Удар ниже «Прогресса»

Кто получит контроль над российским космосом.
19.12.2016
Падение космического грузовика «Прогресс МС-04», запущенного 1 декабря с Байконура, нанесло еще один удар по позициям вице-премьера Дмитрия Рогозина, отвечающего в правительстве за «оборонку» и космос.

 В противовес усиливается влияние в отрасли его конкурентов из ВПК. Два года назад «промышленникам» удалось отодвинуть от отрасли выходцев из Минобороны. Теперь бывшему советнику гендиректора «Ростеха», а ныне главе госкорпорации «Роскосмос» Игорю Комарову вряд ли кто помешает консолидировать активы. 

Бороться есть за что. Бюджет космического ведомства на 2016 г. оценивается в 104 млрд руб., превышая, например, бюджет Минкульта. Даже сильно урезанная программа финансирования космической отрасли до 2025 г. оценивается в 1,4 трлн руб. Это не считая строительства космодромов. Контроль над финансовыми потоками будет осуществлять «Роскосмос». В плюсах и минусах новой конструкции разбирался «Ко».

Несчастный случай

По иронии судьбы за несколько дней до падения корабля на Байконуре Дмитрий Рогозин заявил, что Россия вырвалась «из пелены поражений, обидных аварий и катастроф». Запуск «Прогресса» к Международной космической станции действительно стал первым крупным провалом России в космосе за последние полтора года. Спустя 383 секунды после старта связь с кораблем была потеряна. «Прогресс» не смог выйти на расчетную орбиту, из-за того, что ракета-носитель не набрала достаточную скорость. Корабль разрушился при вхождении в плотные слои атмосферы. Ущерб для «Роскосмоса» от потери «Прогресса» может превысить 4 млрд руб. Одна из версий – преждевременное аварийное отключение двигателя третьей ступени ракеты-носителя «Союз-У».

Эта авария напомнила историю с падением «Прогресса» в мае 2015 г. Тогда связь корабля с Центром управления полетами также прервалась после отделения третьей ступени. В течение суток в «Роскосмосе» не давали внятных комментариев. Лишь потом стало известно, что «Прогресс» вошел в неконтролируемое вращение. Похожая авария с ракетой-носителем «Союз-У» была 24 августа 2011 г. Тогда на 325-й секунде произошло нарушение работы двигательной установки, приведшее к ее аварийному отключению. Причиной нештатной работы двигателя РД-0110 третьей ступени РН «Союз-У» назвали уменьшение расхода горючего в газогенераторе из-за засорения тракта его подачи.

Этот дефект комиссия назвала случайным. Но спутники в России падают раз в год. И случайностью это вряд ли назовешь. «Проблема стала системной», – говорит руководитель Института космической политики Иван Моисеев. По его словам, начала ломаться старая проверенная техника, чего быть не должно. Академик Российской академии космонавтики имени К.Э. Циолковского Александр Железняков более категоричен: «Проблемы в отрасли накапливались в течение последних 20 лет. Это и дефицит кадров, и снижение уровня образования, и финансирование отрасли по остаточному принципу, и коррупционные скандалы. Отсюда и катастрофы».

На третьей ступени были установлены двигатели производства Воронежского механического завода (ВМЗ) РД-0110. Теперь будут разбираться и проверять. Но если после отложенного первого запуска с космодрома Восточный из-за технических неполадок с силовым кабелем в отставку ушел гендиректор НПО автоматики Леонид Шалимов (он получил от президента представление о неполном служебном соответствии, а Дмитрию Рогозину и Игорю Комарову объявили выговор), то в случае с Воронежским заводом ничего подобного не произошло. Никто из руководства предприятия в отставку не подал, хотя ГКНПЦ имени М.В. Хруничева (головная структура ВМЗ) пришлось выплатить Минобороны 1,8 млрд руб. по иску о падении в 2013 г. ракеты «Протон-М». В ходе следствия выяснилось, что причиной аварии стали неправильно установленные датчики угловых скоростей на второй ступени ракеты-носителя. Двигатели также были произведены на ВМЗ. Александр Железняков говорит, что по последнему случаю выводы делать рано, комиссия пока работает. Но процесс перестройки отрасли очень далек от совершенства.

