Валентина Матвиенко журналистов и пальцем не тронула

Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко заявила, что не имеет отношения к увольнению журналистов из газеты «Коммерсантъ».
24.05.2019
«Я никогда никому не звонила, не давила. Это знают в сообществе журналистов, это знают руководители СМИ, они помогут подтвердить. Это не мой стиль, это бессмысленно, это бесполезно», — сказала Матвиенко. «Так ведут себя истеричные люди. Я не отношу себя к ним. Я не пользовалась телефонным правом и в данном случае. Я не звонила и ни на кого не давила, заявляю это ответственно», — добавила она (цитаты по ТАСС).

Пресс-секретарь Матвиенко Владислав Пономаренко в понедельник отмечал, что ситуация «не может быть поводом для комментариев» со стороны спикера Совета Федерации. «Это кадровое решение, которое, несомненно, вызвало резонанс в соцсетях, было аргументировано и принято руководством ИД «Коммерсант», поэтому рекомендуем обратиться за разъяснениями к ним. Сообщения сотрудников в соцсетях не могут быть поводом для обращения к Совету Федерации», — сказал он радиостанции «Говорит Москва».

О скандале с увольнениями в «Коммерсанте» стало известно в понедельник. Специальный корреспондент отдела политики «Коммерсанта» Иван Сафронов в Facebook сообщил, что вместе с еще одним журналистом издания Максимом Ивановым покидает газету в «соответствии с решением акционера, высказавшим серьезные претензии к статье» о возможном уходе Матвиенко с поста спикера Совета Федерации. Заметка, о которой идет речь, была опубликована 17 апреля. В ней со ссылкой на источники говорилось о том, что в мае у Валентины Матвиенко состоится встреча с президентом Владимиром Путиным, на которой будет обсуждаться уход Матвиенко с поста спикера Совета Федерации. Наиболее вероятным кандидатом на ее место источники издания назвали главу Службы внешней разведки, экс-спикера Госдумы Сергея Нарышкина.

После того, как стало известно об увольнении Сафронова и Иванова, заместитель главного редактора Глеб Черкасов сообщил, что также покидает издание, как и сотрудники курируемого им отдела политики. «У акционера есть право принимать кадровые решения, у сотрудников есть право с ними не соглашаться единственно возможным способом — сменой места работы», — заявил Черкасов.

Позднее представитель владельца «Коммерсанта», миллиардера Алишера Усманова опроверг причастность бизнесмена к увольнению журналистов газеты. «Акционер не вмешивается в редакционную политику и тем более не принимает решений по увольнению или приему на работу журналистов», — заявил представитель Усманова. «Алишер Бурханович узнал об увольнении сотрудников «Коммерсанта» из сообщений прессы», — добавил он.

Свою версию происшедшего изложил и председатель совета директоров «Коммерсанта» Иван Стрешинский F 198. Ему «поступил сигнал» о том, что статья Сафронова и Иванова могла быть заказной, рассказал Стрешинский The Bell. После этого он потребовал от главного редактора «Коммерсанта» Владимира Желонкина разобраться в ситуации, но журналисты отказались раскрыть Желонкину источники и «доказать добросовестность своей работы». Желонкин предложил им уволиться и договорился с ними об увольнении по соглашению сторон с выплатой компенсаций. Но теперь Стрешинский заявил, что после скандала намерен настаивать на увольнении по статье. Стрешинский не уточнил, на каком основании будет требовать увольнения журналистов.

Сам Владимир Желонкин заявил «Ведомостям», что с журналистами расстались из-за того, что «при подготовке заметки были нарушены редакционные стандарты» издания. В разговоре с Би-би-си Желонкин отметил, что решение принимал он лично. Неназванный источник The Bell, близкий к Усманову, раскритиковал журналистов «Коммерсанта». «Они налажали и нарушили все писаные и неписаные правила ИД, журналистики и этики», — заявил он и отметил, что журналистам была предоставлена возможность исправить ситуацию, но они ей не воспользовались.

Сотрудники «Коммерсанта» опубликовали обращение к читателям, в котором назвали увольнение своих коллег «ничем не обоснованным, губительным для редакции, а также открытым проявлением давления на свободу слова в России». Под письмом по данным на 22 мая подписались больше 220 человек.