У Comepay наступила терминальная стадия

Оператора терминалов признали банкротом.
13.07.2020
Некогда крупнейший оператор платежных терминалов Comepay прекратил существование. Его ключевая структура — ООО «Кампэй» — признана банкротом по иску Альфа-банка, который хочет взыскать с компании или ее учредителей около 327 млн руб. Банкротство Comepay, который не смог подстроиться под реалии рынка, было ожидаемым — терминальные сети уже редко работают как отдельный бизнес, считают аналитики.

Арбитражный суд Москвы признал банкротом ООО «Кампэй» (бренд Comepay) по иску Альфа-банка, открыв в компании конкурсное производство, сумма претензий превысила 327 млн руб., следует из решения, опубликованного 19 июня. В материалах дела говорится, что Comepay в 2016 году получил от банка гарантии с лимитом до 400 млн руб., однако перестал выполнять обязательства по ним перед сотовыми операторами, в пользу которых принимал платежи через терминалы: «МегаФоном» (218 млн руб.), «Вымпелкомом» (146 млн руб.) и МТС (30 млн руб.). Конкурсный управляющий уже пришел к выводу, что у должника отсутствует имущество, достаточное для погашения требований кредиторов.

В самом Альфа-банке “Ъ” сообщили, что собственник Comepay покинул страну и не был готов отвечать по обязательствам компании. «Для защиты законных интересов банка мы планируем привлечь заемщика к субсидиарной ответственности»,— добавили в пресс-службе банка. Там не уточняют имя собственника, но источник, знакомый с ходом банкротства, говорит, что речь о председателе совета директоров ликвидированного в 2017 году Финарс-банка Дмитрии Цацхине.

Comepay и Финарс-банк были связаны и на уровне менеджмента: гендиректором Comepay ранее был Игорь Лабазов, а его заместителем — Дмитрий Котиков, оба — члены совета директоров банка. Господин Лабазов заявил “Ъ”, что около полутора лет не работает в Comepay, отметив, что управлял компанией в основном ее учредитель.

По данным Kartoteka.ru, 70% ООО «Кампэй» принадлежит сейшельской «Инвестмакс Лимитед», 30% — Розе Дижечко. Чистый убыток компании по итогам 2018 года превысил 53 млн руб. при выручке 679 млн руб. (данные «СПАРК-Интерфакса»). Сеть Comepay насчитывала более 25 тыс. терминалов, установленных в сетях ритейлеров «Магнит» и X5 Retail Group («Пятерочка», «Перекресток» и др.). Но, как сообщал “Ъ” 7 мая 2019 года, в ходе реорганизации бизнеса компания решила свернуть проект по процессингу платежей и передать терминалы под управление группы Qiwi. В Qiwi не комментируют партнерство с Comepay.

На сайте группы Comepay указано, что она также занимается эквайрингом и поставками онлайн-касс под брендом «Кассатка», однако указанные на странице телефоны не отвечают. Частью группы также считалась компания «Чек Онлайн», занимающаяся сдачей в аренду онлайн-касс для интернет-магазинов, вендинговых автоматов и другой техники. В «Чек Онлайн» “Ъ” заявили, что не имеют отношения к Comepay (при этом, согласно Kartoteka.ru, компании зарегистрированы по одному адресу, а госпожа Дижечко до марта 2018 года была единственным собственником «Чек Онлайн»).

Единственным шансом кредиторов вернуть средства станет взыскание их с бенефициаров компании—учредителя Comepay, констатируют опрошенные “Ъ” юристы. «В последнее время суды ушли от формального подхода установления участников и существенно расширили круг лиц, которые могут быть привлечены к субсидиарной ответственности,— уже есть прецеденты привлечения членов семьи руководителя, его заместителя, сотрудников, отвечающих за принятие важных решений, а также членов семей и наследников лиц, контролирующих должника и ответственных за банкротство»,— отметила партнер адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Вера Рихтерман.

При этом банкротство Comepay — некогда крупнейшего оператора платежных терминалов — стало ожидаемым. «Не думаю, что с точки зрения отрасли уход Comepay — существенное событие. Сейчас терминалы — это скорее инфраструктура для бизнеса, а не основной источник доходов, как это у Qiwi»,— рассуждает аналитик «ВТБ Капитала» Владимир Беспалов. В Comepay, по его мнению, не смогли придумать продукт, который помогал бы развиваться бизнесу, в дополнение к терминалам, и поэтому компании пришлось уйти с рынка.