"В деле нет ни гостайны, ни половых преступлений"

Экс-глава "РусГидро" и его бухгалтер арестованы за незаконное премирование.
24.06.2016
Басманный суд Москвы арестовал вчера экс-главу ОАО "РусГидро" Евгения Дода и главбуха госкомпании Дмитрия Финкеля, обвиняемых в особо крупном мошенничестве — незаконной выдаче самим себе многомиллионной премии. Евгений Дод, настаивавший на своей невиновности, тем не менее выразил готовность полностью погасить ущерб, попросив не лишать его свободы, определив, например, под домашний арест или залог. Однако суд решил, что отец шести детей и орденоносец Евгений Дод может скрыться или с помощью соучастников уничтожить доказательства, а также дискредитировать следователей через СМИ и связи в правоохранительных органах.

Ходатайства СКР об избрании меры пресечения в виде содержания под стражей для Евгения Дода и Дмитрия Финкеля рассматривались практически одновременно в двух соседних залах. Об аресте экс-главы "РусГидро" просил старший следователь при главе СКР генерал-майор Рустам Габдулин, накануне утром возбудивший уголовное дело об "особо крупном мошенничестве" (ч. 4 ст. 159 УК РФ), а об аресте его предполагаемого сообщника — полковник Руслан Миниахметов. Надо отметить, что руководитель следственной бригады был лаконичнее своего коллеги. Он буквально в двух словах рассказал о сути обвинений, изложенных еще ранее официальным представителем СКР Владимиром Маркиным. При этом даже не приводились названия компаний "РусГидро", обесценивание акций которых скрыли фигуранты дела, чтобы не уменьшать размера премии по итогам 2013 года (см. "Ъ" от 23 июня). Впрочем, в остальном доводы следствия были совершенно идентичными. Представители СКР отмечали, что у каждого из фигурантов есть загранпаспорт, они периодически бывают в странах Евросоюза, а кроме того, оба они якобы собирались в ближайшее время сбежать за границу. Эта информация СКР была предоставлена сотрудниками ФСБ.

Отмечалось, что Дмитрий Финкель принял такое решение после того, как в "РусГидро" пришли запросы о предоставлении бухгалтерской и иной информации о премиях 2013 года. Евгений Дод, в свою очередь, якобы готовясь к побегу, начал распродавать свои автомобили и, как оказалось, имеет права, а возможно, и вид на жительство в Чехии. Кроме того, как особо указывалось, "в соответствии с устными указаниями Дода Финкель и не установленные следствием соучастники предприняли целенаправленные действия для уничтожения электронных носителей и иной документации", подтверждающей их противоправную деятельность. Судя по оглашенным в суде документам, доказательства пытались уничтожить в том числе прямо в "РусГидро".

Кроме того, экс-глава "РусГидро", по данным сотрудников управления "П" службы экономической безопасности ФСБ, также попытался привлечь СМИ для "дискредитации следственных органов" и использовать свои связи в правоохранительных органах. Защита Дмитрия Финкеля, не признавшего свою вину, попросила суд поместить его под домашний арест.

Между тем адвокаты Евгения Дода Андрей Бастраков и Виктория Бурковская сначала потребовали объявить слушания закрытыми, обосновав это тем, что накануне следователи отобрали у них подписки о неразглашении тайны предварительного следствия. "Прошу отказать в этом — в деле нет ни гостайны, ни половых преступлений, ни данных о несовершеннолетних",— сразу ответил генерал Габдулин, с которым согласилась судья Дударь. При этом следователь приобщил к материалам дела и новые документы — отчеты о банковских счетах Евгения Дода, принадлежащих ему акциях "РусГидро" и недвижимости. Кстати, как про Дмитрия Финкеля, так и про его бывшего шефа следователи говорили, что оба имеют накопления, которые позволят им скрыться и беспрепятственно проживать в любой стране мира. Рустам Габдулин также отметил, что родственники Евгения Дода более полутора лет находятся за границей — его нынешняя жена живет с ребенком в Италии, сын — в США, старшая дочь — в Швейцарии, причем некоторые из них имеют вид на жительство, а также недвижимость в Чехии. В целом же только российские активы Евгения Дода СКР оценил в 1,5 млрд руб., причем на осень 2014 года — именно в это время на его банковский счет и поступила якобы незаконная премия.

Сам экс-глава "РусГидро" почти все заседание вел себя крайне спокойно, лишь изредка поправляя кроссовки, из которых были вытащены шнурки. Приободрился он лишь, когда Наталья Дударь спросила его мнение о ходатайстве следствия. "Возражаю, ваша светлость!" — неожиданно выпалил он, слегка шокировав судью, которую обычно называют "ваша честь". Затем он бодро заявил, что не считает себя виновным, поскольку "без замутнений вел обычную хозяйственную деятельность", которую проверяли как налоговики, так и международные аудиторы. Он настаивал, что "преступного сговора не было и не могло быть". "Не признавая вины, готов инициативно компенсировать ущерб "РусГидро" в виде 73 млн руб.",— сказал обвиняемый, попросив не отправлять его в СИЗО. Потом адвокаты, сославшись на якобы имеющиеся недоработки следствия, попросили суд отложить решение вопроса о мере пресечения на 72 часа, чтобы помимо прочего их подзащитный смог перечислить "РусГидро" 73 млн руб. Особо их возмутили показания некоего засекреченного свидетеля по фамилии Иванов, который рассказал следствию о махинациях Евгения Дода. Как отмечали защитники, из показаний этого человека следует, что он является сотрудником "РусГидро" и акционером компании, которому на протяжении восьми лет не индексировали зарплату. Поэтому сторона защиты посчитала данные, полученные на допросе свидетеля 22 июня — спустя три часа после возбуждения уголовного дела, "оговором".

При этом, правда, защитники сразу приобщили к материалам дела документы о наградах Евгения Дода — орденах Почета и "За заслуги перед отечеством" IV степени, а также выписку из домовой книги жилого здания на Большой Якиманке, где проживают родственники экс-председателя правления "РусГидро". Сразу стало понятно, что адвокаты, не надеясь на отсрочку по принятию решения о мере пресечения, будут просить о домашнем аресте. Причем была выбрана не самая большая недвижимость родственников Евгения Дода. По некоторым данным, у них имеются также апартаменты в районе станции метро "Аэропорт" общей площадью около 1000 кв. м с отдельным лифтом. Впрочем, помимо просьбы о домашнем аресте адвокаты попытались поднять вопрос и о возможности выйти на свободу под залог. "Под какую сумму?" — немедленно поинтересовалась Наталья Дударь, чем поставила адвоката Андрея Бастракова в тупик. "Сколько?" — спросил защитник у обвиняемого. Тот в ответ только развел руками, назвав сначала сумму ущерба, которую он готов заплатить,— 73 млн руб., а потом тихо сказав, что можно и 100 млн руб. В результате адвокаты и судья сошлись на 78 млн руб. Впрочем, это была не более чем формальность. Вскоре вслед за Дмитрием Финкелем на два месяца был помещен в СИЗО и Евгений Дод. По некоторым данным, его ждут в "Лефортово".