/
19.10.2016

В поисках восьми миллиардов

Что происходит с дивидендами бенефициаров Тольяттиазота Владимира и Сергея Махлаев.
Следственный комитет рапортовал о предотвращении незаконного вывода восьми миллиардов рублей в пользу владельцев Тольяттиазота Владимира и Сергея Махлаев. По всей видимости кто-то всерьез настроен не только лишить бизнесменов денег, но и вынудить их сдаться на милость миноритариям из Уралкалия. Семья Махлаев сдаваться не собирается. Пока они заняли глухую оборону, отрицая сам факт выплаты дивидендов, однако у этой позиции есть свои слабые стороны.

Рыцари Следкома в Басманном суде

Поток новостей с Тольяттиазота приобрел совершенно сюрреалистичный характер. Сначала стало известно, что Следственный комитет России предотвратил вывод за границу около 8 млрд руб. В изложении следователей, это была это попытка выплатить дивиденды семье Махлаев - отцу и сыну. Махлай-старший - Владимир Николаевич - еще с советских времен контролирует предприятие, которое является мировым лидером в производстве аммиака (8% мирового производства).

Но в 2011 году он от отошел от дел, и формально председателем совета директоров ОАО «Тольяттиазот» (ТоаАз) является сейчас его сын - Сергей Владимирович. Который также вдали от предприятия. Он и группа менеджеров сейчас находятся в международном розыске, куда их «пристроили» сотрудники Следственного комитета. По версии Следкома, доблестные сотрудники этого учреждения, прознав о возможной выплате гигантских дивидендов, еще в июне этого года обратились в Басманный суд с ходатайством об аресте счетов ТоАЗа, обосновав его необходимостью «обеспечения приговора в части гражданского иска, взыскания штрафа, а также других имущественных взысканий».

На самом деле, судя по всему, речь идет об уголовном деле, заведенном в конце 2012 года Следственным комитетом РФ по заявлению корпорации «Уралхим», которой принадлежит 9,3% акций ТоАза. «Уралхимики» обвинили ТоАЗ в стандартной финансовой схеме - продаже продукции по «двойным ценам» (экспортной и реальной), оценив ущерб по аммиаку около $2 млрд, а по карбамиду — до $600 млн. Следком это заявление поддержал и возбудил уголовное дело по самым «лакомным» статьям - 159 (мошенничество в особо крупном размере) и 201 (злоупотреблении полномочиями).

Адвокаты нынешней администрации ТоАза предсказуемо обжаловали решение Басманного суда в Мосгорсуде, но также предсказуемо получили отказ. Вся эта история заняла несколько месяцев, и точка в нем поставлена в начале октября. Что, собственно, и стало основанием для победной реляции Следственного комитета.

Голоса из Тольятти и Лондона

Реакция ТоАза не заставила себя ждать. В тот же день на сайте предприятия появился пресс-релиз, в котором вышеописанная история была рассказана совершенно иначе. По мнению владельцев контрольного пакета акций предприятия, никто никаких дивидендов выводить не планировал. В качестве аргумента авторы пресс-релиза напомнили об итогах годового собрания акционеров, состоявшегося 12 июня 2016 года. Точнее сказать сразу двух собраний, по итогам 2014 и 2015 годов. Оба собрания прошли в один день, и они действительно приняли решение не выплачивать дивиденды за тот период. Каким образом уживаются эти решения с рапортом Следственного комитета, так и осталось невыясненным. Но судя по тому, что публикация о реакции ТоаЗа появилась в качестве расширенного пресс-релиза лишь на одном белорусском сайте, можно смело утверждать - недоговаривают обе стороны.

Реальной причиной информационного взрыва на Тольяттиазоте стала публикация другого решения. 10 октября на сайте Арбитражного суда Самарской области опубликовано развернутое решение об отказе в иске о признании недействительными годового общего собрания акционеров ЗАО «Тольяттиазот», проведенного 12 июня 2016 г. по итогам работы общества в 2015 г. Того самого собрания, на которое ссылается пресс-служба ТоАза. Это выдающееся во всех отношениях мероприятие состоялось в 8 утра в воскресенье - по всем канонам 1990-х годов. И нет ничего удивительного в том, что его проведение было оспорено «обеспокоенным миноритарием».

Эту роль в последние годы освоил Евгений Седыкин - хорошо известный в Тольятти и его окрестностях предприниматель с авторитетом. Возможно, в былые годы эта война приобрела бы другие формы, но сейчас другие времена. Евгений Седыкин предпочитает стены Арбитражного суда. Но пока терпит поражения. Связь между публикацией судебного решения и «сливом» Следкома может быть самой разной. В том числе и попытка оправдаться за это поражение перед заказчиком. Но могут быть и более серьезные мотивы.

Странная война

Есть мнение, что в своих битвах с нынешними владельцами ТоАза (а таких исков со стороны Евгения Седыкина было подано немало), он выступает в роли «фронта» все того же главы и владельца компании «Уралхим» Дмитрия Мазепина, являющегося одновременно одним из миноритариев Тольяттиазота. Но реальность может быть куда более сложной. И пока непонятно, кто вообще чьим фронтом выступает в этой войне, которая (в публичном поле) ведется с начала 2000-х.

Нынешние атаки на Тольяттиазот - всего лишь очередной эпизод в конфликте, в котором уже поучаствовали совершенно разные силы. Предыдущий пик военных действий пришелся на 2005 год, когда на Владимира Махлая было заведено уголовное дело, в результате чего советский директор предприятия, обернувшийся его владельцем, был вынужден съехать в Лондон, где он проживает и сейчас. Тогда интересы миноритариев представляла «Ренова» - холдинг Виктора Вексельберга, который контролировал тот самый пакет акций, который сегодня оказался в руках у мазепинского Уралхима, но потом решил избавиться от него. Чудесным образом в то же время было закрыто и дело против Махлая-старшего. Чтобы всего лишь спустя год открыться снова, на этот раз по заявке Уралхима. Такая последовательность обычно означает, что между сторонами конфликта была достигнута договоренность, а следственные органы просто «взяли под козырек». Но что-то, как обычно, пошло не так. И война возобновилась с другим нападающим. И на это раз перспектив перемирия пока не просматривается.