Удар локтем

 Почему нынешнюю ситуацию в Алтайском крае можно сравнить с хлопковым делом.
09.01.2017
В конце декабря возглавлявший УФСБ России по Алтайскому краю генерал-майор Андрей Муравьёв был неожиданно снят с должности и отправлен на пенсию. Казалось бы, ничего необычного в этом увольнении нет, если не знать, что уволенному генералу всего 52 года. В таком возрасте генералов, которые находятся, что называется, в самом расцвете сил и обладают при этом значительным опытом, увольнять не принято. Наблюдатели полагают, что неожиданное увольнение главы регионального УФСБ лишь пролог к дальнейшим кадровым изменениям в крае. И выдвигают различные версии, чем могла быть вызвана эта отставка.

Сезон внезапных смертей

Из громких событий, предшествовавших увольнению Муравьёва, называют трагическую кончину заместителя главы администрации Поспелихинского района Ольги Янцен. По предварительным данным, она покончила с собой. Подтолкнуть её к этому вполне могла начавшаяся в отношении её проверка по подозрению в коррупции. Так это или нет, сказать трудно, потому что сей трагический случай не единичен. А слово «проверка» в Алтайском крае приводит в ужас не только заведомо виновных, но зачастую и совершенно непричастных ни к какой коррупции лиц.

Так, этим летом много говорили о таинственной кончине председателя Союза промышленников Алтайского края, генерального директора АО «ФНПЦ «Алтай» Александра Жаркова. Член-корреспондент РАН, доктор технических наук, лауреат Государственной премии РФ и премии Совета Министров СССР был одним из самых заметных и уважаемых людей в регионе. У него была собственная точка зрения на события, происходящие в крае, с его мнением считались и уважали за независимую позицию.

ФНПЦ «Алтай» занимается разработками ракетного топлива и твердотопливных двигателей для ракет «Тополь» и «Тополь-М», боевых частей зенитных управляемых ракет, авиационных и противокорабельных ракет, ракетного комплекса «Булава» и рядом секретных оборонных и космических проектов. Прилетевший в Бийск проводить в последний путь своего друга и коллегу первый заместитель генконструктора Московского института теплотехники Александр Дорофеев назвал случившееся невосполнимой потерей для оборонной промышленности.

По поводу внезапной смерти Жаркова в кулуарах также говорили о неслучайности произошедшего, ссылаясь на слухи о проводимой проверке предприятия. Руководитель СУ СКР по Алтайскому краю Евгений Долгалёв заявил по этому поводу, что в производстве следственного управления СКР уголовных дел и материалов по ФНПЦ «Алтай» нет. Но при этом намекнул, что они вполне могут быть у «коллег из МВД или других следственных органов».

И действительно, вскоре в СМИ просочилась информация, что на предприятии якобы проводилась проверка, причём вело её не МВД, а спецслужбы. А объектом этой проверки могло быть целевое использование выделяемых на научную деятельность средств. Вот и приходится, как говорится, гадать на кофейной гуще, не под руководством ли генерала Муравьёва эта проверка проводилась, и были ли для неё хоть какие-то причины или мотивом для гонений на заслуженного оборонщика стала его принципиальная и независимая позиция по отношению к региональной власти. И не уместно ли в данном случае употребить известный в уголовной практике термин «доведение до самоубийства»?

Близок Локтев, да не укусишь

Авторы вышеупомянутых публикаций именно так и предположили, что эти проверки «повлияли» на здоровье и психическое состояние генерального директора ФНПЦ «Алтай». Последние две недели до своей трагической смерти Жарков провёл в больнице. За два дня до того, как тело гендиректора без признаков жизни обнаружили в его собственном кабинете в рабочее время, его, если верить кулуарным разговорам, видели в приёмной губернатора Александра Карлина, а после встречи с главой региона он будто бы отправился на встречу с его первым заместителем Сергеем Локтевым.

