Вагончик тронется — «откат» останется

Во время спецоперации на Павелецком вокзале сошлись интересы разных подразделений ФСБ. Среди бенефициаров масштабной коррупционной схемы пострадавших нет.
02.04.2014
ОТ РЕДАКЦИИ

В № 33 «Новой газеты» был опубликован материал Ольги Романовой «Бунт идеальной жертвы», в котором рассказана история Максима Блинкова, «бросившего вызов Системе — судам и ФСБ». Блинков — бывший начальник производственного участка Московской дирекции по управлению терминально-складским комплексом. Эта структура входит в состав Центральной дирекции по управлению терминально-складским комплексом ОАО «РЖД» (ТСК РЖД), которая контролирует работу привокзальных комплексов.

В частности, Блинков координировал логистическую работу станции Москва-Товарная-Павелецкая, куда приходят и откуда отправляются в дальнейший путь контейнеры из разных регионов и из-за рубежа. 13 июля 2012 года на Павелецком вокзале в ходе спецоперации ФСБ он был задержан при получении денег от коммерсанта Ляпина и впоследствии осужден на полтора года за коммерческий подкуп. Производивший задержание оперативник ФСБ Алексей Чепайкин также был осужден — на два года за превышение должностных полномочий (он четырежды ранил из травматического пистолета убегавшего Блинкова).

Продолжение расследования позволяет сделать вывод, что эта история — не про сопротивление системе, а про междоусобную войну внутри ФСБ. Эпизод на Павелецком вокзале — только одно ее звено. Настоящий приз в этой войне — контроль за теневыми финансовыми потоками, которые генерируют столичные вокзалы вне правового поля.

Вокзал для троих

СПРАВКА «НОВОЙ»

Ключевые объекты транспортной инфраструктуры принадлежат ОАО «РЖД» и контролируются сетью структурных подразделений. Привокзальные объекты подчинены механизированной дистанции погрузочно-разгрузочных работ и коммерческих операций, которая контролируется своей региональной дирекцией (в Москве это — Московская дирекция по управлению терминально-складским комплексом), а та, в свою очередь, — Центральной дирекцией по управлению терминально-складским комплексом ОАО «РЖД» (ТСК РЖД).

Курируют деятельность всех подразделений ТСК РЖД управление «Т» ФСБ РФ (контрразведка на транспорте), а также территориальные службы контрразведывательного обеспечения объектов транспорта и связи ФСБ (в Москве — СКРООТС УФСБ).

В начале лета 2012 года в УФСБ по Москве и Московской области обратился учредитель ООО «ТрансЕвроСтандарт» Павел Ляпин, осуществлявший коммерческую деятельность на территории станции Москва-Товарная-Павелецкая, с заявлением о совершении против него преступления.

Коммерсант утверждал, что начальник производственного участка Максим Блинков требовал от него перечисления денег в размере 300 рублей за отправление каждого контейнера с территории станции. Эти деньги должны были быть выплачены на счет предоставленной Блинковым фирмы-однодневки сверх официальных платежей по договору поставки, заключенных с механизированной дистанцией — филиалом ОАО «РЖД».

В противном случае начальник производственного участка, сообщалось в заявлении бизнесмена, обещал «неблагоприятные условия для работы», которые будут выражаться в простое автотранспортных средств, сверхнормативном хранении контейнеров и платном отстое платформ».

«Когда поступившая информация нашла свое подтверждение, было принято решение задокументировать преступление», — вспоминает Алексей Чепайкин, оперативник СКРООТС УФСБ (см. справку «Новой»).

На встречах Блинкова и Ляпина, проходивших под контролем службистов, было установлено, что практика получения денег с коммерсантов была регулярной. Оперативники сообщили руководству, что можно раскрыть всю цепочку, если расширить круг объектов разработки.

«Лежать! Москва! ФСБ!»