Недолет

О необходимости реформы российской космической отрасли активно заговорили в конце 2011 г., после ряда неудач с запуском ракет. В августе сначала ракета-носитель «Протон-М» не смогла вывести на заданную орбиту спутник связи «Экспресс-АМ4», затем разбилась ракета-носитель «Союз-У» с грузовым беспилотным кораблем «Прогресс М-12М», он должен был пристыковаться к МКС. В ноябре 2011 г. автоматическая межпланетная станция «Фобос-грунт», которая впервые должна была доставить на землю образцы грунта со спутника Марса, в результате нештатной ситуации не смогла покинуть земную орбиту. 

24 декабря 2011 г. из-за сбоя в работе ракеты-носителя «Союз», стартовавшей с космодрома Плесецк, космический аппарат двойного назначения «Меридиан» не вышел на расчетную орбиту. 

В июле 2013 г. ракета-носитель «Протон-М» с разгонным блоком ДМ-03 и тремя российскими навигационными космическими аппаратами «Глонасс-М», стартовавшая с Байконура, упала на первой минуте старта и взорвалась на территории космодрома. Выяснилось, что авария произошла из-за того, что технолог неправильно установил датчики угловых скоростей на ракете, перевернув их вверх ногами.

В мае 2014 г. с Байконура стартовал «Протон-М» с самым мощным российским спутником связи «Экспресс-АМ4Р». В полете разрушилась третья ступень ракеты с разгонным блоком «Бриз-М», космический аппарат не был выведен на орбиту. Причиной ЧП стало разрушение подшипника турбонасосного агрегата рулевого двигателя третьей ступени «Протона-М».

28 апреля 2015 г. ракета-носитель «Союз 2.1а» с грузовиком «Прогресс М-27М» отправилась в космос, но после отделения третьей ступени связь с кораблем прервалась. «Прогресс» не смог выйти на заданную орбиту. Осколки грузового корабля должны были упасть в ночь на 8 мая в Индийский океан, но сгорели в плотных слоях атмосферы.

Затянувшаяся реформа

«Роскосмос» реформируют с начала 1990-х. Сперва этим занимался Юрий Коптев, затем из Минобороны призывали Анатолия Перминова, Владимира Поповкина, Олега Остапенко. Сейчас главным человеком в отрасли, после вице-премьера Дмитрия Рогозина, становится бывший президент «АвтоВАЗа» Игорь Комаров. Особенность госкорпорации с юридической точки зрения в том, что она регулируется отдельным, специально принимаемым под нее законом. В отличие от ФГУПа, она получает большую автономию и встает над топ-менеджментом входящих в нее предприятий.

Сегодняшняя идея госкорпорации по типу «Росатома» принадлежит бывшему главе космических войск Владимиру Поповкину. Кстати, именно о нем говорят как об идеологе выделения космических войск из ракетных. В 2012 г. он предложил всю космическую промышленность слить в восемь холдингов по отдельным направлениям (разработка ракет, производство космических аппаратов, двигателей и т.д.). При этом «Роскосмос» оставался бы и управленческим центром, и распределителем бюджетных средств, т.е. уже юридически становился бы и заказчиком, и изготовителем одновременно. Человек, возглавивший такой холдинг, контролировал бы бюджет в 5–6 млрд евро в год. Поповкину вроде бы даже удалось убедить Владимира Путина в таком варианте реформы. Но правительство выступило против. Возражали и топ-менеджеры отраслевых предприятий, не желавшие терять самостоятельность и деньги. В результате Поповкин только настроил всех против себя, за что и пострадал. В 2013 г. директора подведомственных «Роскосмосу» компаний, сопротивляясь вхождению в холдинги, добились его отставки. Тогда Дмитрий Рогозин и решил воплотить идею Объединенной ракетно-космической корпорации (ОРКК). На место Поповкина пришел очередной командующий войсками воздушно-космической обороны Олег Остапенко, считающийся человеком министра обороны Сергея Шойгу, а ОРКК возглавил «кризисный менеджер» Игорь Комаров. «Противоречия между этими двумя структурами оказались нерешаемыми, – говорит Александр Железняков. – Каждый тянул одеяло на себя, желал контролировать финансовые потоки». «Роскосмос» хотел участвовать в процессе выбора и согласования директоров отраслевых предприятий, подконтрольных ОРКК. Корпорация, в свою очередь, требовала права прямого управления ФГУПами, которые до подчинения ОРКК необходимо было акционировать. В итоге было принято решение о создании госкорпорации «Роскосмос», возглавил которую Игорь Комаров. Олег Остапенко проиграл, а главой ОРКК стал Юрий Власов. «Интересы в космосе имеют Сергей Шойгу и Сергей Чемезов. Дмитрий Рогозин стоит в стороне, выступая лишь куратором от правительства, – отмечает директор центра политологических исследований Финансового университета при Правительстве РФ Павел Салин. – Но кадровые перестановки не пошли отрасли на пользу, проблемы до сих пор не решены из-за половинчатых реформ». 

