Вдове Екатерине Пузиковой добавили за отравленного мужа

Убийство заместителя главы самарского отделения Россельхозбанка суд оценил в девять лет колонии.
26.07.2017
Суд признал Екатерину Пузикову виновной в убийстве ее мужа, заместителя главы самарского отделения Россельхозбанка, и приговорил к девяти годам колонии общего режима, при том, что гособвинение просило для нее семь лет заключения. Банкир Дмитрий Пузиков умер в марте 2012 года от отравления таллием. Ранее суды дважды возвращали дело на доследование. В 2015 году Красноярский райсуд уже выносил приговор в отношении госпожи Пузиковой — тогда она была приговорена к семи годам колонии, но впоследствии решение суда было обжаловано и отменено.

Красноярский райсуд Самарской области вынес приговор по уголовному делу об убийстве заместителя главы местного отделения Россельхозбанка Дмитрия Пузикова. Обвиняемой по делу являлась вдова банкира Екатерина Пузикова. Как рассказал “Ъ” ее адвокат Андрей Карномазов, госпожа Пузикова признана виновной в убийстве супруга и приговорена к девяти годам колонии общего режима. Она была взята под стражу в зале суда.

Господин Карномазов назвал приговор суда «жестоким». Отметим, гособвинение просило для Екатерины Пузиковой семилетний срок, сама она вину не признает.

Дмитрий Пузиков скончался в марте 2012 года после вечеринки в его доме в поселке Кондурчинский Красноярского района Самарской области. В вечеринке участвовали 12 человек. Хозяину дома и еще двум гостям стало плохо, и они были госпитализированы. Гости остались живы, но одного из них (брата потерпевшего Александра Сафонова.— “Ъ”) частично парализовало, а Дмитрий Пузиков скончался в больнице. В апреле 2013 года экспертиза установила, что они были отравлены таллием. В совершении преступления следствие заподозрило супругу банкира Екатерину Пузикову, впоследствии ей было предъявлено обвинение по ст. 105 УК РФ (убийство).

Следствию удалось добиться утверждения обвинительного заключения в отношении госпожи Пузиковой только с третьего раза: прокуратура дважды возвращала дело на доследование.

В августе 2015 года Красноярский райсуд уже выносил приговор по этому делу. Тогда он признал вдову банкира виновной в убийстве супруга и приговорил к семи годам колонии общего режима. Но это решение впоследствии было обжаловано всеми участниками процесса. Областной суд отменил приговор и вернул дело на дополнительное расследование. После него дело вновь было направлено на рассмотрение в Красноярский райсуд, но в октябре 2016 года он вернул дело прокурору. По сути оно было возвращено на дополнительное расследование в пятый раз. Однако это решение райсуда было обжаловано в областном суде, и в декабре 2016 года облсуд принял решение о возврате дела в Красноярский суд для рассмотрения по существу. На этот раз дело рассматривалось в закрытом режиме. Как поясняли “Ъ” адвокаты обвиняемой, суд связал такое свое решение с «законодательством о банковской тайне».

Сторона защиты настаивает на том, что вина Екатерины Пузиковой не доказана, сама она вину не признает. Ранее Андрей Карномазов подчеркивал в беседе с “Ъ”, что яд, с помощью которого был отравлен банкир, имеет ключевое обстоятельство в деле. «В науке является общеизвестным фактом, что он не имеет ни цвета, ни вкуса, ни запаха»,?— разъяснял господин Карномазов. Основная версия следствия — отравление Дмитрия Пузикова «горьким картофельным пюре», которое приготовила и подала его супруга. Однако на тарелке, на которой пюре находилось, следов таллия в результате экспертизы обнаружено не было, пояснил адвокат, добавив, что это объяснялось якобы тем, что она была помыта. Но, как отмечает господин Карномазов, следы таллия были найдены на чашках, которые неоднократно мылись, в рамках экспертизы даже в 2016 году.

Андрей Карномазов заявил “Ъ”, что приговор Красноярского райсуда защита обвиняемой будет обжаловать. «То, что я услышал, просто возмутительно. Доводы защиты либо переврали, либо не учли вовсе»,— подчеркнул господин Карномазов. Так, по его словам суд якобы суд указал в мотивировочной части решения, что все пострадавшие по делу пробовали «горькое пюре» один раз, хотя мы указывали на то, что они ели его дважды, об этом говорят и свидетели. «Также не учтено, что у Екатерины Пузиковой на руках, а также на тарелке, на которой она подавала пюре супругу, не было обнаружено таллия. Больше всего яда было найдено на одежде брата погибшего Дмитрия Сергеевича Пузикова. Об этом в приговоре тоже ни слова»,— заявил Андрей Карномазов.

Адвокат потерпевшей стороны Вячеслав Тилежинский отметил: «Нас приговор устраивает в той части, что это разбирательство закончилось, и, наконец, установлена вина виновной». Он также добавил, что потерпевшие никогда не преследовали цель назначения жесткого приговора, они лишь хотели, чтобы виновный был установлен и понес какое-то наказание.

В прокуратуре области добавили, что вопрос о том, будет ли приговор опротестован, решится в течение десяти дней.