В России найден еще один друг Владимира Путина

Илья Трабер – бывший офицер-подводник и король бандитского Петербурга в 90-х, сейчас является владельцем бизнеса стоимостью не менее 1,5 млрд долларов и очередным другом Владимира Путина.
25.08.2017

«Друг Путина, Илья Трабер, родившийся в 1950 году в Омске, представлен французскими службами как член “тамбовской группировки”, которая контролировала деятельность порта г. Санкт-Петербурга», — так французская пресса пересказывает досье местных спецслужб на Трабера. Другом Путина и криминальным авторитетом Моремана признают не только французские, но и испанские правоохранительные органы, разыскивающие его уже несколько лет. Трабер — единственный из живых криминальных авторитетов, знакомство с которым признавал Владимир Путин.

«Дмитрий Скигин и Илья Трабер в свое время работали в Санкт-Петербурге над проектом по строительству нефтеналивного терминала, в связи с чем обращались к руководству мэрии Санкт-Петербурга по тем или иным вопросам», — заявил пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков «Новой газете» в 2011 году.

Илья Трабер - бывший офицер-подводник. Он служил на АПЛ К-22-«Красногвардеец», был секретарем комитета комсомола корабля. В лихие 90-е бывший офицер и сын партийного функционера превратился в так называемого короля бандитского Петербурга. Только прозвище напоминало про подлодки – Илью Ильича называли Мореманом. Уволившись с флота на рубеже 80-х, Трабер-старший сделал головокружительную карьеру в теневом секторе. Торговец стариной, бармен в блатном пивбаре, в начале девяностых уже признанный авторитет обосновался в  магазине антиквариата на Невском, прямо напротив вотчины ленинградских фарцовщиков, знаменитой «Галеры». Этот магазин, на базе которого Трабер позже создал целую сеть торговли стариной, и сейчас записан на компаньона Моремана. К этому прозвищу теперь добавилось и другое – Антиквар.
 
«Трабер был одним из первых людей, которые смогли сделать антикварный бизнес именно бизнесом. Именно Трабер открыл окно, которое и позволило вывозить антиквариат. Когда не золотое блюдо на пузе выносили , а когда можно было это все спокойно вывезти через дырки в границе, которые пробивались таким вот образом. Пробивались они через возможность влияния на власть», — рассказывает Дмитрий Запольский, коренной ленинградец, в 80-х и 90-х работавший журналистом. В 90-е годы он был главным редактором «Русского видео». «Я бывал дома у Анатолия Александровича Собчака, когда он был жив.  Я видел его увлечения антиквариатом. Общеизвестный факт, что Нарусова была завсегдатаем магазина Трабера и что она была его постоянной клиенткой».

«Мореман был, пожалуй, единственным перекупщиком в городе, у которого ворованный антиквариат исчезал, как в "черную дыру" Только слухи какие-то туманные ходили: мол, два канала у Виталия, и оба — круче некуда. По одному товар за кордон уходит, а по другому — в квартиры больших начальников, причем не только питерских, но и московских». Это цитата из популярной в 90-е книги «Бандитский Петербург» журналиста Андрея Константинова . Сейчас автор говорит, что конкретных прототипов у героев не было, но совпадения иногда буквальны. Авторитет Виталий Витальевич Амбер практически списан с Ильи Ильича Трабера. Знакомый Трабера рассказывает, что Антиквар очень осерчал на Константинова за внимание к своей персоне.
 
«У меня с Трабером была достаточно конфликтная история… Ему не нравилось, что я писал… Он даже пытался организовать такую провокацию в отношении меня, как дачу взятки, но он послал деньги по почте, на фамилию Константинов. А Константинов – это псевдоним, он был не в курсе, что у меня другая фамилия», — рассказывает автор «Бандитского Петербурга».

По информации «Дождя», Илья Ильич Трабер уже 20 лет управляет бизнесом из своего офиса-крепости - особняка на Старорусской улице. На дверях дружелюбная надпись «Мир входящему». Лихие 90-е далеко позади, но его империя разрослась и легализовалась.

С 90-х годов одним из важнейших активов Трабера и команды был петербургский морской порт. В нем работал сослуживец Путина по КГБ Виктор Корытов. Одновременно портом управляли и нынешние топ-менеджеры Газпрома Александр Дюков и Алексей Миллер. В 2004 году порт был продан структурам Владимира Лисина, однако полностью люди Трабера из порта не исчезли, его старый знакомый Александр Уланов сейчас владеет транспортными компаниями. Он же и другие знакомые Трабера (Юрий Паймуллин и Александр Петров), владеют Балтийским судомеханическим заводом, обладателем причалов в порту. С командой Трабера также связан и портовый транспортировщик нефтепродуктов ООО «Терминал Искандер».

Возможно, в силу своего прошлого Трабера-бизнесмена всегда тянуло к морю, к портовой судостроительной инфраструктуре. На северо-западе России не найти порта, где у людей Трабера не было бы интересов — Петербург, Мурманск, Выборг, Кронштадт, Ломоносов, Приморск. Именно в Приморске в 2008 году у Трабера появится партнер, который впредь будет часто появляться рядом с Мореманом. Это Николай Шамалов, отец миллиардера Кирилла Шамалова, предположительно женатого на дочери президента Путина. Там же, но позже, у группы Трабера возникнет еще одно высокопоставленное партнерство — с давним знакомым Игоря Сечина, бывшим главой «Роснефти» Эдуардом Худайнатовым. 
 
