В Санкт-Петербурге разразился медицинский скандал

Частная компания оказалась единственной в реестре поставщиков востребованных медицинских изделий благодаря подписи премьер-министра Дмитрия Медведева.
12.09.2018
Петербургский Фонд социального страхования заключил государственный контракт с компанией «Медполимерпром» на закупку калоприемников по цене, в полтора раза превышающей предложения других участников конкурса. Таково действующее законодательство в данной сфере – эксперты уверены, что оно подстроено под компанию, которую возглавляет петербуржец Евгений Спектор, бывший бизнес-партнер чудом выжившего после резонансного покушения бизнесмена Марка Балазовского. 

В обстановке глубокой конспирации

АО «Группа компаний «Медполимерпром», выигравшее небольшой по петербургским меркам государственный контракт на поставку почти 170 000 калоприемников датской Coloplast и английской Convatec для петербургского регионального отделения Фонда социального страхования, производит настолько странное впечатление, что его стоит представить в начале статьи. 

Визитная карточка компании в информационном пространстве – ее сайт (http://medpolymerprom.ru), и он по-своему уникален: не имеет ни одного раздела. Мы видим название фирмы, бодрое сообщение о том, что в октябре 2017 года она заключила соглашение с Министерством промышленности и торговли РФ о «развитии масштабного проекта по созданию современного конкурентоспособного производства, полностью удовлетворяющего потребностям отечественной системы здравоохранения в качественных и доступных одноразовых медицинских изделиях и расходных материалах». А еще на сайте «Медполимерпрома» есть две колонки: в одной перечисляются правительственные документы, позволяющие ему выигрывать государственные контракты; в другой содержатся нормативные акты Федеральной антимонопольной службы. Из последних видно, как не везет тем, кто пытается такие выигрыши оспаривать. 

Ни слова о реальной деятельности компании на сайте не сказано. 

В информационно-аналитической системе «СПАРК-Интерфакс» видно, что выигравшее петербургский госконтракт АО «Группа компаний «Медполимерпром» принадлежит в равных долях ЗАО «Медист» и ООО «Торговый дом «Медполимерпром», которое на 80% принадлежит бизнесмену Алексею Борисову. Он же значится генеральным директором ГК «Медполимерпром». 

Наши коллеги из «Коммерсанта» называют вторым совладельцем «Медполимерпрома» петербуржца Евгения Спектора, который на протяжении последнего года многократно был «говорящей головой» компании в статусе ее председателя совета директоров. В Петербурге господин Спектор известен как бизнес-партнер предпринимателя Марка Балазовского, которого в 2012 году пытались убить на Васильевском острове (74-летний бизнесмен получил 14 пулевых ранений, но сумел скрыться от киллера). 

Конкурсы вне конкуренции

Контракт на поставку петербургскому отделению Фонда социального страхования калоприемников датируется 3 августа 2018 года – сейчас он находится в стадии исполнения. В соответствующем конкурсе кроме «Медполимерпрома» участвовали два претендента: ООО «ЛиК-Мед» и ООО «Неомедика СПб». Они готовы были поставить калоприемники за 10,4 и 10,3 миллиона рублей соответственно, но представители Фонда выбрали «Медполимерпром», чьи услуги стоили 16,2 миллиона рублей. 

Генеральный директор «Медполимерпрома» Алексей Борисов сообщил корреспонденту «Фонтанки», что к ценообразованию на тендерах он не имеет вообще никакого отношения – цены устанавливает Минздрав, а его компания лишь следует этим установкам. 

Но винить в выборе самого дорогого поставщика государственного заказчика нельзя – он действовал в соответствии с постановлениями правительства № 967 и № 968, которые ввели новую схему госзакупок медицинских изделий из поливинилхлорида (ПВХ). Выражаясь обывательским языком, это различные эластичные емкости с трубками, предназначенные для медицинских целей – они используются, в частности, для переливания крови, искусственной вентиляции легких. Это достаточно высокотехнологичное производство – стенки сделанных из ПВХ медицинских емкостей должны быть настолько мягкими, чтобы, в частности, при соприкосновении с ними не разрушались эритроциты. 

Суть новшеств, введенных обоими постановлениями, в критериях, которым должны соответствовать производители для получения преимущества на тендерах: предпочтение отдается компаниям, активно инвестирующим в производство внутри страны, выручка от продаж которых за последние три года превышает 700 миллионов рублей, у которых не менее семи зарегистрированных удостоверений на медицинские изделия и не менее семи патентов на компоненты таких изделий. Отвечающие этим критериям производители внесены в специальный реестр Минпромторга. Если заглянуть в этот реестр сегодня (он опубликован на сайте министерства), то можно убедиться, что список предприятий в нем состоит только из одного «Медполимерпрома». 