10 июля Павел Ляпин под контролем оперативников вновь встретился с Максимом Блинковым, а также начальником товарной станции Москва-Павелецкая Татьяной Сорочинской. Целью встречи было обсуждение изменений в условиях хранения контейнеров на станции, а также получение реквизитов новой фирмы-помойки, на которую отныне требовалось переводить деньги.

Из показаний Ляпина: «<…> Они сказали, что мне надо перевести деньги на счет одной фирмы. <…> На мой вопрос, является ли фирма «белой» (легальной), Блинков сообщил, что нет; что ему приходится работать с фирмами, «которые ему дают». Этой фирмой было ООО «Диалог-Информ». Также они предложили мне снизить расходы по хранению контейнеров на станции путем оказания неких «услуг», которые заключаются в том, что стоимость хранения будет взиматься неофициально».

На следующий день коммерсант вновь встретился с Блинковым: собеседники условились, что ближайшая выплата будет произведена в наличной форме. Ляпину придется привезти 32 100 рублей за неделю нормальной работы. (Блинков в тот же день собирался уехать в Крым: по его словам, после задержания из его машины пропали 250 тысяч рублей «отпускных».)

В день предполагаемой встречи сотрудниками 1-го отдела СКРООТС УФСБ бизнесмену были вручены денежные средства, обработанные люминесцентным порошком, а также звуко- и видеозаписывающая аппаратура, которую он должен был встроить в транспорт.

План оперативного эксперимента, разработанный и утвержденный руководством Чепайкина, в частности, майором Сергеем Кабайловым, мягко говоря, не соответствовал высоким стандартам работы ФСБ. В операции должны были участвовать только два сотрудника — один страхующий, второй — собственно Чепайкин, определенный как исполнитель. Чепайкину надлежало спрятаться в багажнике автомобиля (ведь именно в машине коммерсанта должна была состояться встреча между Блинковым и Ляпиным) и в нужный момент выскочить оттуда, чтобы провести задержание с поличным.

Сначала все шло по плану. Блинков сел в машину, на оперативной съемке (есть в распоряжении редакции. — А. С.) хорошо видно, что они с Ляпиным обсуждают не бутылку коньяка, а, скажем так, логическую взаимосвязь между количеством контейнеров и размером выплат. Блинков берет в руки деньги, выходит из автомобиля и пропадает из поля зрения. В этот момент раздается крик: «Лежать! Москва! ФСБ!» — и звучит первый выстрел из травматического пистолета. Чепайкин утверждает, что выстрел был предупредительный, в воздух, Блинков — что чекист сразу стрелял в него на поражение. На следующих кадрах хорошо видны отступающий Блинков с заведенной за спину правой рукой, в которой были деньги (он их потом выбросил), и наступающий Чепайкин, который держит оружие наведенным на Блинкова. Слышны выстрелы, после чего оба исчезают из кадра.

Чепайкин утверждает, что раненый Блинков умудрился наотмашь нанести чекисту несколько ударов, после чего забежал в ближайшее административное здание, где забаррикадировался в одном из кабинетов. Во время погони Чепайкин снова стрелял и дважды попал Блинкову в спину. Через 15 минут оперативно-следственная группа произвела задержание.

В общем, спецоперация была провалена. Более того, Чепайкин и его коллеги в этот момент сами уже находились в разработке коллег из УСБ.

По словам Блинкова, майор Кабайлов уже проводил с ним «неформальную» встречу-вербовку, еще до того, как в деле появилось заявление Ляпина. Блинков на сотрудничество с ФСБ не пошел. После столь неприятных встреч многие люди обращаются в УСБ ФСБ, которое часто оставляет такие жалобы без внимания. Считается, что ворон ворону глаз не выклюет, но вот если дело доходит до дележа добычи…

Факт вот в чем: в материале Ольги Романовой был опубликован фрагмент из телефонной беседы двух сотрудников ФСБ, предположительно, между Сергеем Кабайловым и руководителем 1-го отдела СКРООТС УФСБ Михаилом Миргородом. Чекисты весьма нелестно отзываются о действиях Чепайкина в ходе задержания и обсуждают возможность «отредактировать» видеозапись оперативного мероприятия на Павелецком вокзале. Вопрос: кто мог сделать эту аудиозапись? Известно, что она была приобщена к делу сотрудниками УСБ.

