В действиях Юрия Парамонова не обнаружилось состава преступления

Бывший запред правления банка "Российский кредит" признан невиновным.
09.11.2018
С оправдательного приговора начались судебные разбирательства, связанные со злоупотреблениями в банке «Российский кредит», дыра в котором на момент лишения его лицензии составляла рекордные 126 млрд руб. Как стало известно “Ъ”, Хамовнический райсуд Москвы не нашел состава преступления в действиях бывшего зампреда правления этого кредитного учреждения Юрия Парамонова, который обвинялся в фальсификации финансовой отчетности, предоставляемой «Российским кредитом» Центробанку. Впрочем, судьбу экс-владельца банка Анатолия Мотылева это судебное решение не облегчило: уголовные дела в отношении него о хищениях в кредитном учреждении по-прежнему расследуются, а вчера московский арбитраж удовлетворил иск Агентства по страхованию вкладов (АСВ) к бывшему банкиру на 33 млрд руб.

Судебное разбирательство в отношении экс-заместителя председателя правления ОАО «Банк "Российский кредит"» 46-летнего Юрия Парамонова стало первым из процессов по уголовным делам, связанным с «Российским кредитом». Экс-банкир обвинялся в «фальсификации финансовых документов учета и отчетности финансовой организации» (ст. 172.1 УК РФ), Хамовнический райсуд рассматривал его дело восемь месяцев. Процесс завершился неожиданно: господин Парамонов был оправдан — вину подсудимого, которому грозило наказание до четырех лет лишения свободы, суд счел недоказанной. Напомним, обвинение Юрию Парамонову строилось на том, что именно его подпись стоит на фальсифицированной и переданной в Центробанк отчетности о состоянии дел в «Российском кредите». Регулятор 22 июля 2015 года направил в кредитное учреждение предписание, в котором руководству «Российского кредита» предлагалось сформировать резервы на «возможные потери по выданным ссудам в размере не менее 18,9 млрд руб. и в срок не позднее 15 час. 00 мин. 23 июля 2015 года представить отчетную документацию». Впрочем, это требование Центробанка являлось по сути формальностью, поскольку уже тогда было понятно, что спасти «Российский кредит» не удастся. Однако из поступившего из банка ответа следовало, что дела в нем обстоят едва ли не идеально. А уже на следующий день у «Российского кредита» отозвали лицензию — в связи «с проведением высокорискованной кредитной политики» и предоставлением «недостоверной отчетности, скрывавшей наличие оснований для осуществления мер по предупреждению несостоятельности (банкротства)».

Вскоре после этого господин Парамонов стал фигурантом уголовного дела, которое было выделено Следственным комитетом России (СКР) из «большого» дела о хищениях в банке, основным фигурантом которого является Анатолий Мотылев. Кстати, сам господин Парамонов, по данным “Ъ”, и на следствии, и в суде утверждал, что «заведомо недостоверные отчеты для сокрытия признаков банкротства» он направлял в Центробанк по указанию господина Мотылева.

Адвокат господина Парамонова вчера для комментариев был недоступен.

Впрочем, этот оправдательный приговор никак не скажется на ходе расследования в отношении скрывающегося в Великобритании бывшего владельца «Российского кредита» и ряда других банков Анатолия Мотылева. СКР продолжает расследовать в отношении него сразу два уголовных дела о мошенничестве в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ). Первое было возбуждено в декабре 2015 года, но допросить банкира не успели: он уже уехал из страны. В ноябре прошлого года Басманный суд заочно арестовал господина Мотылева. Кроме того, по решению суда в счет погашения ущерба был наложен арест на недвижимость экс-банкира в России — загородный дом, квартиры и машино-места в подземных паркингах, а также несколько земельных участков в Одинцовском районе Подмосковья. Как уже рассказывал “Ъ”, аресты имущества в письменном виде Анатолий Мотылев обжаловал лично, не став прибегать к услугам адвокатов, и даже добился снятия обременения с небольшой части своей собственности. Тем не менее в феврале нынешнего года Арбитражный суд Москвы признал бизнесмена Мотылева банкротом.

Однако неприятности у банкира на этом не закончились. Вчера Арбитражный суд Москвы удовлетворил самый крупный индивидуальный иск АСВ — на сумму более 33 млрд руб. Он был подан к господину Мотылеву в апреле этого года. Ущерб на эту сумму, по мнению конкурсного управляющего «Российского кредита», был причинен банкиром в 2014–2015 годах, когда по его указанию из банка выводились деньги клиентов. К слову, еще большая сумма — 75,6 млрд руб.— фигурировала разве что в поданном в 2015 году иске к руководству Межпромбанка, но то требование было субсидиарным.

Отметим, что сейчас арбитраж рассматривает еще одно исковое заявление АСВ, поданное в июле 2018 года. На этот раз уже к субсидиарной ответственности на сумму 12 млрд руб. агентство просит привлечь не только господина Мотылева, но и других бывших топ-менеджеров «Российского кредита».