У Евгения Пригожина обнаружили связь с паразитами

«Школьные рестораторы» работают по древнему китайскому правилу «грабь во время пожара». Детям вручают рыбные консервы с глистами и соленую «сладкую соломку».
11.05.2020
«Скумбрию дальневосточную» со специфической добавкой — c белыми червями — привозили для детей компании, входящие в Ассоциацию предприятий социального питания в сфере образования и здравоохранения. Мы расскажем, как связаны паразиты с предпринимателем Евгением Пригожиным, который, как известно, вообще очень любит кормить детей. Особенно из небогатых семей. Из консервных банок вместе с хрящами скумбрии в тарелки выпадали гельминты. Глисты, проще говоря.

Скумбрия в банках — вообще-то неплохая закуска. Но рекомендации кормить ею детей лично мне не встречались. Хотя рыбу как таковую диетологи детям даже очень рекомендуют. В техзадании к типовому контракту на «организацию питания и обеспечение питьевого режима обучающихся» нет консервированной скумбрии. В разделе «Продукция рыбной промышленности» значатся, в числе прочего, филе лосося, форели, трески и семги, малосольная сельдь, консервы из лососевых «для приготовления первых блюд», а также «икра лососевая зернистая баночная», ГОСТ 18173–2004. Никто из родителей, с которыми я разговаривала, икры в школьном питании не припоминает. Может, кто-то перепутал икру лосося с глистами в скумбрии?

«Рыб, не содержащих паразитов, не может быть»

«Рыба играет большую роль в детском питании, — информирует взрослых сайт Ассоциации предприятий социального питания в сфере образования и здравоохранения. — Прежде всего, она полезна для сердца, сосудов, головного мозга. Легкоусвояемый белок, содержащийся в рыбе, необходим детям для активного роста мышц и костей, а полиненасыщенные жирные кислоты повышают стрессоустойчивость ребенка, нормализуют сон и настроение в течение дня».

О детских продуктовых наборах, в которых рыба как-то уж очень радикально действовала на детскую стрессоустойчивость и могла надолго лишить ребенка сна и настроения, первым написал телеграм-канал Readovka. Он процитировал родителей, получивших коробки с едой в московской школе № 1206 и обнаруживших червей в «Скумбрии дальневосточной».

Администрация школы не отрицала произошедшего, на ее сайте появилось извинение за «консервы ненадлежащего качества». Есть их, предупреждала школа, не надо, консервы заменят на качественные. Поставщику «направлен претензионный акт». Телеграм-канал на основе данных о госзакупках предположил, что поставщик — компания «Школьник-ЮЗ», тесно связанная с фирмой «Конкорд», подконтрольной «кремлевскому ресторатору» Евгению Пригожину.

Скоро выяснилось, что не предусмотренные рецептурой добавки к скумбрии обнаружили семьи, получившие наборы и в других школах. Жаловались родители из 626-й, 1161-й школ. Так совпало, что их детей тоже до начала карантина кормил обедами «Школьник-ЮЗ».

Потом начали подключаться другие школы. С «Новой» разговаривали мамы из 904-й, 2025-й, из колледжа индустрии сервиса и гостеприимства. Кто-то выкладывал в соцсетях живописные фотоснимки, обводя кружочками паразитов на тарелке, кто-то шел менять банки, не рискуя их вскрыть. Газета «Новые известия» написала о точно таких же консервных банках с тем же наполнением, полученных в школах №№ 113, 1354, 2109 и 1368.

Обвинять в низком качестве рыбных консервов поставщиков поначалу язык не поворачивался. Ну не могут же они заглянуть в банку. Шишки посыпались на производителя «Скумбрии дальневосточной» — Рыбоконсервный завод № 7 в городе Серпухове (Московская область). Его директор Олег Порозов опознал золотисто-охристую наклейку на рыбе.

