В чем не виноват Виталий Мутко

Семь системных проблем российского спорта.
23.08.2016
Грандиозный допинговый скандал и провал российских футболистов на европейском чемпионате уже привели к тому, что идея отставки министра спорта РФ Виталия Мутко носится в воздухе. 

Ее, например, уже публично потребовал депутат Госдумы Вадим Соловьев. Комментируя допинговый скандал, политолог Владимир Соловейчик отмечал: «Гарантом того, чтобы это не повторилось, должны были быть организационные выводы в России. То есть замена тех руководителей федераций, которые оказались в этом виноваты, а возможно, и отставка министра спорта Мутко. Может быть, в этом случае западным пропагандистам было бы труднее дискредитировать российский спорт в глазах мирового сообщества».

Между тем будоражащие общественность скандалы – далеко не первые неприятности для отечественного спорта, ситуация в котором выглядит тревожной уже много лет. И даже если бы наша федерация легкой атлетики не была отстранена от участия в Олимпиаде, вполне возможно, российские спортсмены и не показали бы хорошие результаты: на чемпионате мира в Пекине в 2015 г. россияне завоевали лишь четыре медали из 141. Это худший результат в нашей истории.

На прошлогоднем чемпионате мира по плаванию Россия показала худший результат за десятилетие. В  командных видах спорта из 16 возможных путевок в Рио наши атлеты завоевали в отборочных циклах лишь пять. Это тоже худший результат за всю историю. Во многих видах спорта (например, в баскетболе или гандболе) достижения России из года в год ухудшаются. Еще в 2011 г. «Левада-центр» проводил опрос, касающийся доверия населения к министрам, и тогда за отставку Мутко проголосовали 72%. «Думаю, в свете последних событий, после всех неудач и допинговых скандалов, рейтинг его популярности, конечно, тоже должен «завалиться», – предположил директор «Левада-центра» Лев Гудков.

Однако проблемы российского спорта настолько запущены, что объявлять министра спорта стрелочником явно не стоит. Разве что его можно обвинить в излишнем внимании к футболу – поскольку до того, как стать министром, Виталий Мутко возглавлял именно футбольную федерацию. А еще его можно упрекнуть в том, что он не оказался гениальным реформатором и не стал перестраивать всю далеко не самую совершенную систему управления российским спортом.

О каких же проблемах идет речь?

Проблема первая: государственная поддержка допинга

Допинговый скандал стал главным потрясением для российского спорта в последние годы. Вскрылась государственная система стимуляции использования допинга, в силу чего в глазах зарубежных «инспекторов» возник повод для коллективного наказания всего российского спорта, независимо от степени вины отдельных спортсменов. Абсурдной и циничной была сама стратегия публичной защиты, выбранная нашими спортивными чиновниками и официальными СМИ. Они не пытались осудить допинг и не отрицали предъявленные обвинения, а только настаивали на предвзятости WADA, недостаточности доказательств и повторяли, что все так делают. По сути, российские спортивные чиновники решили дискредитировать весь мировой спорт и едва ли не потребовать узаконивания допинга. При всем при том российские функционеры зачастую просто не могли выстроить взаимоотношения с международными антидопинговыми органами и не очень грамотно взаимодействовали с ними – иначе как можно объяснить тот факт, что в спортивных организациях России просто не узнали вовремя о запрете мельдония. Как отмечает президент Межрегиональной спортивной общественной организации «Самбо-Питер» Андрей Шмелев, в России до сих пор нет врачебной специализации «Спортивная фармакология». 

Между тем проблемы начались не вчера – эксперты говорят, что допинговые скандалы потрясают российский спорт больше десятилетия. Перед Пекином-2008 не были допущены к соревнованиям семь легкоатлеток. Годом позже такая же неприятность случилась с тремя лидерами сборной по биатлону и тремя лыжниками. Были случаи, когда ВФЛА заранее предупреждала российских коллег о грядущих проблемах, но спортсменов все равно выпускали на соревнования и доводили до дисквалификации. 

Виталий Мутко даже не пытался идти на конструктивное сотрудничество с иностранными проверяющими и возглавить борьбу с допингом – вместо этого он жаловался на козни Запада.