В регионе ни для кого не секрет, что называемый за глаза «серым кардиналом» и «кошельком» губернатора Сергей Локтев – близкий друг уволенного Андрея Муравьёва, они оба заядлые охотники. В СМИ не раз писалось, что руководители силовых структур берут под козырёк, когда о чём-то их просит самый близкий к губернатору чиновник. Незадолго до трагического случая в Бийске депутат законодательного собрания региона от КПРФ Александр Мастинин, долгое время преследовавшийся правоохранителями и осуждённый недавно по достаточно спорному обвинению, в своём Facebook заявил о причинах такой странной исполнительности: «Конечно, моим оппонентам хорошо известно, что я знаю многое о политической жизни Алтая… У меня есть не только богатые воспоминания. Но также и аудио- и видеофайлы с голосами и лицами известных, узнаваемых людей, которые откроют глаза на многих влиятельных чиновников, предпринимателей и «правоохранителей» Алтайского края. Вскоре каждый желающий сможет услышать, как заместитель Карлина Сергей Локтев «держит в своих руках» А. (далее идёт фамилия одного из руководителей надзорного ведомства края. – Ред.), сообщая, что «последний будет делать всё, что ему скажут, только бы не потерять свой нелегальный источник дохода – водоканал в одном из населённых пунктов Алтайского края»…

Происходящее на Алтае напоминает коррупционную схему, с которой столкнулись Гдлян и Иванов, расследуя хлопковое дело в Узбекистане в 80-х годах. Тот же самый альянс местной власти с силовиками, то же самое подавление инакомыслия и подкуп прессы. Далее местный парламентарий называет фамилии других высокопоставленных правоохранителей, которых якобы «контролирует» Локтев. Кому-то из них он будто бы «предоставил землю для строительства дома», кому-то оказал другие не менее серьёзные услуги.

Зачем первому заместителю главы региона нужны высокопоставленные силовики, может дать ответ социологическое исследование, проведённое центром «Социс» по итогам 10-летнего правления губернатора Александра Карлина. Отвечая на вопрос, можно ли в регионе вести честный бизнес, ничего не скрывая и никого не обманывая, 75% предпринимателей ответили, что это невозможно. 44% респондентов считают, что власти относятся к бизнесу, как к кошельку. «Закрытыми» для малого и среднего бизнеса, по мнению опрошенных предпринимателей, являются самые «хлебные» отрасли экономики – энергетика, строительство и ЖКХ. Как показал опрос, бизнесмены считают главным коррупционером именно первого вице-губернатора. «Схемы передела бизнеса, в том числе рейдерские, – в руках Локтева, – процитировали социологи предположение одного из своих респондентов. – Его бизнес-корпорация прочно встроена в вертикаль власти, на многих должностях сидят его люди. Он же является основной причиной отсутствия инвестиций в регион, весь бизнес должен договариваться с Локтевым. По-другому никак».

В качестве примера в одном из СМИ приводилась история с земельными участками в Барнауле, распределение которых с недавнего времени перешло в ведение краевых властей: «Хотя формально это управление находится в подчинении другого вице-губернатора, предприниматели могут получить земельный участок только с неофициального согласия Сергея Локтева, – сообщило издание, – он якобы убеждает предпринимателей делать «добровольные взносы», перечисляемые на определённые расчётные счета, после чего решения об оформлении начинают приниматься быстрее. Куда в дальнейшем идут эти средства, наш источник сказать не смог...».

Более того, если верить некоторым рассказам, на предприятие просто приезжает человек, уполномоченный «сверху», и забирает часть выручки. Это напоминает в точности такую же коррупционную схему, с которой столкнулись Гдлян и Иванов, расследуя хлопковое дело в Узбекистане в 80-х годах. Тот же самый альянс местной власти с силовиками, то же самое подавление инакомыслия и подкуп прессы.

