В Дагестане - погибшие тюлени, в Москве - радиация: кто загрязняет Россию

48% россиян считает, что охрана природы – одна из ключевых задач государства. 
08.01.2021
В 2020-м году сама природа словно устроила человечеству “акцию протеста”: причем мы имеем в виду не только коронавирус, но и, к примеру, пожары – в Австралии и Америке. Но и человек не остался в стороне. Вспоминаем главные экологические бедствия в России, случившиеся по вине людей в 2020 году. 

Нефтяная пандемия в Сибири и Приморье

29 мая на норильском ТЭЦ-3 произошла самая масштабная авария, связанная с разливом дизельного топлива, в истории. Более 20 тонн горючего вытекло из-за разгерметизации топливного бака на дорогу, большая часть топлива успела попасть в расположенные рядом реки Далдыкан и Амбарную. Уже через четыре дня концентрация вредных веществ в воде превысила норму в 83,5 тысяч раз. В сети появились фото разлива: реки приобрели нездоровый ярко-красный оттенок. Позже стало известно, что нефтепродукты дошли до Карского моря. 3 июня было объявлено о чрезвычайной ситуации федерального масштаба. По данным “Гринписа”, природе после этой катастрофы придется восстанавливаться больше 10 лет.

Завод, на котором произошла утечка, принадлежит компании “Норильский никель”. На его сотрудников, а также на мэра Норильска Рината Ахметчина, завели уголовные дела. Позже выяснилось, что в “Норникеле” еще в 2016 году допускали вероятность экологической катастрофы в случае аварии на ТЭЦ-3 –– и еще тогда совет директоров одобрил ремонтный проект топливохранилища, чтобы такую вероятность исключить. Ремонт должны были провести в 2016-2017 годах, однако, резервуар, из-за которого произошла авария, так и не проверялся, а лишь числился в ремонтных работах. В ноябре в Ростехнадзоре по итогам проверки заявили, что авария произошла из-за нарушений при строительстве и эксплуатации. 

Штраф “Норникелю” за аварию составил всего несколько сотен тысяч рублей, хотя даже сама компания оценивала ущерб в 21,4 миллиарда рублей. Не говоря уже о Росприроднадзоре: ведомство оценило нанесенный ущерб в 148 миллиардов рублей. Спор между компанией, краевым правительством и Росприроднадзором продолжает рассматривать Арбитражный суд Красноярского края. 

А бывшего мэра Норильска Рината Ахметчина уже приговорили к шести месяцам исправительных работ. Его обвинили в халатности, свою вину он признал. 

В июле в Таймырском районе Красноярского края произошла еще одна авария – и тоже из-за “Норникеля”, в окрестностях обогатительной фабрики компании. 44 тонны топлива попало в озеро. В поселке Тухард, где произошла катастрофа, ввели режим чрезвычайного происшествия. 

Известно еще о нескольких крупных утечках ядовитых веществ, произошедших за последний год. 14 марта в приморской Находке взорвалась цистерна с мазутом: более 2500 тонн вещества попало в окружающую среду. 

27 сентября вблизи Таймыра во время шторма разлилось топливо: его перекачивали по временному трубопроводу, который вел от танкера “Ленанефть-2060” на склад горюче-смазочных материалов ООО “Энергия”. По официальной информации, произошла авария и судно оторвалось от берега, трубопровод раскрылся и, по разным данным, от 600 литров до тонны топливных веществ попало в реку Хатанга и на почву. 

2 октября в Кежемском районе Красноярского края разлилась нефть во время движения баржи Приангарского лесопромышленного комплекса: на судне разорвалась изношенная цистерна и топливо вылилось в Ангару. По данным местной прокуратуры, в реку попало около 500 литров нефти. В Кежемском районе тогда ввели режим ЧС. 

Гибель морских животных на Камчатке и в Дагестане  

29 сентября на побережье Тихого океана на Камчатке появились сотни мертвых морских животных: осьминогов, крабов, моллюсков. А до этого у серферов, которые тренировались в Авачинской бухте, появились странные симптомы: сыпь, зуд, белая пелена перед глазами, головокружение и тошнота. После этого журналист Юрий Дудь выложил в инстаграм видео с “темным пятном”, плывущим вдоль побережья полуострова, и в сети массово заговорили об экологической катастрофе. 

Рассматривалось несколько версий произошедшего: утечка ядохимикатов с местного полигона “Козельский”, утечка ракетного топлива с другого полигона – ”Радыгино”, сейсмическая активность, разлив нефтепродуктов и цветение морских водорослей. На Камчатку приезжали ученые, экологи, журналисты, представители Росприроднадзора и “Гринписа” – все исследовали места, где были обнаружены мертвые животные, брали пробы воды и грунта, пытались осмотреть те зоны, до которых не смогли добраться местные волонтеры. 

Причиной катастрофы и Минприроды, и РАН признали цветение жгутиковой водоросли карения, которая выделяет нейротоксины, отравляющие воду: то есть произошел так называемый “красный прилив”. Татьяна Орлова, заместитель директора Национального научного центра морской биологии имени А. В. Жирмунского (ННЦМБ ДВО РАН), объясняла, что в разгар цветения в прибрежные воды Камчатки ежедневно поступало до трех тонн органического вещества на один квадратный километр акватории. 