Как утверждает советский биатлонист, четырехкратный олимпийский чемпион Александр Тихонов, еще более десяти лет назад в международных спортивных организациях пытались поднять проблему допинга российских спортсменов, однако власти не реагировали на просьбы и заявления как международных федераций, так и собственных специалистов. «11 лет назад в здании МОК я пытался поднять вопрос, назвав адрес и людей исполнителей – изготовителей допинга… Никто не среагировал. Далее я сказал, что настанет день, когда мы опозоримся на весь мир. Так и получилось», – утверждает спортсмен. Кстати, Тихонов был инициатором введения уголовной ответственности за применение и распространение допинга, но, по его словам, статс-секретарь Минспорта сказала, что так мы «всю Россию пересадим». 

Проблема вторая: чрезмерное увлечение инфраструктурными мегапроектами

Подавляющее большинство средств, выделяемых государством на спорт, пошло на строительство стадионов и другой инфраструктуры, прежде всего на подготовку Олимпиады-2014 и ЧМ-2018. При этом эти средства расходовались нерационально, сметы мероприятий постоянно росли, а их итоговая стоимость неизменно оказывалась беспрецедентной. Если бы эти сотни миллиардов рублей были потрачены собственно на спорт, проблем у него было бы гораздо меньше. 

Согласно отчету Счетной палаты, на строительство в Сочи стадионов, спортивных и вспомогательных объектов и временной инфраструктуры, а также организацию и проведение в 2014 году зимней Олимпиады было потрачено в общей сложности 324,9 млрд руб., в том числе 103,3 млрд руб. выделил федеральный бюджет. Однако эта цифра не включает в себя расходы на неспортивную инфраструктуру. Фонд борьбы с коррупцией (ФБК) Алексея Навального оценивал общие расходы на подготовку и проведение Олимпиады в Сочи в 1,5 трлн руб. По данным ФБК, только 4% из них пришлось на частные инвестиции, остальную же сумму составили прямые расходы бюджета, траты госкомпаний и кредиты Внешэкономбанка. «Олимпиада в Сочи обошлась пять раз дороже, чем Игры в Ванкувере, и на порядок дороже, чем в Солт-Лейк-Сити и Турине», – отмечалось в отчете ФБК.

Как сказал, комментируя российские расходы на Олимпиаду, глава Международной федерации лыжного спорта и член Международного олимпийского комитета (МОК) Жан-Франко Каспер, «очевидно, такой гигантизм разрушает спорт. Расходы становятся все больше и больше. Это вызывает опасения». 

Между тем сочинская олимпийская инфраструктура сейчас уже почти никому не нужна.

Конечно, спортивное ведомство в этом не виновато: реализацией инфраструктурных бюджетов занимаются другие. В частности, бюджет подготовки мундиаля-2018 осваивают компании-подрядчики бизнесменов Геннадия Тимченко, Араса Агаларова, Равиля Зиганшина и Дмитрия Пумпянского. 

Профессор Цюрихского университета Мартин Мюллер, исследующий крупные спортивные мероприятия, отмечает, что российские стадионы, строящиеся к ЧМ-2018, станут самыми дорогими в истории футбольных мировых чемпионатов. Одно зрительское место обойдется в $11 600, и основная часть расходов ложится на бюджет. По словам Мартина Мюллера, некоторые представители делового сообщества даже надеются, что у России отберут чемпионат, поскольку это позволит избавить нашу страну от чрезмерных расходов.

Проблема третья: произвольный выбор видов спорта для поддержки

В основном финансирует российский спорт государство. Однако распределяется эта поддержка крайне прихотливо. Государственные чиновники по одним им ведомым основаниям выбирают те виды спорта, которые достойны поддержки, и сосредотачивают на них львиную долю госпомощи, а остальным приходится выживать самостоятельно. Как отмечает представитель Федерации мотоциклетного спорта России Ирина Горькова, в распределение фондовых и бюджетных средств, выделяемых на спорт, сейчас повсеместно вмешивается Министерство финансов, беря на себя ответственность рекомендовать или не рекомендовать то или иное спортивное направление к развитию. Таким образом, развитие спорта зависит не от популярности, не от спортивных достижений, а от мнения госчиновников.