Премьер-министр Дмитрий Медведев подписал оба постановления в августе 2017 года, а в 5-м пункте 967-го постановления было указано, что заявки для попадания в этот реестр принимаются до 11 сентября того же 2017 года. 

Оба правительственных постановления декларировались как эффективная мера поддержки отечественной медицинской промышленности. Изделия из поливинилхлорида очень востребованы в российском здравоохранении, но около 90% из них поставляется из-за границы. Правительство заявило о создании условий для практически полного импортозамещения данной продукции, но у участников рынка сложилось впечатление, что премьер-министр своими постановлениями грубо нарушил их конкурентные права. Например, генеральный директор торгующей аналогичной продукцией компании «Виробан» Евгений Курдюков тогда заявил «Коммерсанту»: «Медполимерпром» как единственный поставщик на госзакупках будет манипулировать ценами на изделия из ПВХ, поддерживая высокую стоимость товара. В этой ситуации другим предприятиям придется либо отказываться от производства, либо перепрофилировать мощности, что приведет к их уходу с рынка…» 

В феврале этого года «Виробану» удалось через Верховный суд РФ отменить 5-й пункт 967-го постановления, благодаря чему сроки подачи заявок в пресловутый реестр исчезли. Но количество фирм в нем от этого не изменилось – участники рынка говорят, что оба правительственных документа настолько четко подстроены под «Медполимерпром», что попасть в реестр остальным не представляется возможным. 

Глава «Медполимерпрома» Алексей Борисов с этим категорически не согласен. По его словам, правительство определило критерии, а ему удалось добиться того, чтобы его компания им соответствовала. 

Как же происходит импортозамещение медицинских ПВХ-изделий на той зеленой улице, которую российское правительство открыло «Медполимерпрому»?

«Причины, не полностью зависящие от компании…»

В ноябре 2017 года председатель совета директоров «Медполимерпрома» Евгений Спектор сообщил журналистам о том, что в первом квартале 2018 года его компания планирует запустить в Липецкой области производство одноразовых ПВХ-инфузионных систем. Речь шла о выпуске 36 миллионов комплектов в год, почти 1 миллиарде инвестиций и доведении локализации производства до 95% в течение двух лет. Музыкой звучали слова господина Спектора о том, что привлекать кредитные деньги он не планирует, потому что располагает собственными – с учетом небольших субсидий в рамках госпрограммы «Развитие фармацевтической и медицинской промышленности на 2013–2020 годы». В посвященной этому событию публикации высказывалось сожаление, что в Липецкой области может не хватить достаточно квалифицированных кадров для такого передового производства. 

Позже в газетах появились сообщения о том, что инвестиции в проект составят не один, а четыре миллиарда рублей, а завод должен быть не в Липецкой области, а в подмосковной Дубне. Но в июле 2018 года выяснилось, что ничего не получится. 

Об этом журналистам рассказал все тот же Евгений Спектор. С его слов выходило, что завод не представляется возможным построить «по причинам, не полностью зависящим от компании». Оказывается, несмотря на беспрецедентные правительственные преференции, «Медполимерпрому» не удается заключать должного количества государственных контрактов, из-за чего выручка предприятия не столь высока, как предполагалось, а потому строить предприятие не на что. 

Сделавший это признание господин Спектор не пожалел подробностей. С его слов выходило, что «чуть более чем за полгода с момента внесения в реестр «Медполимерпром» заключил контрактов на менее чем 9% от всех объемов госзакупок, в которых компания могла бы стать победителем». По данным «СПАРК-Интерфакс», с начала 2018 года «Медполимерпром» заключил госконтрактов на 574,2 миллиона рублей, а за весь 2017 год — на 10,4 миллиона. То есть дела явно пошли на поправку. 

Чуть позже Общероссийский народный фронт, куда пожаловались конкуренты «Медполимерпрома», подсчитал закупочные цены на тендерах, где единственным поставщиком оказывался «Медполимерпром»: в 2018 году они поднялись на 30% по сравнению с 2017 годом. Кстати, именно это можно наблюдать на тендере о поставках калоприемников для петербургского отделения Фонда социального страхования, где цена «Медполимерпрома» превышала предложения конкурентов в полтора раза. А аналитический центр Vademecum пришел к выводу, что в первом полугодии 2018 года компания выиграла 90% конкурсов, в которых принимала участие. 

Петербургское событие позволяет предположить, что до импортозамещения «Медполимерпрому» пока далеко – суть контракта на поставку калоприемников сводился к перепродаже импортных комплектов. Впрочем, Алексей Борисов утверждает, что процесс создания собственных производств развивается «в соответствии с планом-графиком соглашений с Минпромторгом», но назвать конкретные сроки появления хотя бы одного своего предприятия он затруднился.