Упущенная выгода — главное наказание

Минэкономики признало чиновников главной группой риска при госзакупках.

В рамках Федеральной контрактной системы (ФКС) правительство, наконец, решилось установить запрет на участие в госзакупках родственников или деловых партнеров организаторов конкурсов и аукционов. Вместе с тем вся ответственность за выявление аффилированных лиц возлагается на конкурсные комиссии — Минэкономики этим де-факто признает, что организатором коррупции в госзакупках, как правило, являются скорее чиновники, чем их контрагенты. Члены комиссий, впрочем, будут рисковать не более чем штрафом до 50 тыс. руб. или как максимум дисквалификацией на три года.

В ходе подготовки пакета законопроектов, призванных сделать работоспособной ФКС с января 2014 года, Минэкономики опубликовало для обсуждения проект поправок к закону о ФКС, изменяющих ряд положений о том, как аффилированные со структурой-заказчиком компании могут участвовать в госзакупках. Напомним, "аффилированные" госзакупки являются, по мнению большинства внешних экспертов, сейчас важнейшим каналом вывода средств из бюджета в частный бизнес — проект Минэкономики, несмотря на свой "технический" характер, меняет подходы к выявлению коррупции при работе ФКС. 

Как контрактной системе покупают скелет

Правительство начало создание системы нормативных актов, формирующих скелет Федеральной контрактной системы (ФКС). Тестового периода в создании ФКС, видимо, практически не будет — проекты постановлений правительства о нормировании госзакупок и о контрактах жизненного цикла предполагают старт перестройки системы госзакупок и долгосрочного ограничения госрасходов нормативами уже с 2014 года.

В действующей версии закона о ФКС, как ни парадоксально, прямого запрета на заключение родственником или деловым партнером руководителя структуры-госзаказчика, его контрактной службы или члена комиссии по госзакупке не содержится — это лишь может служить основанием для расторжения контракта по госзакупке через суд. В пунктах 19-21 статьи 34 закона о ФКС приведен довольно странный алгоритм работы в этой ситуации: правительство вправе установить для госзакупок выше определенного размера требование предоставить информацию о руководстве, владельцах или выгодоприобретателе такой сделки. 
Если же компания отказывается предоставлять эти сведения — контракт все равно заключается, но информация об отказе официально публикуется, а с компании взыскивается пеня в размере деленной на триста ставки рефинансирования ЦБ, умноженной на сумму контракта, в сутки (то есть полную сумму контракта "неразговорчивая" компания выплатит в виде пени в течение 15-20 лет). 

Как дорогие госзакупки поставят на особый контроль

Госзакупки стоимостью более 1 млрд руб. будут выноситься на общественное обсуждение. Проработать этот вопрос, по сведениям "Ъ", премьер Дмитрий Медведев в сентябре поручил министру по вопросам «Открытого правительства» Михаилу Абызову.

Проект Минэкономики меняет схему внешне незначительно — но юридически значимо. Проект делает запрет участвовать в конкурсах или аукционах аффилированным с представителями госзаказчика однозначным требованием к любому участнику госзакупки в рамках ФКС. Запрет, который ранее мог быть (а мог и не быть — на усмотрение суда) основанием для расторжения контракта, как предполагает Минэкономики, будет распространяться на них и как на владельцев компаний-контрактеров в случае, если аффилированным с закупщиком лицам принадлежит более 10% акций в ней. Но при этом из текста закона будет убран пункт об обязательном предоставлении сведений о владельцах и руководителях компании для участия в торгах — они заменяются простой декларацией участника об отсутствии конфликта интересов. Мало того, в действующей редакции закона о ФКС пункт, запрещающий требовать предоставление сведений от компаний вне установленного списка, распространяется и на сведения об аффилированности. Вероятно, предполагается, что представители госзаказчика сами при возникновении у них подозрений будут проверять, не связана ли с ними компания-претендент на госконтракт, своими силами.
 
Перемещение Минэкономики ответственности с компании-участника госзакупок на комиссию по госзакупке, по сути, означает, что в ведомстве признали очевидное: обыкновенно в коррупционной практике РФ не компании внедряют в конкурсные комиссии своих эмиссаров, а чиновники "подтягивают" на конкурс созданные ими и их родственниками юрлиц-посредников. Де-факто Минэкономики правкой закона о ФКС прямо провозглашает: госконтракт, подписанный чиновником с аффилированной компанией, всегда нечестен и должен быть расторгнут вне зависимости от того, доказана ли выгода чиновника в нем или нет. 