Также в деле существует видеозапись камер наружного наблюдения из офиса коммерческой фирмы, расположенного поблизости от места стрельбы. Записи эти якобы были изъяты чекистами и впоследствии пропали (как и записи 15 видеокамер, расположенных на вокзале), но сотрудник коммерческой фирмы, ранее знакомый с Блинковым, успел сделать копии и сумел «донести их до правильных людей». Как следует из материалов уголовного дела, этими людьми также оказались сотрудники УФСБ, поскольку запись поступила от этого ведомства.

По ходу следствия

Итак, 13 июля на Павелецком вокзале проводились сразу две спецоперации. По их результатам впоследствии были начаты два расследования, каждое из которых окончилось обвинительным приговором — в отношении Блинкова и в отношении Чепайкина.

Юго-Западным следственным отделом на транспорте Московского межрегионального следственного управления на транспорте Следственного комитета (ЮЗСОТ ММСУТ СКР) в отношении Блинкова было возбуждено уголовное дело по признакам коммерческого подкупа (п. «а», ч. 4 ст. 204 УК РФ), а также применения насилия в отношении представителя власти (ч. 1 ст. 318 УК РФ).

Максим Блинков был помещен в спецблок «Матросской Тишины». От дачи показаний он отказался.

Вскоре заявления в СКР подали два других коммерсанта, работавших на Павелецкой, — учредитель ООО «Скороходы» Сергей Красильников и владелец ООО «Агентство логистических решений» Андрей Воробьев.

Оба в своих заявлениях утверждали, что по требованию Блинкова они перевели деньги на счет ООО «Диалог-Информ».

Следователем СКР Дмитрием Карцевым были возбуждены уголовные дела и по этим фактам, после чего все эпизоды соединили в одно производство — уголовное дело № 2/905.

В день задержания Максима Блинкова были допрошены несколько сотрудников товарной станции. В том числе — начальница Татьяна Сорочинская. Свидетельница, приступившая к работе на Павелецкой несколькими месяцами ранее, согласилась сотрудничать со следствием и дала довольно обстоятельные показания:

«<…> Блинков как-то мне сказал, что если я и он не начнем искать для дирекции каналы заработка денег, то нас не поймет и уволит заместитель начальника дирекции по коммерческим вопросам терминально-складских комплексов Московской дирекции ОАО «РЖД» Артем Григорьев. <…> Все денежные средства, поступающие от коммерческих организаций сверх официальных платежей, направляются на подставные фирмы, реквизиты которых дает Блинкову лично Григорьев. <…> Со слов Сорокина С.В. (заместитель начальника механизированной дистанции. — А. С.) мне стало известно, что покровительство противоправным действиям Григорьева оказывает заместитель руководителя Центральной дирекции по управлению терминально-складским комплексом ОАО «РЖД» Бегларян.

То, что практика «откатов» на Павелецком вокзале была поставлена на поток, подтвердили и результаты обысков по месту работы и проживания Максима Блинкова. Прежде всего — изъятый архив электронной почты начальника производственного участка.

Переписка в основном содержала набор компаний — наименований фирм-однодневок и их реквизитов. Наибольшее любопытство следователей, конечно, вызывало ООО «Диалог-Информ», на счет которого потерпевшими и переводились «сверхнормативные» платежи.

И вот тут следствие заинтересовала одна деталь — письма с «реквизитами ромашки» (так ООО «Диалог-Информ» называлось в документах) Максим Блинков не писал самостоятельно, а лишь пересылал ранее полученные от некоего Андрея Новикова.