Часто огромные средства вкладываются в те игровые дисциплины, которые в принципе являются популярными в мире, но никогда не приносили особо значимых побед и большого успеха России. 

В результате на организацию «пустых» соревнований, перелеты, имидж команды и покупку легионеров футбольные клубы отдают миллиарды бюджетных средств, ради того, чтобы остаться в аутсайдерах футбольной лиги. «Есть прецеденты, когда урезались субсидии на другие спортивные дисциплины либо вообще прекращалось финансирование спортивных команд, даже несмотря на золотые медали чемпионов», – говорит Ирина Горькова. Между тем для поддержки можно было выбрать менее ресурсоемкие и менее «блестящие» виды спорта, которые могли бы сыграть роль действительно национальных. 

Позитивным примером для России, по мнению Ирины Горьковой, может служить польский спидвей (мотогонки по гаревой дорожке). В Польше это спорт номер один. Изначально польское правительство и спортивные деятели начали развивать ту дисциплину, которая была популярна еще со времен нахождения Польши в составе Российской империи. Сейчас в польском спидвее три лиги, за которые выступают лучшие спортсмены мира и Европы, включая мотоциклистов из США и Австралии. Польша проводит на своей территории 50% мировых и европейских первенств в данной дисциплине, привлекая тем самым в свою страну большую массу туристов и денежных средств. 

В то же время, например, наши горнолыжники живут и тренируются в странах Европы, несмотря на прекрасные ресурсы для этого спорта в России, а некоторые именитые фигуристы работают на другие страны, воспитывая французских, американских и канадских спортсменов. В 2013 г. некоторые члены российской сборной по биатлону были вынуждены досрочно покинуть лагерь спортивных сборов из-за отсутствия средств на проживание – между тем, как зарплаты неудачливых российских футболистов зашкаливают. 

Проблема четвертая: чрезмерная зависимость спорта и спортивных спонсоров от государства

Проблема элитных видов спорта заключается в том, что они финансируются либо государством, либо зависящими от государства организациями по указке сверху. Но всякое даровое финансирование приводит к демотивации. Менеджеры спортивных клубов перестают думать о результате, о том, чтобы заработать побольше с помощью рекламы и других доступных для спортклубов средств, не думают они и о том, чтобы по-настоящему на рыночных началах бороться за привлечение спонсоров. Ну а поскольку финансируемые клубы не умеют зарабатывать, то и о настоящих инвесторах типа Романа Абрамовича речи не идет. Как отмечает руководитель детской футбольной школы «Футболика» Станислав Озимов, «если говорить про футбол, то главный недостаток в том, что очень много клубов спонсируют государственные компании. И у этих клубов даже не стоит задача самоокупаемости. Если сравнить с другими странами, там футбольные клубы – это бизнес, который приносит деньги». 

«Футбол в большей степени, чем любой другой вид спорта, завален бюджетными деньгами, которые тратятся в огромном количестве на космические зарплаты игроков, а развитие и маркетинг при этом явно не являются приоритетом», – говорит Вадим Бабешкин, руководитель спортивного направления Radario («облачная» платформа для автоматизации продаж и маркетинга зрелищных мероприятий).

Профессиональные футбольные клубы финансируются обычно из региональных бюджетов и бюджетов госкорпораций. Например, футбольный клуб «Мордовия», занявший в прошедшем чемпионате последнее место, ежегодно съедает из республиканской казны $13 млн, а посмотреть его игру на домашнем стадионе приходят в среднем чуть больше 5000 болельщиков. Из 16 команд высшего дивизиона лишь две живут на деньги частного капитала – «Спартак» («Лукойл» и Леонид Федун) и «Краснодар» («Магнит» и Сергей Галицкий). Клубы-банкроты государство спасает, находя для них спонсоров-санаторов.