У единой госкорпорации, безусловно, есть свои плюсы. Во-первых, дешевле создать одну структуру, чем вкладывать средства одновременно в несколько холдингов. Во-вторых, это упростит управляемость и обеспечит контроль качества продукции на каждом этапе ее производства, в отличие от холдингов, где каждый будет сваливать вину на другого. В-третьих, это защита от внешних факторов, в первую очередь от американских и европейских санкций.

«Правительство вернулось к идее Поповкина. Стратегически было правильно сразу создавать госкорпорацию по принципу «Росатома», а не придумывать конфигурации, которые непонятно, как теперь объединить, – считает главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко. – Глава «Росатома» доказал, что можно создать эффективно работающую структуру. То же самое следует сделать и в космосе». Впрочем, недостатки госкорпорации тоже очевидны. Главное – это отказ от конкуренции между предприятиями. Еще один минус – усиление административного ресурса и позиций топ-менеджмента этой структуры и определенный конфликт с регулятором, который закладывается в подобной системе при сильном руководителе госкорпорации и курирующем орган человеке. В случае «Роскосмоса» это вице-премьер Дмитрий Рогозин.

Коррупция искоренима?

Реформа до сих пор не завершена. Глава государства в июле прошлого года подписал пакет законов о создании госкорпорации, объединяющей ОРКК и агентство «Роскосмос». Федеральное космическое агентство должно было быть ликвидировано во втором квартале 2016 г. Но этого не сделано до сих пор. Новый срок – до 30 апреля 2017 г. «Предприятия следует сначала акционировать, а затем передавать в ОРКК и «Роскосмос», – говорит Александр Железняков. – Это процесс небыстрый, отсюда и задержка по срокам. По данным сервиса Kartoteka.ru, в ОРКК переданы госпакеты акций пока только 15 предприятий. «Роскосмос» 24 ноября 2016 г. зарегистрировал дочернюю компанию «РК-активы», которая займется управлением непрофильными активами госкорпорации, а 5 декабря учрежден страховой брокер ООО «СБ «РК-страхование». Непрофильные активы, их оценка, предпродажная подготовка и сама реализация всегда считались коррупционноемкими. Только за время строительства космодрома Восточный было заведено более 30 уголовных дел. Суммы хищений назывались разные – от 7 до 11 млрд руб. Постоянно упоминались скандалы, связанные с невыплатой рабочим заработной платы. Накануне запуска ракеты с космодрома прокуратура Приморского края сообщила, что бывший подрядчик Восточного – Тихоокеанская мостостроительная компания (ТМК) – так и не выплатил 1113 работникам предприятия 124 млн руб.

Много вопросов возникло и к генподрядчику Восточного – подведомственному Минобороны Федеральному агентству по специальному строительству (Спецстрою России). По итогам проверки, инициированной Дмитрием Рогозиным в 2015 г., выяснилось, что агентство выполняет работы лишь на 15–40% от стоимости заключенных контрактов. Так, к строительству Восточного привлекли более 250 компаний, многие из которых не обладали нужными компетенциями и оборудованием. Сейчас речь идет о ликвидации агентства и передаче его полномочий напрямую Минобороны. Но от этого ведомство Сергея Шойгу, имеющее военные интересы в космосе, только выиграет.