Впрочем, и Минэкономики, и другие разработчики "обвеса" законодательными актами будущей ФКС продолжают настаивать на том, что честность работы системы должна обеспечиваться неполицейскими мерами. Так, находящийся сейчас на экспертизе в правительстве законопроект "единоросса" Игоря Руденского о штрафах за нарушения при работе в системе ФКС (проект суммирует в основном предложения Национальной ассоциации участников закупок и, по данным "Ъ", поддерживается Белым домом) предполагает весьма мягкие (с учетом обычного объема госзакупок) санкции к нарушителям-чиновникам — штрафы в пределах 5-30 тыс. руб. (в отдельных случаях — 50 тыс. руб., для юрлиц — до максимум 500 тыс. руб.). Самой грозной мерой ответственности является при этом дисквалификация чиновника—представителя заказчика на три года при рецидиве нарушений: очевидно, как и в Минэкономики, в "Единой России" осознают, что в сложившихся обычаях делового оборота в госзакупках высшей мерой наказания является отстранение от госконтракта.

Как госконтрактам придали систему

Второе чтение законопроекта о ФКС должно было состояться еще в середине декабря 2012 года. Политическое давление на Минэкономики, которое разрабатывало документ и в течение полугода сводило около 1,5 тыс. поправок, и депутатов все увеличивалось: в послании Федеральному собранию 12 декабря Владимир Путин попросил принять ФКС побыстрее.



 
Шишханов выскользнул из обвинения по делу Бинбанка
Бывшим топ-менеджерам банка обвинение сократили на сотню миллиардов.
Кто подставил Баязитову и почему тг-каналы - не место для критики
Громкий арест шестерых журналистов и пиарщиков меняет правила работы телеграм-каналов. Власть показала, что эти каналы больше не являются безопасным инструментом для критики и политических игр.
Шестун наоскорблял прокурора на 7 месяцев
Прокуратура запросила для бывшего главы Серпуховского района Подмосковья Александра Шестуна семь месяцев колонии за оскорбление прокурора и судьи. Ранее он был приговорен к 15 годам лишения свободы. Об этом сообщил ТАСС адвокат Михаил Трепашкин.
Статью о диссертации Нарышкина не велено никому читать
РКН внес статью РБК с данными «Диссернета» о диссертации Нарышкина в реестр запрещенной информации.
Уголовное дело на предправления Росинтербанка закрыли, но субсидиарка осталась
Арбитражный суд Москвы взыскал с бывшего заместителя председателя правления и совладельца Росинтербанка Рамиля Закирова более 65,8 миллиардов рублей.
В доме Марины Овсянниковой поискали фейки
Дело завели по статье о фейках про армию, сообщил ее адвокат Дмитрий Захватов. Ранее ее дважды штрафовали по статье о дискредитации армии.
Администраторы «Сканера» привели к Пригожину
Всех троих обвиняют в мошенничестве в крупном размере, им грозит до шести лет тюрьмы. Ходатайство удовлетворили 4 августа. Собеседник ТАСС в правоохранительных органах сказал, что Telegram раскрывал данные силовиков и чиновников.
Вексельберг выжимает из «ВИСТ групп» последнее
«Цифра» намерена получить с бывших владельцев компании 1,5 миллиардов рублей.
ФСБ повязала киберзащитника Мельника
Арестован предприниматель, защищавший проекты ФСБ и Минобороны.
Вместо 120 московских зданий похитили только 3, но и те до суда не дошли
Суд отказался рассматривать дело века о хищении сотни зданий в столице.
Для Enel закрыли заднюю калитку
Западным энергокомпаниям заблокировали выход из России.
МИЦ сдулся, девелопер Рябинский сбежал
Владелец компании МИЦ Андрей Рябинский мог покинуть Россию, оставив дольщиков без всякой надежды.
Антона Михалькова догнала миллиардная субсидиарка
Верховный суд подтвердил обязательства Гендиректор «Росводоканала» а Михалькова по делу о банкротстве «Инжпутьстроя».
Как Игорь Краснов следит за ценами и продолжает ли прокуратура кошмарить бизнес «Не на бумаге, а на деле»
Генпрокурор Игорь Краснов рассказал “Ъ” о борьбе с коррупционерами, украинскими националистами и собственными подчиненными.
Марину Ракову не отпустили домой
Экс-замглавы Минпросвещения Марина Ракова попросила на заседании Тверского районного суда заменить ей меру пресечения с СИЗО на домашний арест, ей отказали.
Топы Бинбанка уже в СИЗО, с Шишхановым пока не определились
Экс-владельца банка Микаила Шишханова проверяют на причастность к хищениям.
Михаил Евраев пообещал каждому ярославскому автобусу медведя с секирой
Как выступил Михаил Евраев в честь президента России.
Высокопоставленный сотрудник МЧС загремел в СИЗО
Бывший глава аппарата Евгения Зиничева арестован по обвинению в превышении полномочий при ремонте.
Суд обул профсоюз журналистов на полмиллиона
Суд назначил организации рекордный штраф за «дискредитацию» армии.
Писателям-иноагентам Сергей Миронов велел творить на кухне
СРЗП займется поиском «агентов иностранного влияния» среди деятелей искусств