— Да, это наша банка, — со вздохом признал он в разговоре с «Новой». — Мы эту скумбрию много кому поставляли — нареканий не было. Видимо, какая-то партия рыбы пришла зараженная. Такая уж она бывает, к сожалению, в мировом океане. В каких-то районах промысла. А как мы это проконтролируем? К нам рыба приходит уже после ветеринарной инспекции, ее контролируют в районах промысла. А мы получаем ее уже с документами, что она безопасная. И она действительно безопасная. Это, скажем так… Это неэстетично выглядит. Но вреда никакого не несет.

И тут мы узнали, что вреда действительно не несет. И правда — такая она бывает. На «рыбу океанического промысла мороженую», которая и поступает на консервные заводы, действует ГОСТ 20057–96. Он запрещает присутствие в сырье «живых гельминтов и их личинок, опасных для здоровья человека»,

но некоторое количество «неопасных для здоровья человека» паразитов — это, согласно ГОСТу, допустимо и разве что не приветствуется.

На этот счет есть «Инструкция по санитарно-паразитологической оценке морской рыбы», утвержденная Министерством рыбного хозяйства СССР в 1988 году. Она действует до сих пор. Документ написан на удивление доходчивым литературным языком.

«Нужно помнить, что рыб, не содержащих паразитов, нет и не может быть, — сказано в инструкции. — Поэтому сам факт обнаружения паразитов не может быть основанием для браковки рыбы или снижения ее сортности; необходимо учитывать, какие встречены паразиты, в каком состоянии и в каком количестве. Следует также знать, что среди паразитов морских рыб нет ядовитых видов или таких, которые могли бы обусловливать ядовитость пораженной ими рыбы… Паразиты жабр, других органов, в особенности пищеварительного тракта и собственно полости тела, не могут быть причиной браковки рыбы или понижения ее сортности».

На этом, собственно, можно было бы закончить невеселую историю о том, как детей напугали скумбрией. Никто не отравился, не заболел. Ну, разве что кто-то надолго возненавидел полезный «для активного роста мышц и костей» продукт. Но тут публично выступил поставщик обедов в упомянутые школы — учредитель компании «Школьник-ЮЗ» Павел Панфилов. С одинаковой страстью он отрицал связь и со скумбрией в банках, и с «Конкордом» Пригожина.

— «Школьник-ЮЗ» никаких продуктовых наборов никому не поставлял, — заявил Панфилов в разговоре с «Новой». — Первое: «Школьник-ЮЗ» поставками продуктовых наборов не занимался и не занимается. Мы являемся операторами горячего питания. Вот когда школы откроются, тогда мы начнем работать. Второе: ни я, ни мои компании никакого отношения к господину Пригожину и «Конкорду» не имеем. Более того: он всегда был моим конкурентом, мы всегда с ним боролись и имели очень напряженные отношения».

Первые же попытки убедиться в искренности «конкурента Пригожина» обнаружили: насчет «не занимался и не занимается» продуктовыми наборами он, мягко говоря, загнул. В конце марта — начале апреля, то есть уже в период действия «режима повышенной готовности», у компании «Школьник-ЮЗ» были заключены госконтракты на «услуги по обеспечению продуктовыми наборами» и просто «продуктовые наборы» с шестью школами в Московской области. Пять из них расторгнуты, но шестой, согласно данным в системе госзакупок, продолжает исполняться. Рыбные консервы, судя по техзаданию, в них предусмотрены. Мы попробуем показать, до какой степени банки с червями «не имеют отношения» к «кремлевскому ресторатору» Евгению Пригожину.

Дальше — следите за руками. Названия фирм, поставлявших детям еду, будут мелькать, как наперстки с горошинкой в известном фокусе. Вам может показаться, что это хаос: слишком много имен и цифр. На самом деле, как и в том фокусе, в этом есть логика.

Если грубо обобщить, то эпидемия плюс небогатые семьи, которым стало нечего есть в «режиме повышенной готовности», — прекрасная питательная среда не только для тех паразитов, что засели в скумбрии.

