Вадим Задорожный прикрывается вице-премьером, чтобы не возвращать ЯК-3 Феропонта Головатого в Саратов

Публикация в «Известиях» показывает, что знаменитый музейщик, уже воспетый в столичной прессе как один из главных борцов за возвращение легендарного ЯК-3 в Россию, очень боится потерять жемчужину своей коллекции.
22.05.2017
Сага о саратовском геройском «ястребке», ни разу не сбитом врагом, но попавшем в сети жадности и расчета, все никак не закончится. Роскошный флер его мужественной и горькой истории ныне успешно монетизирован и подпитывает личное тщеславие известного на всю Россию коллекционера.

В самом деле, ЯК-3 с бортовым №1712, который был куплен колхозником на медные деньги, подарен летчику-асу Борису Еремину, вышел из горнила войны с 14 звездочками на борту, пережил забвение и долгий заморский плен – возможно, самый известный в стране самолет Великой Отечественной. Одна как минимум пьеса с его участием уже написана, но судьба легендарного «ястребка» достойна куда более широкоформатного жанра. А вот Саратов, по мнению Вадима Задорожного, такого самолета недостоин. Не вышел ни масштабом, ни значением, и постамент у нас низковат.

В истеричных интонациях опубликованного «Известиями» текста, чувствуется щемящая боль главного интересанта, выкупившего «легенду» у ОАО «ОКБ им. А.С. Яковлева», в  музее которого Як-3 стоял десятилетиями, откуда и был отправлен на авиашоу в Санта-Монику (штат Калифорния), где и застрял на 24 года.

Как можно понять из публикации, Музей Вадима Задорожного оплатил возвращение победоносной машины в Россию, а затем вложился в реставрацию. И в итоге получилось, что, с триумфом вернувшись на родину, боевая реликвия волею ОКБ просто поменяла одну частную коллекцию на другую. Да так и работала бы она на кассу известного коммерсанта, если бы люди, которые с точки зрения «Известий» и успешного ловца артефактов не достойны даже упоминания, не вмешались в хорошо продуманный сюжет.

Конечно, персонажи, упорно вытираемые официозом из истории знаменитого самолета, не вписываются в святцы государственного гламура: это два ветерана ныне разграбленного и уничтоженного саратовского авиазавода Валентин Аристархов и Александр Бернадский, экс-депутат Госдумы от КПРФ Ольга Алимова, да совсем незаметная родня того самого колхозника Ферапонта Головатого, который купил на медные деньги самолет, превращенный г-ном Задорожным в золотую жилу. Ольга Алимова заинтересовалась правами родственников на военную реликвию, а затем и встал ребром вопрос о реальных владельцах самолета.

Благодаря ее депутатским запросам Росимущество внимательно исследовало фактуру и установило, что самолет не вошел в приватизационную массу ОАО «ОКБ им. А.С. Яковлева», не является собственностью общества, а потому права передавать его кому–либо акционеры не имели.

Как совершенно правильно пишут «Известия», Як-3 с бортовым номером 1712 стоит в федеральном реестре как казенное имущество. И о том печаль-тоска несостоявшихся владельцев в лице ОКБ и Задорожного.

По нашей версии, принципиальный выбор в пользу Саратова как места дислокации  ЯК-3 Росимущество уже сделало. Более того, «ястребок» можно было вернуть в Саратов еще к 9 мая, но помимо меркантильных козней, в вопрос вмешался военно-гламурный вице-премьер Дмитрий Рогозин, который отчего-то решил, что у судна, выпущенного в 1944 году, сейчас восстанавливается летная годность.

А Вадим Задорожный через федеральное издание занимается, с точки зрения технических экспертов, просто откровенной дезинформацией. Цитируем его слова:

 “Идея отдать самолет в Саратов, чтобы он стоял прикованным к земле в малопосещаемом региональном музее, а не летал на многотысячных авиашоу во славу нашей Победы, является преступлением против памяти о подвиге нашего народа в той войне и прямо противоречит поручениям президента РФ”.

А вот что рассказал нам Александр Бернадский о возможности боевой машины летчика-аса Бориса Еремина снова подняться в небо:

 – Официально о планах по восстановлению летной годности самолета ЯК-3 представители ОКБ заявляли, судя по протоколу, на совещании в Росимуществе 10 июня 2016 года. Времени что-то сделать было предостаточно, но это нереально и нерентабельно. Самолет выпущен в мае 1944 года, не летал с августа 1945-го. Все силовые конструкции надо менять, так что от воздушного судна ничего не останется, кроме надписи. Я уж не говорю о том, что необходим большой объем наземных и летных испытаний, стоящий больших денег. И для того чтобы получить сертификат летной годности, испытания проводиться должны не на одном образце. То есть, для того, чтобы допустить этот ЯК-3 к полетам, по закону надо изготовить несколько других экземпляров.

Так что полеты борта №1712 могут происходить разве что в голове г-на Задорожного, а никак не на «многотысячных авиашоу во славу нашей Победы». Или же исполнять их могут «реплики» – т.е. дубликаты-новоделы, но для этого настоящему борту №1712 вовсе не обязательно находиться в частном подмосковном музее.

По нашим данным, постановление Правительства РФ о передаче самолета как федерального имущества в Саратов,уже существует. Чтобы повернуть колесо вспять, нужен шум в федеральной прессе. Так что, возможно, мы еще не раз прочтем о том, что ястребок летчика-аса Бориса Еремина вот-вот взмоет в небеса, гарантируя прилив патриотических чувств. Каким образом? Не иначе как духоподъемной силой вложенных Задорожным долларов. Если в этом ракурсе смотреть, то, конечно, томиться такому дорогостоящему приобретению в “захолустном” Саратове просто преступно. И дело не в памяти, и не в подвиге, а в том, что затраты нужно отбивать. А иначе какой же это бизнес?