В Екатеринбурге похищены два ресторана, офис и сотни миллионов рублей

Свердловская полиция заканчивает расследование громкого уголовного дела о рейдерских захватах.
10.09.2015
К 15 сентября главное следственное управление ГУ МВД по Свердловской области должно закончить расследование многосоставного дела о рейдерстве, потерпевшим по которому признан депутат Законодательного собрания Свердловской области Геннадий Ушаков. Обвиняемым выступает его бывший наёмный менеджер Никита Воробьев. По данным следствия, похищены оказались доли в компаниях, офисные площади, сотни миллионов рублей. Бизнесмены, в частности, лишились ресторанов «Sky Cafe» и «Старая крепость».
 
Расследование заняло около года. Осенью 2014-го главное следственное управление ГУ МВД по Свердловской области возбудило дело по обращению депутата Заксобрания Геннадия Ушакова. Тот обратился в правоохранительные органы с информацией о хищении 70-процентной доли в уставном капитале компании ООО «Объединение “Капитал-инвест”». Позднее в то же дело включили эпизоды с хищением имущества — в частности, офисных помещений на улице Татищева, а также векселей на десятки миллионов рублей. Ушаков в своём заявлении в полицию указывал, что стал жертвой организованной преступной группы, которая занимается рейдерскими захватами.
 
Силовой захват

Этому предшествовали драматические события. Ночью 22 июля 2014 года в офисном здании на Шевченко, 9, которое принадлежит компаниям Ушакова, появилась группа крепких молодых людей численностью около тридцати человек, большинство кавказцы. Они нейтрализовали охрану и заняли здание. Геннадий Ушаков узнал о захвате только в шесть утра. Приехав на Шевченко, он узнал, что захватчики используют документы, якобы дающие им право распоряжаться помещением. Доверенности подписал Никита Воробьев, занимавшийся в холдинге финансовыми вопросами.
 
Отбить силовую атаку удалось лишь спустя несколько часов, после приезда на место полицейского руководства.
 
Ушаков, владеющий вместе со своим партнёром Алексеем Тимощуком крупным разнопрофильным холдингом, пострадал от действий собственного бывшего сотрудника.
 
Партнеры приняли на работу Воробьёва ещё в 2006-м году по просьбе его супруги Анны, работающей в то время в холдинге. 26-летний Никита Воробьёв — молодой и амбициозный финансист, пришел в холдинг Ушакова из банковского бизнеса. Его задачей было привлечение инвестиций в компанию и увеличение оборота.
 
Вскоре он занял руководящие посты, фактически управлял всеми финансами холдинга. Холдинг развивался — строил рестораны и кафе (ему принадлежали кафе «Mio», Sky Café и ресторан «Старая крепость»), содержал дорогие бутики (их Liberty Fashion Group известна по магазинам «Liberty», «Bally», «Casadei» и другим), инвестировал в строительство недвижимости, в том числе вёл совместные проекты с «Атомстройкомплексом» и другими крупными застройщиками города.
 
 «Человек работал с нами с 2006 года. Мы почти безгранично ему доверяли, — рассказывает Геннадий Ушаков. — Теперь я понимаю, что он полтора года готовился к тому, чтобы вывести активы из компании, по сути — украсть собственность. Он воспользовался тем, что я увлекся политической деятельностью [Геннадий Ушаков в 2010 году избрался в городскую думу, затем стал депутатом Законодательного собрания], а мой партнер по рекомендации врачей вывез семью за границу и проводил с ней много времени… Сейчас вспоминаю, что еще когда он пришёл работать в компанию, его первой бизнес-идеей было: давайте сожжём всю нашу технику и получим деньги по страховке. Уже тогда стоило задуматься о степени доверия этому человеку».
 
«Это хрестоматийное рейдерство»

По словам председателя совета партнеров адвокатского бюро «Пучков и партнеры» адвоката Дениса Пучкова, предварительное следствие установило, что Никита Воробьев загодя начал планировать атаку на бизнес своих нанимателей. «Он создал компанию «Гранд-Авуар» с уставным капиталом в 300 млн рублей и еще около 60 компаний, где собственником был он сам или его родственники, — рассказывает адвокат. — «Гранд-Авуар» заводил на компании-балансодержатели ликвидных активов (в частности, недвижимости) сомнительные займы, создавая фиктивные обременения. Сейчас он пытается взыскать эти активы через суды, представляя в обоснование своих исков подделанные договоры займов и уступок».
 