Вместе с предполагаемым сватом Путина Николаем Шамаловым «траберовские» владели участками в порту Приморска сейчас их партнер - Эдуард Худайнатов. А вместе с Сергеем Колесниковым, экс-партнером Шамалова, и компанией «Росинвест» Мурманскими терминалами. «Росинвест» был связан с Шамаловым, и, как утверждал Колесников, с Путиным. Вместе с Шамаловым и «траберовскими» «Росинвест» владел Приморской верфью. Проект был одобрен лично Путиным и претендовал на госфинансирование.

Также они владели и Выборгским судостроительным заводом (ВСЗ). Этот «траберовский» актив имеет самую невероятную историю. Смена собственников одной из крупнейших верфей Петербурга началась в середине нулевых, владельцами ВСЗ стали приближенные Трабера, а также люди близкие к банку «Россия». После этого завод сразу же получил крупнейший подряд от «Газпрома» на строительство буровых платформ для Штокмана, стоимостью 59 млрд рублей, после чего переразместил заказ в Samsung вдвое дешевле – за 28 млрд. рублей. В итоге Штокман заморожен, а владельцы ВСЗ, получив деньги за платформы, и не получив больше ни одного заказа, продали завод.

 Помимо портового бизнеса группу Трабера всегда интересовал топливный рынок, на котором сделали состояния многие дельцы 90-х. Например, структурами Трабера и лидера малышевской ОПГ Геннадия Петрова контролировался Петербургский нефтяной терминал (ПНТ). Еще одним интересным акционером ПНТ была компания «Совэкс», принадлежащая покойному авторитетному петербуржцу Дмитрию Скигину. По словам бизнесмена Максима Фрейдзона, долей в ней владел и Путин. Сейчас владельцем ПНТ себя называет сын Скигина - Михаил.

«Траберовские» владели долей и в Петербургской топливной компании, которую учреждали вместе с банком «Россия» и однокурсником Путина – самбистом Виктором Хмариным, а в совет директоров входил лидер «тамбовских» Владимир Барсуков-Кумарин. Сейчас бизнес контролируют супруги Андрей и Ольга Голубевы, по данным СМИ, связные с Барсуковым-Кумариным.

Также Илья Трабер контролировал и компанию «Русское видео».

«Депутат Резник с Трабером были партнерами, и первоначально "Русское видео" создал не Дмитрий Рождественский, как это считается, а именно Трабер и Резник», — уверяет журналист Дмитрий Запольский. «И именно в Выборге, потому что это была граница России с Западом, и именно власть Выборга должна была способствовать скажем так, работе этой компании».

В 90-х судьба свела Дмитрия Запольского с Трабером самым непосредственным образом. Он стал главным редактором знаменитой компании «Русское видео», возникшей в Выборге и занимавшейся всем – от озвучки западных кинофильмов до экспорта и импорта. Спустя несколько лет работы в «Русском видео» Запольский предпочтет уволиться, а позже и уехать из страны, опасаясь за свою жизнь.

«Тот, кто владеет Петербургом, крайне влиятелен и во всей России», — поясняет журналист. «Я сильно полагаю, что у господина Трабера есть очень много интересных сведений о российском президенте, которых у нас с вами нет».

Таким образом, активы, за которыми стоят люди Ильи Трабера оцениваются не менее, чем в 1,6 млрд долларов, считают журналисты «Дождя».

А настоящей вотчиной группы Моремана еще с конца 80-х годов является Выборг, где Траберу принадлежит почти все.

Если забраться в заповедный уголок Выборгского района, где полуостров Лиханиеми соединяется с островом Лодочным узкой дорогой, близость Трабера к российской власти станет совсем очевидной. Дом, в котором происходит действие знаменитого советского сериала про Шерлока Холмса, — это так называемый особняк Селлгрена. Историческая достопримечательность на берегу Выборгского залива. Сейчас его увидеть нельзя. За несколько километров до дома сплошной забор и КПП, как на Рублевке. Местные жители рассказывают, что охрану вокруг несут сотрудники ФСО. На снимках из космоса видно, что за забором огромный объект с вертолетной площадкой и двумя пирсами. Площадь всего участка даже больше территории знаменитого дворца под Геленджиком. Что же там?

После 2010 года там начали строить дачу Владимира Путина. Он отдыхал на ней как минимум один раз. Возил его туда в том числе бывший глава района Георгий Порядин, который был человеком Трабера.

«Здесь резиденция Путина, короче», — рассказывает местный житель Александр. «Ну, администрация Путина как бы, VIP, короче, база отдыха. Весь лес отдали, а людям теперь на рыбалку приехать некуда, не подойти к берегу».

Согласно информации в Реестре недвижимости, этим участком распоряжается семья давнего друга Путина Олега Руднова, владельца» Балтийской медиагруппы», скончавшегося два года назад. Когда-то он работал в Ленинградском обкоме и был тесно связан с другом президента Сергеем Ролдугиным и банком «Россия». Сейчас бизнес Руднова унаследовал его сын – Сергей. Он же, через компанию «Север» владеет зданиями на закрытой территории. Компания «Север» также связана с курортом Игора, принадлежащем акционерам банка «Россия».  Именно в Игоре, как сообщал Reuters, отмечали свадьбу предполагаемая дочь Путина Екатерина Тихонова и Кирилл Шамалов.

Пять лет назад при участии ленинградского вице-губернатора Константина Патраева эта земля была передана из лесного фонда путинским друзьям. Патраев, по данным местной прессы, – креатура Трабера. Его сын вместе едва ли не со всеми траберовскими партнерами состоит в акционерах нефтяного бизнеса в порту Мурманска. Там, где когда-то начинал свой большой путь офицер-подводник Илья Трабер.