В начале декабря случилось еще одно похожее событие: в Дагестане управление по рыболовству (СКТУ) обнаружило около 300 мертвых тюленей. Из-за чего погибли животные выяснить так и не удалось, однако косвенной причиной считают загрязнение водоема: из-за повышенного содержания опасных веществ в воде, у тюленей могла ослабнуть иммунная система. Почти все погибшие особи были молодыми. 

По другой версии, причиной изменения состава воды, и — как следствие — гибели животных, стал климатический фактор и сейсмическая активность. 

Ковидные отходы

Из-за пандемии коронавируса по всему миру резко возросло количество неперерабатываемых отходов, Россия –– не исключение. Это выброшенные маски, перчатки и бутылки из-под антисептиков: медотходы и средства индивидуальной защиты для личного пользования людей. 

По утилизации медицинских отходов в России в СанПиН прописана четкая инструкция: сначала их разделяют на классы в зависимости от эпидемиологической опасности, а потом сжигают. При этом такая система плохо отрегулирована, что неизбежно приводит к нарушению правил: частные компании, занимающиеся утилизацией мусора, иногда просто вывозят медотходы на обычные свалки. Об этом рассказали “МБХ медиа” эксперты-экологи для материала “Тонны посуды, масок и перчаток. Как пандемия повлияла на окружающую среду”. По некоторым данным, объем медицинских отходов в России только «в мирное время» — 1 миллион тонн в год, и нужно учитывать, что производство медицинских расходников в этом году сильно возросло. 

Что касается “ковидного” мусора – масок и перчаток, которые люди покупали себе, чтобы избежать заражения в общественных местах, –– ситуация обстоит сложнее: по закону этот мусор медотходами не является, поэтому он, как и любой “обычный” мусор просто попадает на свалку, разумеется, не проходя процедуру обеззараживания. Ежедневно в России может выбрасываться до 15 миллионов СИЗ, которые могут быть инфицированы. “Гринпис” в мае даже создал петицию, где призвал власти создать национальную систему сбора медицинских отходов. 

Шихан Куштау

Башкирская содовая компания планировала начать промышленную разработку шихана Куштау. Этот шихан –– остаток рифов древних морей, таких в районе сейчас всего три, четвертый шихан Шахтау был за последние 70 лет полностью уничтожен сододобывающими предприятиями. Местные жители очень трепетно относятся к этим горам, связывают с ними легенды и эпосы.  Два других шихана –– Торатау и Юрактау – получили статус природных памятников еще в 1950-е годы. 

Против разработки шихана выступили местные жители, выйдя к горе на стихийные акции протеста: было несколько тяжелых столкновений с ОМОНом, задержания. Но в итоге глава Башкирии Радий Хабиров заявил, что Куштау разрабатываться не будет. 2 сентября Минприроды присвоило шихану Куштау статус особо охраняемой природной территории регионального значения.

Нефть и радиация в Москве

В столице тоже за этот год произошло несколько событий, которые можно причислить к экологическим бедствиям или их предпосылкам. Из очевидного: 25 июня жители Химок обнаружили огромное масляное пятно с едким запахом горюче-смазочных материалов в Химкинском водохранилище: площадь разлива достигла 22 тыс кв метров. Выяснилось, что в водохранилище из реки Грачевки вытекла нефть. По основной версии, источником загрязнения стала канализация “Химводостока”: коллекторы в реке не были оборудованы работающими очистными сооружениями. Предположительно в саму канализацию вещество утекло из военно-строительного управления “Спецстрой”, которое, впрочем, по заявлением военных, было закрыто еще в 2017 году. Пострадала фауна водохранилища: погибли редкие виды рыб, а через месяц случилась внезапная массовая гибель уток, которую тоже связывают с аварией.

Было и событие, из-за которого, несмотря на пандемию, жители Москвы даже выходили на протесты. Весь год в столице шло строительство Юго-Восточной хорды. Дорогу строят на месте хранилища радиоактивных отходов: когда могильник вскроют, зараженная пыль распространится по всему городу. Против выступали экологи и местные жители: активисты фиксировали на месте превышение показателей по радиации в 60 раз, даже устанавливали круглосуточное наблюдение за участком. Наличие радиоактивных отходов признавал даже Сергей Собянин. Однако в рамках этого протеста все равно задерживали людей, а строительство хорды не приостановили.

ЧС в Усолье-Сибирском

Отдельного упоминания заслуживает авария в Усолье-Сибирском: 11 июня на предприятии “Усольехимпром” произошла утечка из бывших очистных сооружений. Там прорвало дамбу, и вредные вещества попали в Ангару: сразу после аварии содержание этих веществ в реке было превышено в несколько сотен раз. Меньше чем через месяц после утечки Владимир Путин признал Усолье-Сибирское территорией экологического бедствия и потребовал принять срочные меры. 

Это далеко не первый случай утечки с закрытого еще в 1998 году предприятия. За последние несколько десятилетий оттуда в окружающую среду попало почти полторы тысячи тонн тяжелого металла. Из-за утечки ядовитых веществ режим ЧС действует в Усолье-Сибирском с октября 2018 года. В ноябре стало известно, что ликвидацией последствий утечек с предприятия занимается Росатом: на реабилитацию территории, по его оценкам потребуется 48,5 миллиардов рублей. 

Читайте материалы “МБХ медиа” о локальных экологических протестах в 2020 году: например, как жители Нелидово борются против строительства мусорного полигона, как применяли силу к защитникам старинных дубов в московском Кунцеве, как жители Черемзы остановили угольную компанию, как в Москве и Подмосковье протестуют против строительства дорог.