенатор называет себя «тайным акционером» ТНК-BP и требует от бывших партнеров отступные на сумму не менее $2 млрд. 

В марте 2013 года ответчики продали «Роснефти» 25% ТНК-BP примерно за $13,8 млрд. Лебедев утверждает, что помогал им приватизировать акции Тюменской нефтяной компании (ТНК, в 2003 году стала частью ТНК-BP) еще в 1997 году и ему причиталось 15% от $13,8 млрд. Он подал иск в суд Нью-Йорка, потому что именно в этом городе было подписано основополагающее соглашение о партнерстве с ответчиками (впрочем, на нем стоит подпись только Вексельберга, Блаватник в этот день должен был уехать из города), говорил сенатор в интервью «Ведомостям».   

Иск был подан ровно год назад, но начало процесса затянулось: сначала судебные курьеры не могли вручить повестку в суд представителям Вексельберга, а затем ответчики попытались перенести процесс в Великобританию – в Высокий суд Лондона. Из-за этих разбирательств процесс в Нью-Йорке был отложен. 

Вопрос юрисдикции для Вексельберга и Блаватника принципиальный. Дело в том, что в 2003 году они (через компанию OGIP) заключили соглашение с компанией Coral, действовавшей от имени Лебедева. Документ был составлен по британскому праву. В рамках этого соглашения OGIP выплатила Coral $600 млн. Взамен Coral отказывалась от дивидендов ТНК-BP и от векселя на $200 млн, который OGIP выпустила в ее пользу в 2001 году (он обеспечивал дивидендные платежи Лебедеву за вклад в компанию). Лебедев, называющий себя «тайным акционером» нефтяной компании, утверждает, что его пакет стоил вдвое дороже, а эти средства – компенсация доходов по акциям, которые он мог бы получить. 

В лондонском суде ответчики пытались доказать, что сенатор владел Coral (тот это отрицал) и что от его имени она могла отказаться не только от дивидендов, но и от прав на акции ТНК. Но в сентябре суд признал, что Лебедев не был стороной соглашения между OGIP и Coral, а значит, британский суд не будет разбираться, была ли последняя компания подконтрольна Лебедеву. Поэтому этот иск был отклонен. Апелляционная инстанция подтвердила это решение.  

Но, как выяснил РБК, Вексельберг и Блаватник не оставляют попыток перенести разбирательства в Великобританию. Как следует из жалобы, которую на днях адвокаты Лебедева подали в суд Нью-Йорка (копия есть у РБК), еще 18 декабря 2014 года подконтрольная Вексельбергу и Блаватнику Rochester Resources обратилась в Лондонский международный арбитражный суд (LCIA). 

Требования ответчиков практически не изменились: они настаивают, что Coral действовала от имени Лебедева, заключая соглашение с OGIP, а значит, Лебедев отказался от всех прав на акции ТНК-BP и не имеет права выдвигать никаких претензий к бизнесменам. Соответственно, процесс в Нью-Йорке должен быть прекращен, считают они.   

Очередной процесс в арбитраже Лондона – «фиктивный», говорится в жалобе Лебедева. Ответчики подали этот иск, несмотря на предыдущие решения британских судов, что это дело должно рассматриваться в Нью-Йорке, следует из документа. В жалобе Лебедев просит суд Нью-Йорка запретить ответчикам судиться в Великобритании и других юрисдикциях и не мешать тем самым рассматривать иск по существу в США. Американская судебная система редко принимает во внимание решения третейских судов, даже в LCIA, добавляет руководитель юридического отдела AVG Capital Partners Эльдар Назмутдинов. 

Для переноса процесса в Лондон Вексельбергу и Блаватнику необходимо доказать, что Coral была «вторым я» Леонида Лебедева и от его имени компания могла отказаться от прав на акции ТНК-BP. Но с учетом отрицательного решения Высокого суда Лондона и апелляции их шансы в LCIA невелики, считает партнер King & Spalding Илья Рачков. LCIA важен ответчикам не только из-за судебной оговорки в соглашении Coral c ответчиками, но и из-за того что все слушания в нем конфиденциальны, предполагает он. Представитель Лебедева отказался от комментариев. Представители Вексельберга и Блаватника не ответили на запрос РБК.