Полный набор

Кроме банок со скумбрией и всем остальным, в комплекты для школ вошли и другие продукты, «рекомендованные для детского питания» главным санитарным врачом РФ, как заверил «Новую» Департамент образования Москвы: «Все требования к качеству продуктовых наборов прописаны в контрактах».

В контрактах, упомянутых департаментом, есть полный перечень продуктов. Забегая вперед, добавим: в тех случаях, когда контракты вообще заключены и опубликованы на сайте госзакупок.

В набор входят 17 наименований продуктов: рыбные консервы (4 банки), рис 1-го сорта (2 упаковки), гречка 1-го сорта (1 упаковка), макароны (900 граммов), мука (2 кг), сахар (900 граммов), кукурузные хлопья (450 граммов), литр подсолнечного масла, кукуруза в банках (245 граммов), 2 литра фруктовых соков, 4 пакета молока 3,2% жирности, чай в пакетиках (2 упаковки по 25 штук), банка сгущенки, какао-порошок (250 граммов), печенье (2 пачки по 61 грамму, это примерно 10 штучек) и две плитки с содержанием шоколада 25%. Еще детям почему-то оказалась рекомендована соленая соломка под названием «Настена-сластена».

Таблицы с перечислением продуктов в контрактах разных фирм совпадают не просто по тексту, а даже по оформлению. Так, что одно и то же «молоко цельное сгущенное» вписано другим шрифтом — у всех одинаковым. Даже полоски, оставленные при печати принтером, совпадают. Даже угол наклона текста при печати. Словно разные компании пользовались одной и той же компьютерной периферией или у них один ксерокс на всех.

В разных школах родители выкладывали в соцсетях фото — и выяснялось, что поставщики, видимо, еду брали на одних централизованных складах.

— Продукты съедобные, но в магазинах я таких никогда не видела, — поделилась с «Новой» Екатерина, у которой сын получал набор в 2025-й школе. — Или какой-то noname, или неизвестные производители.

Цены у поставщиков, заключавших договоры с разными школами, различаются на рубль-полтора: 2178 рублей, 2179 рублей 50 копеек. Я не поленилась и доехала со списком до ближайшей, например, «Пятерочки».

Если бы директора школ, прежде чем заключать договоры с загадочными фирмами, сделали то же самое, они увидели бы: тот же набор продуктов можно купить за 1600 рублей.

И это, заметьте, цена без оптовых скидок. А если бы малообеспеченным семьям просто выдали на руки по 2179 рублей, они всяко распорядились бы деньгами лучше, чем поставщики скумбрии.

На кормлении

По данным системы госзакупок, в течение года все учебные заведения, упомянутые в связи с паразитами, получали питание от выбранных год назад поставщиков. Режим самоизоляции в Москве начался в середине марта, обязательства компаний должны были действовать еще три с половиной месяца (до 30 июня). Но школы закрылись на карантин. И кормить в столовых стало некого. Теперь кто-то должен был обеспечить детей питанием по другой схеме — наборами.

«Школы самостоятельно заключают договоры на оказание услуг по организации питания и обеспечению питьевого режима, — ответили на запрос «Новой» в Департаменте образования Москвы. — Действующие договоры не предусматривают поставку продуктовых наборов взамен горячего питания. Продуктовые наборы поставляют в рамках контрактов, которые заключает школа с поставщиком в соответствии с требованиями Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд».

Но ни у одной из перечисленных школ, по информации в системе госзаказа, отдельных контрактов на закупку продуктовых наборов в марте-апреле нет. Кто же тогда снабжал их сухими пайками?

«Поставщиком продовольственных наборов в школах №№ 1206, 1161 и 626 выступает ООО «Экосреда», — сообщили «Новой» в Департаменте образования (на момент запроса информации об остальных получателях скумбрии у нас еще не было).