В одном сообщении Новиков изложил лаконичный, но в то же время довольно характерный текст: «Я так понимаю, они будут платить на диалог. <…> Внимание: платежи до 600 тысяч, не больше! В день! <…> Запрещена оплата: платежи за третьих лиц! Агентские договора! Переуступки прав требования и т.д. <…> Оборудование, товары — не строительного назначения! <…> КАТЕГОРИЧЕСКИ ЗАПРЕЩАЕТСЯ: ТРЕБОВАТЬ НДС К ВОЗМЕЩЕНИЮ, НДС к зачету из бюджета».

Чепайкин «расшифровывает» этот текст: «Операции не больше 600 тысяч в день — возможность избежать передачи сведений в финансовую разведку (Росфинмониторинг. — А. С.), запрет на возмещение НДС — возможность избежать проверок налоговой».

Отмечу, что многие компании, реквизиты которых пересылались коммерсантам, имели расчетные счета в ОАО «Мастер-Банк» — кредитном учреждении, лишенном Центробанком лицензии за участие в сомнительных операциях.

Что же до ООО «Диалог-Информ», то счет этой компании был открыт в ООО «Судостроительный банк». Следственная группа нагрянула и туда, где несколько дней производила выемку документов и изучала сведения о движении денег по счету ООО «Диалог-Информ».

Банковские проводки (часть из них есть в редакции) привели членов группы в восторг: только в течение двух кварталов на счет фирмы-помойки поступило около 1,7 млрд рублей. Судя по движению денег, «Диалог-Информ» переводила полученные средства на другие фирмы-помойки, и они обналичивались по подложным договорам. Особый интерес вызывают две компании — ООО «Уран-Сервис» и ООО «ВистЛайт», которые получали сотни миллионов на счета, открытые в том же Судостроительном банке.

Часть компаний, которым ООО «Диалог-Информ» переводило деньги, по данным ЕГРЮЛ, уже прекратили свою деятельность путем слияния с другими «помойками» и перерегистрации в различных регионах России.

В перечне плательщиков встречаются компании, сотрудничавшие с Москвой-Товарной-Павелецкой и другими товарными станциями Москвы, а также иные контрагенты ОАО «РЖД».

Крупная рыба

Присовокупив к показаниям фигурантов дела результаты обыска в Судостроительном банке, следствие направилось в Центральную дирекцию — именно там, очевидно, стоило искать истинных бенефициаров преступной схемы.

В начале осени из уголовного дела были выделены материалы в отдельное производство. Новое уголовное дело (№ 2/259) было возбуждено в отношении неустановленных лиц из числа сотрудников ТСК РЖД.

Впоследствии этих неустановленных лиц Алексей Чепайкин «идентифицирует» в письме на имя директора ФСБ Александра Бортникова: «На этапе предварительного следствия была установлена причастность руководства ТСК ОАО «РЖД», а именно Сергея Хронопуло и его заместителя Мхитара Бегларяна, к незаконному получению денежных средств, которые вымогались у коммерсантов начальником товарной станции Блинковым М.А. и впоследствии, по их указанию, перечислялись на расчетный счет ООО «Диалог-Информ» <…>».

6 сентября 2012 года был допрошен Мхитар Бегларян — выпускник Ереванского государственного университета, бывший руководитель фонда «Транспортная безопасность», пришедший в ОАО «РЖД» в 2010 году.

Он полностью отверг версию об участии в преступной схеме, отметив, что «информация о деятельности коммерческих компаний поступает в Московскую дирекцию, таких дирекций по России 17, и контролировать все участки не представляется возможным; что все платежи от коммерческих организаций осуществляются на счет ОАО «РЖД».

Разговаривать с «Новой» Мхитар Бегларян отказался, попросив «больше никогда не звонить на этот номер».

Допрашивать Хронопуло — генерал-лейтенанта Службы внешней разведки (СВР) запаса — следствие даже не стало.

Чепайкин говорит, что «не успели».

Перевод стрелок

26 сентября 2012 года, спустя 20 дней после начала следственных действий в ТСК РЖД, 517-й военно-следственный отдел Следственного комитета (ВСО СКР) возбудил уголовное дело (№ 33/05/0161-12Д) по признакам превышения должностных полномочий в отношении Алексея Чепайкина (п.п. «а», «б» ч. 3 ст. 286 УК РФ).