Уже позднее партнеры выяснили, что часть компаний вообще оказалась переписана на Воробьева и его сожительницу, имущество было тайком отчуждено. Деньги, которые Воробьев получал за продажу возведенных объектов недвижимости, проходили «мимо кассы», говорит Ушаков.
 
 Адвокат Денис Пучков считает, что вся история является «хрестоматийным рейдерством»: подделывались документы, задним числом проводились заседания учредителей, использовалась силовая поддержка. Он ставит историю своего клиента в один ряд с захватами группы «Уралинвестэнерго» или «Екатеринбургского мясокомбината». «Только теперь акцент сместился в сторону применения в криминальных схемах банковских продуктов», — говорит юрист.
 
Поджоги и угрозы

Благодаря сложной структуре холдинга судьба активов зависела от многих людей, которые являлись директорами или формальными владельцами компаний, близких к Ушакову. Это были его проверенные сотрудники, юристы, даже водитель. Летом 2014 года все они оказались под давлением. 26 июня сожгли Honda CRV Андрея Ершова — водителя Ушакова и номинального директора в ряде компаний. 27 июня загорелась ToyotaYaris Марии Дерябиной, представляющей иностранные компании – партнеров холдинга. Юристы и управленцы получали угрожающие SMS: «Подумай о дочке» или «Жена у тебя красивая, жаль ее».
 
В августе 2015-го обыски прошли в офисах компаний Геннадия Ушакова и Алексея Тимощука, расположенных на улице Шевченко. Формальным поводом стало возбужденное в Нижнем Тагиле уголовное дело о хищениях на Уралвагонзаводе в 2008 году, фигурантов в котором нет. Обыски закончились ничем (не было изъято никаких материалов или вещдоков), но зато имели большой общественный резонанс: по странному стечению обстоятельств одновременно с двумя автобусами СОБРа в офисы Ушакова приехало множество журналистов.
 
Мнение Воробьева

Сам Никита Воробьев видит себе происходящее совершенно иначе. По его словам, в свое время у него появились разногласия с работодателями из-за того, что они вели противоправную деятельность. «Я начал сотрудничать со следствием, давать подробные показания», — рассказал Воробьев Znak.com. По его словам, после этого Ушаков отстранил его от руководства, «используя рейдерские методы», и инициировал возбуждение уголовных дел. Угрозы сотрудникам холдинга организовали сами Ушаков и Тимощук, считает он, чтобы представить Воробьева агрессивным рейдером. Возбужденные в его отношении уголовные дела Воробьев называет попыткой оппонентов нейтрализовать его и выражает уверенность, что в ближайшее время бывшие партнеры и сами станут фигурантами расследований.
 
Громкое дело

Тем не менее к середине сентября будет закончено предварительное следствие по делу самого Воробьева, который сейчас находится под подпиской о невыезде. Геннадий Ушаков рассчитывает, что его бывшему менеджеру предъявят окончательное обвинение и дело передадут в суд. Параллельно расследуются еще несколько уголовных дел, возбужденных по заявлениям Ушакова, — о растрате имущества, хищениях 430 млн рублей, поджогах и расстрелах автомобилей. Как считает депутат, в этих преступлениях также замешан Никита Воробьев. Противостояние идёт и в гражданских судах — инициировано около 150 процессов, в ходе которых Ушаков небезуспешно пытается доказать свое право на то или иное имущество и несостоятельность требований Воробьева.
 
Председатель свердловского отделения «Деловой России» Леонид Гункевич сказал Znak.com, что жесткие споры предпринимателей с использованием околокриминальных методов вредят инвестиционному климату в регионе. «Ситуация и без того не самая простая для инвесторов, а с развитием кризисных явлений в экономике активизировались рейдеры. И хотя они сегодня действуют по иным схемам, нежели в 90-е или начале 2000-х — с помощью банковских операций, через внутрикорпоративные конфликты, — по сути, эта угроза вновь обретает актуальность. Печальные последствия таких историй — разрушенные предприятия, подорванное доверие к банкам, рост безработицы», — предупреждает Гункевич.