По данным системы госзакупок, у «Экосреды» нет контрактов на поставку наборов и в эти три школы, и в остальные, названные в связи со скумбрией. В редакцию «Новой» обратилась мама ученика 904-й школы и прислала выразительные снимки с червями. А с ними — и фото коробки, в которой принесли набор. На наклейке в качестве поставщика указано то же ООО «Экосреда». Наборы дети получали к первомаю, но, по информации на 8-е число, с 904-й школой у этой фирмы контракта не было.

По данным СПАРК, компания «Экосреда» существует на рынке с декабря 2015 года. Она никогда не участвовала в тендерах на школьное питание до последних чисел марта 2020-го. Закупки у нее сделали школа № 281, Московский колледж архитектуры и градостроительства (МКАГ) и Российский государственный гуманитарный университет (РГГУ). Покупали по принципу «у единственного источника», то есть без конкурса. Обоснования, составленные руководителями этих учреждений, повторяют друг друга с точностью до величины пробелов, различаются в них только данные заказчика и суммы. Выглядит так, будто за три учебных заведения поставщика выбрал кто-то один. На каком основании «Экосреда» возила коробки с едой остальным — неизвестно.

На других коробках, фото которых прислали «Новой» родители, значились другие поставщики: «Ариадна», «Агроресурс», «Ньютехнолоджи»... Для всех это были, судя по данным СПАРК, первые в жизни контракты на поставку еды в детские учреждения. По тексту, по оформлению, по следам от принтера и по составу наборов документы у них похожи поразительно. Цены различаются на копейки. Все договоры школы заключали без конкурсов, по принципу «у единого источника», и обоснования, составленные разными директорами тоже, кажется, печатали на одном принтере.

Всего в Москве зарегистрированы шесть фирм с названием «Экосреда», семь «Ньютехнолоджи», 156 «Агроресурсов» и 603 «Ариадны». Как, интересно, директора школ узнавали, что закупать наборы надо именно у этих «единственных источников»?

Три компании из четырех известных нам с августа 2019 года входят в упомянутую выше Ассоциацию предприятий социального питания. Ту самую, что заботливо рекомендует детям есть рыбу и дает другие советы о вкусной и здоровой пище. Вероятно, туда входит и «Экосреда», просто перечень членов партнерства в распоряжении «Новой» есть только на октябрь 2019 года.

Ассоциация создана в 2013 году, и возглавил ее тогда гендиректор ООО «СП Конкорд», принадлежавшего Евгению Пригожину. Учредителями выступали две компании — ООО «Продфутсервис» и ООО «АВК». Бывшая гендиректор и совладелица первой Елена Ляшун руководила «Конкордом Плюс» Пригожина. Еще одна компания, где Ляшун числилась директором, зарегистрирована по тому же адресу, что «Лахта парк премиум» Любови Пригожиной. Эта явно незаменимая для «Конкорда» женщина работала и со вторым учредителем ассоциации. Таким образом, связь между скумбрией с глистами и «кремлевским ресторатором» достаточно очевидна.

— Мало ли кто входит в Ассоциацию? — отреагировал на вопрос «Новой» совладелец «Школьника-ЮЗ» Павел Панфилов. — Туда входят все поставщики социального питания.

Не все. Из 40 предприятий, входивших в партнерство до 2015 года, 25 из него вышли. Кто-то перестал выигрывать госконтракты, а кто-то перестал и существовать. В 2019-м туда начали вступать новые члены. Именно они и выигрывали тендеры на организацию питания в московских школах и колледжах в 2019–2020 учебном году.

Спасите «Конкорд»

В 2018 году в нескольких садиках дети и сотрудники заболели дизентерией. Виновным в скандале называли «Комбинат питания «Конкорд» Евгения Пригожина. И с 2019-го комбината на этом рынке не стало. Точнее, по данным СПАРК, Евгений Пригожин вышел из состава собственников, из названия фирмы выпало слово «Конкорд», а сама она «выпала» из подрядов на детское питание. Означает ли это, что от снабжения едой московских детей Евгений Пригожин отошел?

