У Вадима Беляева по-дружески увели кредиты

Мошенники из ЗАО «Негоциант» вывели 80 млн долларов корпорации «Открытие» через фиктивное банкротство.
27.03.2017
Более $80 млн удалось вывести двум старым деловым партнерам из банка «Открытие» методом так называемого «кредитного пинг-понга». Один из компаньонов занимал деньги, а другой подавал иски о банкротстве фирм-заемщиков. Схема была очевидна, но акционеры «Открытия» Вадим Беляев, Рубен Аганбегян и Алексанр Мамут были так увлечены коррупционным освоением многомиллиардного санационного бюджета Центробанка, что в течение шести лет не замечали происходящего.

Уголовное дело по факту "мошенничества в сфере кредитования" (ст. 159.1 УК РФ) пока возбуждено в отношении неустановленных лиц. В основе же расследования лежит история с кредитом, выданным ОАО "Номос-банк" (сейчас банк "Открытие") ЗАО "Негоциант". Договор был подписан в 2008 году, общая сумма займа должна была составить $104 млн, деньги предназначались на строительство элитного жилого комплекса на Якиманской набережной в Москве. Как говорится в материалах дела, по декабрь 2014 года банк перевел на счета заемщика более $80 млн (свыше 5 млрд рублей по тогдашнему курсу ЦБ).

Однако в 2015 году "Негоциант" неожиданно заявил о невозможности вернуть одному из своих деловых партнеров — ООО "Нордстрой" — часть займа в размере около 4 млн рублей ООО обратилось в третейский суд. Ответчик наличия задолженности не отрицал, и суд принял решение в пользу истца. Впоследствии Арбитражный суд Москвы вынес определение о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. Попытка банка обжаловать это решение в ноябре прошлого года в Арбитражном суде Московского округа успехом не увенчалась. Между тем "Нордстрой" подал в Арбитражный суд Москвы иск о признании должника банкротом по упрощенной схеме, который был удовлетворен.

Следствие считает, что процедура упрощенного банкротства была использована для маскировки хищения средств банка. Дело в том, что, как настаивали в своих жалобах представители "Открытия", у ЗАО "Негоциант" в действительности отсутствует и никогда не существовала задолженность перед ООО "Нордстрой", а само третейское разбирательство было инициировано двумя компаниями исключительно в целях последующего контролируемого банкротства ЗАО по упрощенной процедуре банкротства ликвидируемого должника. Более того, отмечали банкиры, "Негоциант" ввел третейский суд в заблуждение по поводу своей якобы неплатежеспособности: согласно данным по расчетному счету этого ЗАО в банке "Открытие", только за период с июля по декабрь 2015 года компания перечислила третьим лицам более 31 млн рублей, а в декабре 2015 года на его счет поступило более 100 млн рублей от ПАО МОЭСК.

Тому же "Нордстрою" в 2015-2016 годах ЗАО "Негоциант" перечислило в общей сложности более 34 млн рублей в счет оплаты различных работ по договорам подряда. Причем, отмечали в "Открытии", эти обязательства у "Нордстроя" возникли гораздо позже образования задолженности, взысканной по решению третейского суда. Таким образом, говорилось в жалобах, ЗАО "Негоциант", заявляя о финансовых трудностях, продолжало выплачивать и получать денежные средства, а ООО "Нордстрой" не взыскивало задолженность "при отсутствии объективных препятствий". Более того, в арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника "Нордстрой", получивший такую возможность еще в октябре 2015 года, обратился только после того как узнал, что аналогичное заявление в июле 2016 года собрался сделать банк "Открытие".

Кроме того, утверждали банкиры, обе фирмы являлись аффилированными: по заявлению самого ЗАО "Негоциант", его бенефициарным владельцем является Юрий Гусев, а гендиректором ООО "Нордстрой" во время истории с кредитом был Сергей Кабалик, работавший одновременно и в ООО "Корпорация развития территорий" (КРТ), президентом которого был господин Гусев, а учредителем — сестра последнего Татьяна Пискарева. Она же, как говорилось в жалобе "Открытия", представляла в судах интересы и "Негоцианта", и "Нордстроя".

Между тем ранее препятствием для расследования истории с кредитом и банкротством, было то обстоятельство, что в решениях арбитражных судов, в которые обращались с жалобами банкиры, говорилось, что "процедура проверки и исследования доказательств, на основе которых принято решение третейского суда, не предусмотрена Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации". Однако вскоре ситуация может измениться. На днях ВС РФ, куда поступила жалоба "Открытия", пришел к выводу, что суд кассационной инстанции "не оценил доводы банка о недобросовестном поведении участников третейского разбирательства и о злоупотреблении правом с их стороны". Тем самым не были применены положения постановления пленума ВС от 23 июня 2015 года, в котором говорится, что "оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота". Сокрытие же сторонами в третейском суде ряда имеющих значение для разбирательства сведений ВС счел нарушением Гражданского кодекса. В связи с этим жалоба "Открытия" передана для рассмотрения в судебную коллегию по экономическим спорам Верховного суда. Таким образом, отмечают источники "Ъ", не исключено, что в ходе этого рассмотрения будет создан прецедент, при котором в кассационной инстанции, по сути, заново могут исследоваться все обстоятельства ликвидации той или иной коммерческой структуры, чего до сих пор в судебной практике не было.

Ранее «Открытие» упоминалось в связи с получением рекордной суммы в 127 млрд рублей, выделенных на санацию банка «Траст». Как сообщало агентство «Руспрес», такая ситуация могла объясняться тесными связями Вадима Беляева и главы Центробанка Эльвиры Набиуллиной, для которой «Открытие» является чем-то вроде личного кошелька. Такую же версию событий излагает и бывший совладелец «Траста» Илья Юров. Он уверяет, что санаторы из «Открытия» сознательно увеличивали размер «дыры» в банке в несколько раз, чтобы оформить и затем обналичить дополнительную государственную помощь.

Критика коррупционных схем Эльвиры Набиуллиной и Вадима Беляева привела к пересмотру системы санаций. Это очень плохой знак для «Открытия». Как можно понять из ситуации с компанией «Негоциант», банк Беляева плохо управляется и продолжает находится в числе ведущих финансовых организаций России только за счет спонсируемых государством санаций и поглощений. Прекращение финансирование со стороны ЦБ и проверка предыдущих сделок могут привести к краху «Открытия».