Удар на $44 млрд: во сколько может обойтись конфликт России и Турции

Потеря российского бомбардировщика на сирийско-турецкой границе ставит под угрозу обширные торгово-экономические связи России и Турции. РБК разбирался, что стоит на кону.
25.11.2015
Уничтожение во вторник турецкими ВВС российского бомбардировщика, которое Путин назвал «ударом в спину от пособников терроризма», может не только поставить крест на планах расширения двусторонней торговли между Россией и Турцией, но грозит и разрывом экономических связей.

Уже ясно, что в зоне риска туристическая отрасль — МИД и Ростуризм уже рекомендовали россиянам воздержаться от поездок в Турцию. Будут ли другие последствия — неясно: пока все обсуждения на счет того, какие меры может повлечь за собой инцидент — это президентская тема, говорят двое источников в финансово-экономическом блоке и в аппарате правительства. Правительство, по их данным, ждет сигналов из Кремля и к обсуждению возможных торгово-экономических мер по отношению к Турции еще не приступало.

Торговля на $44 млрд

На кону — взаимная торговля на сумму свыше $30 млрд в год и более $2 млрд взаимных накопленных инвестиций. Турция — пятый по величине торговый партнер России с долей в 4,6% от всей российской торговли с внешним миром (по данным ФТС за январь—сентябрь текущего года). По этому показателю Турция уступает только Китаю, Германии, Нидерландам и Италии, зато превосходит Белоруссию, Казахстан и Украину (каждую в отдельности).

Товарооборот России и Турции в 2014 году составил $31 млрд, за девять месяцев 2015 года — $18,1 млрд, из которых $15 млрд — это российский экспорт в Турцию (импорт турецких товаров составил чуть более $3 млрд). А с учетом торговли услугами российско-турецкие показатели еще выше: например, в 2014 году оборот товаров и услуг составил почти $44 млрд.

Еще два месяца назад, когда турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган приезжал в Москву, он заявил президенту России Владимиру Путину, что товарооборот России и Турции к 2023 году должен достичь $100 млрд. Эти амбиции не выглядели фантастическими: на фоне разлада между Россией и Западом не присоединившаяся к санкциям Турция позиционировала себя как особо перспективный экономический партнер. «Напряженность между Западом и Россией из-за украинского кризиса может открыть новую эпоху и задать новые параметры в турецко-российских отношениях», — с надеждой отмечало турецкое издание Journal of Turkish Weekly в августе.

Но уже в сентябре Россия начала бомбить сирийских боевиков. Это вызвало протесты со стороны Турции, для которой Сирия всегда была сферой непосредственных интересов.

Мечты о свободной торговле

«У России с Турцией были хорошие торговые отношения, и причин для ухудшения не было», — сожалеет директор по прикладным исследованиям РЭШ Наталья Волчкова. В марте заместитель министра экономики Турции Аднан Йылдырым говорил, что на повестке дня стоит вопрос о зоне свободной торговли между Россией и Турцией. А месяц назад министр экономического развития Алексей Улюкаев заявил, что Россия и Турция готовят соглашение о зоне свободной торговли в сфере услуг и инвестиций.

С 2009 года между Россией и Турцией действует проект «Упрощенный таможенный коридор». Суть его заключается в том, что турецкие компании предоставляют таможенникам Турции необходимую информацию о перемещаемых товарах, а турецкая таможня передает ее напрямую российским коллегам. В итоге турецкие компании получают приоритет в пунктах пропуска на российской таможне и минимизируют таможенный досмотр, «за исключением случаев, связанных с борьбой с таможенными правонарушениями и контрабандой», уточняется на сайте ФТС.

Россия в основном экспортирует в Турцию природные ресурсы, но и с точки зрения продажи продукции обрабатывающего сектора Турция — хороший рынок, отмечает Волчкова. Импорт из Турции уже сейчас представляет собой довольно диверсифицированную корзину товаров массового потребления, рассказывает эксперт. Многие представители российской строительной отрасли завязаны на турецкие товары, и перестройка связей, поиск новых поставщиков будет для них ощутимой потерей.

Согласно таможенной статистике, почти половина российского экспорта в Турцию приходится на продукцию под секретным кодом. За девять месяцев 2015 года по засекреченным статьям прошло товаров на $6,06 млрд, свидетельствуют подсчеты московского Центра международной торговли (ЦМТ) на основе данных ФТС. Вероятно, это военная продукция и трубопроводный газ, поставляемый «Газпромом» (природный газ в таможенной статистике не проходит по открытым кодам). Дальше идут минеральные продукты (в том числе нефть и нефтепродукты, уголь, руда и железные концентраты) и недрагоценные металлы и изделия из них (алюминий, прокат, лом черных металлов, медь). Их экспорт за тот же период составил $3,6 млрд и $3,1 млрд соответственно.

Турция, в свою очередь, поставляет в Россию продукцию растительного происхождения ($779,3 млн за девять месяцев 2015 года), текстиль (около $514 млн) и различное оборудование ($496 млн).

Турция виделась естественным кандидатом на вхождение в перспективе в Евразийский экономический союз (ЕАЭС), отмечает Волчкова. «Страна относится к наиболее быстро растущим в последние 30 лет, — рассуждает эксперт. — Это экономика на стыке Европы и Востока, в этом смысле похожая на нас. И это надежный партнер, и исторически, и территориально важный». По ее мнению, риск сокращения взаимных инвестиций теперь велик — конфликты всегда грозят неожиданными потерями потерями для бизнеса из-за действий государств. По данным Росстата, в 2013 году (последние доступные данные) объем накопленных прямых инвестиций из Турции в российскую экономику составил $496 млн, а объем накопленных прямых российских инвестиций в экономику Турции в том же году — $1,75 млрд.