Как уже рассказывала «Новая», «кремлевский ресторатор» начал кормить московских детей в 2011 году. Перед этим он потерпел неудачу в Петербурге и Ленобласти: запустил большой комбинат по производству «бортового питания» (как в самолетах) для школ, стал выигрывать тендеры, но потом его попросили уйти родители, которым оказалось не все равно, что едят их дети.

В столице «Конкорд» сразу выиграл 17 контрактов на общую сумму 1,65 миллиарда рублей. С реализацией дело поначалу пошло не очень: в первые же дни сентября 2011-го ученики трехсот школ в Юго-Восточном и Северном округах столицы остались голодными, потому что «Конкорд» не успел завезти им свои «бортовые» ланч-боксы.

На форуме s-cool.ru немедленно, прямо 3 сентября, появились восторженные отзывы родителей: их дети раньше привередничали, а теперь в восторге от школьных обедов, спасибо новому поставщику питания — компании «Конкорд». Под отзывами стоят метки администратора сайта: «Сообщение создано с целью манипуляции общественным мнением». И ссылка: сколько еще подобных отзывов оставлено с одного компьютера под разными именами. Узнаете руку мастера?

На конкурентном (на тот момент) московском рынке соцпита «Конкорд» прочно угнездился. Спустя год, в 2012-м, из 49 тендеров, в которых участвовал, он выиграл 49. И уже заключил договоров на 17 миллиардов рублей. Через пять лет, в 2016-м, «Яблоко» провело исследование и выпустило доклад, в котором подсчитало: формально «Конкорд» занял четверть рынка питания в детских садах и школах Москвы. Кроме него, доли достались «Школьнику-ЮЗ», Комбинату дошкольного питания (КДП) и «Московскому школьнику». Эти три фирмы имели один адрес, контролировал их Павел Панфилов, чего он сам теперь не отрицает. Последнее место заняло ООО «Вито-1».

Все эти предприятия входили в Ассоциацию, образованную «Конкордом», с самого ее основания.

По информации РБК, летом 2015 года активы Панфилова фактически перешли под контроль Пригожина с помощью сложной схемы с перепродажей и цепочкой залогов. Издание цитирует сотрудников «Школьника-ЮЗ», которые рассказывают: их возили с экскурсией на комбинат «нового владельца» и давали указание «акты и другие документы» доставлять по новому адресу — в один из филиалов «Конкорда». По данным СПАРК, компании и в самом деле синхронно сменили владельцев летом 2015 года, потом оказались заложены на срок «до исполнения обязательств» и остаются в залоге до сих пор. От залогодержателей РБК и проводит цепочку к «Конкорду», точнее — к его незаменимой сотруднице Елене Ляшун. Павел Панфилов, повторим, эти связи отрицает, а о себе продолжает говорить как о фактическом собственнике компаний.

В 2019 году, когда «Конкорд» вроде бы отошел от школьных дел, на рынке появились новые игроки: компании «Продсоюз», «Руссоцкапитал», «Верона». Они не просто вступили в Ассоциацию с «Конкордом», а сделали это в один день. И — о чудо: никогда прежде не занимаясь детским питанием (они специализировались на поставках еды в медучреждения), вдруг начали получать миллиардные контракты. Больше всего повезло «Вероне»: она получила бывших клиентов «Комбината питания «Конкорд» со 130-ю контрактами на 8 миллиардов рублей. Журналист Дарья Бурлакова, писавшая в «Новой» о методах работы ресторатора Пригожина в детских учреждениях, рассказала в своем телеграм-канале «Факты без цензуры»: страница на сайте hh.ru, которую раньше использовал для набора персонала «Конкорд», теперь перерегистрирована на «Верону».

«Школьник-ЮЗ» остался на рынке и продолжает поставлять продукты в школы. А его владелец почему-то продолжает говорить о Пригожине, вроде бы по формальным признакам потерявшем рынок, как о конкуренте.

Департамент образования Москвы заверил «Новую», что паразиты у него на карандаше: «На особом контроле вопросы своевременного устранения выявленных недостатков».