Под прессом силовиков

О психологических методах давления, недавними жертвами которых, как предполагают некоторые, могли стать заместитель главы администрации Поспелихинского района и гендиректор ФНПЦ «Алтай», наглядно рассказал глава регионального отделения партии «Родина» Сергей Убраев, сам ставший фигурантом уголовного дела:

«Вчера мне взломали фейсбук. За короткий период это восьмой или девятый раз. Перед этим взломали все почтовые ящики, один я даже не смог восстановить... Очевидно, что это тоже элемент давления. Я считаю, что дело политическое. Мне вменяется в вину работа без лицензии на производство фармацевтических субстанций. Но все факты относятся к 2010–2011 годам. Почему тогда не возбудили дело? В 2013 году руководство ОНФ поручило мне изучить ситуацию с уголовным преследованием председателей колхозов из-за субсидий. У меня по этим делам огромное количество друзей осуждены. Это страшная история, просто про неё молчат. У кого-то семьи пострадали. Кто-то потерял родных – родители у людей пожилые. У кого-то жизнь закончилась. И когда я плотно залез в эти истории, возникло моё дело… Меня удивило изменившееся ко мне отношение людей, которых я считал друзьями. Кое-кто перестал звонить, кое-кто при встрече перешёл на другую сторону улицы. Я по полной программе получил. У меня самого обострилась желчнокаменная болезнь. Лёг в больницу… А ко мне следователь ходит каждый день – знакомьтесь с делом. Я говорю: «Я болею». Он: «Мы запрос сделали – вы в удовлетворительном состоянии, можете знакомиться». На меня в больнице смотрят, как не знаю на кого. 3 мая, в выходной, звонок – следователь пришёл в больницу. Бабушка-санитарка на вахте смотрит на меня – ну, типичный преступник! Какая надобность приходить ко мне 3 мая? Я успевал во все процессуальные сроки. Ради чего? Можно предположить, что психологическое давление имеет место. Я про своё уголовное дело узнал из Интернета. Можете себе представить? И только после того, как все везде всё написали, меня вызывают и сообщают, что против меня возбуждено уголовное дело…».

Подобные откровения – крайняя редкость среди бизнесменов и народных избранников региона, не говоря о чиновниках – им, согласно введённому губернатором этическому кодексу, вообще запрещено излагать для СМИ точку зрения, расходящуюся с мнением руководства края. Предприниматели боятся за свой бизнес. Краевых депутатов лишили права утверждать даже ключевые назначения на руководящие должности в крае.

Тепличные условия для разгула коррупции

В последние годы глава региона Александр Карлин демонстративно игнорирует депутатов краевого Законодательного Собрания. Даже недавнее решение о создании краевого правительства, принятое Карлиным, обошлось без какого-либо участия народных избранников. Молчат и местные СМИ: ни одно издание не удосужилось провести журналистское расследование в отношении Александра Жаркова, узнать у друзей и сослуживцев Александра о его последних днях и часах. Центр антикоррупционных инициатив Transparency International и руководитель его сибирского отделения Станислав Андрейчук опубликовали большой доклад о том, как и сколько тратят власти Алтайского края на пиар-поддержку губернатора Александра Карлина. Из бюджета региона только в 2016 году на «региональный PR» было выделено ни много ни мало 207,5 млн рублей.

Когда пресса, призванная быть гласом народа, безмолвствует, создаются поистине тепличные условия для такого разгула коррупции, который не снился даже знаменитым сыщикам Гдляну и Иванову. Когда правоохранители, призванные блюсти «государево дело» и выжигать калёным железом (конечно, в рамках закона) малейшие признаки коррупции, кумовства и чиновного беспредела, будто кормятся с руки этих самых коррупционеров и чуть ли не приятельствуют с ними не разлей вода, то регион превращается просто в кормушку для узкого круга приближённых к местному «хану» лиц, и честный бизнес здесь становится невозможным, а голоса возмущённых правдоискателей раздаются разве что из мест заключения, да и то еле слышно.