«Основной недостаток организации нашего спорта заключается в том, что на поддержку и развитие «советской системы» средств либо не хватает, либо выделяется недостаточно, а переход на рыночные рельсы до сих пор полноценно не осуществлен, – полагает Вадим Бабешкин. – Большой спорт в России в основном убыточен, так как нет явных стимулов к развитию его монетизации. С советских времен спорт сильно поддерживается из бюджетных средств, что влечет за собой отсутствие у федераций какой-либо мотивации к развитию и выходу на самоокупаемость. Скорее, наоборот – федерации и спортивные организации стремятся делать все возможное, чтобы оставаться на государственном обеспечении и ничего не предпринимать в плане маркетинга. И к этому, к сожалению, есть масса предпосылок, а кроме того, ряд бюрократических преград, препятствующих монетизации соревнований и спортивных мероприятий. Соответственно спортивные организации не то чтобы недостаточно используют возможности частного бизнеса, а попросту никогда о них не слышали».

Негативная роль государственного финансирования не ограничивается демотивацией спортивных менеджеров. Поведение спонсоров в России тоже становится «неестественным». Как отмечает Ирина Горькова, в управляющих структурах существует негласное правило, создающее замкнутый круг: если у спортивного клуба или федерации нет основного или генерального спонсора, то рассчитывать на субсидии и поддержку со стороны Министерства спорта бессмысленно. В свою очередь, прямое сотрудничество федераций и спонсоров невозможно, поскольку представители крупного бизнеса отчисляют средства в государственные фонды на развитие социальной сферы и целевых программ, в число которых входит и спорт, и далее распределением средств занимаются государственные структуры. 

Проблема пятая: кадровый застой

Поскольку ведущие спортивные клубы и федерации не борются за свое существование на рынке, а поддерживаются государством или спонсорами по указанию государства, то это порождает там вполне закономерный кадровый застой. Президент «Самбо-Питер» Андрей Шмелев считает, что важнейшая проблема российского спорта – это бюрократизм и непрофессионализм наших спортивных чиновников и руководителей отдельных федераций. «Должна быть налажена работа как внутри страны, так и за ее пределами. Интересы спортсменов должны отстаиваться на всех уровнях. Олимпиада в Рио еще раз показала, что медали выигрываются не только на спортивных аренах, но и в кабинетах и лабораториях. Глупость отдельных чиновников давно является головной болью старших тренеров сборной», – уверен эксперт.

Некоторые специалисты полагают, что важнейшая кадровая проблема наших спортивных организаций – засилье в их руководстве отставных спортсменов, которые не позволяют подняться молодым спортивным менеджерам и, в сущности, не дают возникнуть школе спортивного менеджмента. Бывшие спортсмены не знают, что такое маркетинг или фандрайзинг, решение любой проблемы для них сводится к выколачиванию бюджетных средств. Зато известный спортсмен часто обладает таким авторитетом, что повлиять на него уже не может никто. 

И пока непонятно, деятели какого типа могли бы стать драйверами перемен в российском спорте, – в мире государственных чиновников и заслуженных спортсменов реформатору просто неоткуда взяться.

«Я хочу обратить внимание на высшие государственные спортивные структуры, которые имеют в своем составе много чиновников-исполнителей, но совсем мало специалистов, именно кадровых специалистов, которым было бы интересно разбираться в той или иной отрасли спорта, внедрять инновации, разрабатывать целевые программы, заниматься детскими спортивными школами», – констатирует Ирина Горькова. 

Проблема шестая: слабое развитие массового спорта

По единодушному мнению экспертов, спорт больших достижений должен опираться на массовый спорт. А вот с ним-то в России и проблема. «Для примера: в Великобритании более чем 140 лиг, включающих свыше 480 дивизионов, в которых участвует 7000 клубов. А у нас – четыре дивизиона. Дальше идет система детско-юношеского футбола. Здесь главные недостатки – это отсутствие инфраструктуры и квалифицированных тренеров. И тут без частных школ не обойтись», – полагает Станислав Озимов.

Заместитель председателя ДОСААФ России по авиации и спортивной работе Виктор Чернов крайне недоволен ситуацией с массовым и юношеским спортом в Москве: «Из-за отсутствия необходимого количества спортивных объектов и невозможности заниматься бесплатно юноши и девушки уходят на улицу. Что касается занятий детей техническими видами спорта, мы стараемся обеспечивать бесплатные секции и кружки, работаем по программе «Трудный подросток», но самостоятельно обеспечить необходимый масштаб мы не можем. Необходимо уделять гораздо больше внимания и средств. Если не будет массового спорта, не будет и спорта высших достижений, и олимпийского спорта. Я считаю, что деньги, потраченные на покупку иностранных звезд или приглашение иностранных тренеров, лучше вложить в воспитание и развитие наших тренеров и спортсменов».