По версии следствия, Чепайкин во время задержания Блинкова причинил последнему «физическую боль, нравственные и моральные страдания и существенно нарушил его права и законные интересы, а также совершил действия, явно выходящие за пределы установленных законом служебных полномочий сотрудника ФСБ России».

Вскоре после возбуждения уголовного дела на Чепайкина вышли сотрудники УСБ ФСБ (их имена известны редакции).

В ходе переговоров (записи есть в редакции) они стали предлагать Чепайкину «сдать» свое начальство в обмен на прекращение уголовного дела. Из письма Алексея Чепайкина на имя Александра Бортникова: «<сотрудник УСБ> сообщил, что уголовное дело в отношении меня было возбуждено по инициативе его подразделения, <…> путем шантажа и угроз он склонял меня дать информацию о фактах коррупционных проявлений со стороны руководства моего отдела и оперативных сотрудников. Он озвучил конкретных лиц, которые представляют для него интерес».

Чепайкин отказался от сделки с «особистами» — потому что был уверен: уголовное дело против него перспектив не имеет. «Как можно обвинять меня в превышении, если на «потерпевшем» висела статья 318 (насилие в отношении представителя власти. — А. С.)?» — вспоминает Чепайкин.

Но 9 апреля 2013 года первый заместитель начальника ЮЗСОТ ММСУТ СК РФ Лиджиев своим постановлением прекратил уголовное преследование Максима Блинкова в совершении им преступления, предусмотренного ст. 318 УК РФ.

Отдельно стоит процитировать мотивировочную часть данного решения: «Догоняя Блинкова, Чепайкин упал и, возможно, таким образом причинил себе телесные повреждения».

Расследование же уголовного дела против сотрудников ТСК РЖД фактически прекратилось. Чекисты решили работать параллельно с СКР: следственная служба УФСБ возбудила уголовное дело (№ 290954) в отношении неустановленных лиц из числа сотрудников ТСК РЖД по признакам мошенничества в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ).

Однако расследовать это уголовное дело вскоре оказалось некому — в течение короткого времени от должности были освобождены начальник СКРООТС УФСБ по Москве и Московской области Станислав Рыжков, руководитель 1-го отдела службы Михаил Миргород, а также оперативные работники, участвовавшие в расследовании уголовных дел.

Промежуточные результаты

9 августа 2013 года Максим Блинков предстал перед Симоновским районным судом Москвы.

Судебное следствие длилось один день — судья Репникова не стала вызывать для дачи показаний всех участников процесса, ограничившись исследованием материалов предварительного следствия.

Рассмотрение дела по существу в таком виде обычно происходит в случае признания вины подсудимым и заключения досудебного соглашения. Однако Максим Блинков виновным себя не признал. Но любопытен не только формат судебного заседания — судья Репникова сочла недоказанными обвинения в коммерческом подкупе по заявлениям Красильникова и Воробьева, оставив лишь один эпизод коммерческого подкупа, и вынесла приговор — полтора года лишения свободы. С учетом содержания под стражей он уже отбыл свой срок.

Чепайкин спустя полгода был приговорен Московским гарнизонным военным судом к двум годам лишения свободы. 14 марта этого года апелляционная коллегия Московского гарнизонного военного суда, рассмотрев апелляционную жалобу Алексея Чепайкина на приговор от 6 декабря, оставила решение суда первой инстанции в силе. Экс-сотрудник ФСБ в ближайшие несколько недель будет этапирован в колонию для отбывания наказания.

В общем, в этой войне пока пострадали только рядовые исполнители. А оба расследования, претендовавшие на попадание в новости федеральных телеканалов, — о грандиозной коррупционной схеме на столичных вокзалах и об «оборотнях в погонах» в руководстве московского управления ФСБ на транспорте, — окончились результатом с нулевой суммой.