Не все хорошо и в компаниях, подконтрольных «Роскосмосу». Бывший глава ГКНПЦ имени М.В. Хруничева Владимир Нестеров обвиняется в растрате 360 млн руб. По версии следствия, деньги похищались под видом оплаты работ и услуг, которые на самом деле не производились и не оказывались. В ноябре этого года следственным отделом УФСБ Самарской области возбуждено уголовное дело в отношении дочери гендиректора АО «РКЦ «Прогресс» Александра Кирилина. Будучи начальником управления финансов и внешней экономической политики «Прогресса», Светлана Кирилина злоупотребила полномочиями при заключении госконтракта на модернизацию оборудования для производства деталей для ракет. Ущерб оценивается не менее чем в 300 млн руб. 1 декабря исполнительного директора по контролю качества и надежности госкорпорации «Роскосмос» Владимира Евдокимова СК обвинил в мошенничестве с недвижимостью РСК «МиГ». А бывшему президенту РКК «Энергия» и вице-президенту ОРКК Виталию Лопоте также предъявлено обвинение в злоупотреблении должностными полномочиями. Список подобных преступлений можно продолжить. Появляются новые уголовные дела пока по старым эпизодам. Сможет ли госкорпорация «Роскосмос» освободиться от шлейфа криминальных историй Федерального космического агентства? Российская космическая отрасль уже имеет девятикратное отставание от американских программ, в чем признался сам Дмитрий Рогозин. Если в пилотируемой космонавтике мы еще составляем конкуренцию другим государствам, то о дальних полетах можем только мечтать. Позициям России в космосе угрожает опасность, что, в свою очередь, критично для Кремля. Это удар не только по престижу государства, но и по его несырьевому бюджету. Поэтому после каждого неудачного запуска возникают разговоры о кадровых перестановках в космической отрасли. И наиболее шаткое положение в этой связи – у вице-премьера.

Как реформировался космос

25 февраля 1992 г. президент Борис Ельцин подписал указ «О структуре управления космической деятельностью в стране», создав Российское космическое агентство (РКА). В ведение РКА были переданы организации космического профиля, в том числе ряд предприятий военного назначения. 

В 1997 г. начался процесс поэтапной передачи управления космодромом Байконур от Минобороны к РКА, который завершился к 2009 г.

Указом президента от 25 мая 1999 г. РКА было преобразовано в Российское авиационно-космическое агентство («Росавиакосмос»). Новому ведомству было передано, в частности, 350 предприятий авиационной отрасли, которые до этого находились в ведении Минэкономики.

9 марта 2004 г. в ходе правительственной реформы «Росавиакосмос» был переведен в структуру Министерства промышленности и энергетики и переименован в Федеральное космическое агентство («Роскосмос»). Авиационную промышленность передали в Федеральное агентство по промышленности. В сферу ответственности «Роскосмоса» вошли запуск космических аппаратов военного и гражданского назначения, лицензирование космической деятельности, организация международного сотрудничества, отбор и подготовка космонавтов. Он также занимался эксплуатацией космодрома Байконур, строительством космодрома Восточный в Амурской области, реализацией программы ГЛОНАСС.

9 октября 2013 г. вице-премьер Дмитрий Рогозин представил президенту Владимиру Путину проект реформы отрасли, призванной разделить функции заказчика (оставались у «Роскосмоса») и генподрядчика (переходили к создаваемой Объединенной ракетно-космической корпорации). В ведении агентства оставались только 12 организаций, а корпорация получала в управление 48 предприятий. 2 декабря 2013 г. Владимир Путин своим указом запустил реформу, создав Объединенную ракетно-космическую корпорацию (ОРКК).

В январе 2015 г. Владимир Путин согласился с предложением правительства объединить «Роскосмос» и ОРКК в единую государственную корпорацию. 13 июля 2015 г. президент подписал закон о Государственной корпорации по космической деятельности «Роскосмос». 19 августа 2016 г. правительство РФ издало постановление №824 «О мерах по реализации указа президента РФ от 12 мая 2016 г. №221 «О мерах по созданию Государственной корпорации по космической деятельности «Роскосмос».