Как утверждает Ирина Горькова, сейчас в российских регионах тотально не хватает спортивных площадок. Многие, еще советские, стадионы находятся в плачевном состоянии. Ранее в жилых кварталах были популярны и востребованы хоккейные коробки, было достаточно небольших футбольных полей, даже примитивные дворовые тренажеры, такие как брусья, перекладина, лестница и прочие, были всегда востребованы среди активной детворы. Сейчас эти площадки застроены коммерческой недвижимостью, а дети смотрят спортивные состязания за компьютером или по телевизору. 

Коммерческие фитнес-центры слишком дороги для большинства населения, а на создание инфраструктуры для массового спорта у регионов часто не хватает денег – да и нет мотивации. Что касается мотивации, то, как отмечает директор по продвижению территорий коммуникационного агентства «АГТ» Владислав Шулаев, российский спорт, как это ни парадоксально, традиционно не использует ресурс регионального патриотизма и недостаточно продвигает те территории, на которых базируются команды и спортсмены. «В репортажах с Олимпиады в Рио практически никогда не называется российский регион, за который выступает российский призер Олимпиады и тем более простой участник, – говорит эксперт. – На родине Исинбаевой, в Волгограде, уже более 10 лет не могут поставить арт-объект в ее честь. А ведь сейчас международный спорт – один из главных путей для городов появиться на геокультурной карте». 

Проблема седьмая: отсутствие системы выращивания спортсменов с детства

Все сказанное выше про массовый спорт в еще большей мере справедливо по отношению к детскому спорту. Лучшие представители наиболее престижных видов спорта могут рассчитывать на помощь государства и спонсоров, но только тогда, когда они уже стали выдающимися спортсменами. А талантливый ребенок может надеяться лишь на себя, своих родителей и тренеров-энтузиастов. Как говорит директор Института актуальной экономики Никита Исаев, основная проблема профессионального спорта – это отсутствие выстроенной системы эволюции спортсмена с самого раннего возраста и до уровня сборной России или топ-клубов. Сейчас попадание талантливого ребенка в хорошую спортивную школу с перспективой быть замеченным может быть только результатом случайности. «Возьмем всенародно любимый вид спорта – футбол: в проекте РФС «Поиск талантов», на который выделено 500 млн руб., основной упор делается на развитие инфраструктуры, подготовку тренеров и популяризацию футбола (это притом что футбол и так явно не страдает от недостатка популярности). Но ничего нет про многочисленные соревнования, конкуренцию и продвижение спортсменов по карьерной лестнице. Эффективность этой программы сомнительна еще и из-за поставленных целей: отобрать 25–30 игроков в возрасте 12–13 лет. Должно свершиться чудо, если хотя бы один из них добьется каких-то успехов и вырастет настоящим профессионалом», – констатирует эксперт.

Для сравнения: в Германии, где одна из наиболее эффективных систем подготовки футболистов, скауты, проводящие отбор, наблюдают одновременно за развитием 14 000 игроков! В итоге спортсмены, начав тренировки в трех-четырехлетнем возрасте, к 19 годам успевают пройти пять ступеней развития и жесточайший отбор. К этому возрасту спортсмены становятся профессионалами международного уровня. 

В Германии некоммерческие юниорские команды содержатся за счет средств муниципалитетов и госкомпаний. У нас РЖД, «Газпром» и прочие гиганты предпочитают вкладывать деньги только в именитые клубы РФПЛ, а команды, участвующие в становлении будущих звезд, вынуждены перебиваться минимальным подачками.

Так же видит проблему директор Экспертно-аналитического центра РАНХиГС при президенте РФ Николай Калмыков: «У нас большой спорт находится на любительском уровне. И действительно, это вопрос энтузиазма отдельных спортсменов, которые доходят до больших высот, а профессиональная поддержка, профессиональная достойная зарплата есть только у единиц, которые зачастую к этому моменту сами пробились наверх и поэтому заслужили свою зарплату, но они не двигались поступательно по карьерной лестнице, как это должно происходить в большом спорте».