«Транснефть» сообщила о воровстве керосина для московских аэропортов

Неизвестные слили из трубы топливо на 285 миллионов рублей.
11.04.2018
«Транснефть», проанализировав данные с мая 2016 г. по декабрь 2017 г. о приеме, транспортировке и сдаче топлива грузополучателям по трубопроводам, обнаружила недостачу авиакеросина на сумму более 285 млн руб. (15 359 т), говорится в февральском письме президента компании Николая Токарева министру транспорта Максиму Соколову. Отрицательные значения баланса зафиксированы на Кольцевом магистральном нефтепродуктопроводе вокруг Москвы (КМНПП, мощность – 7 млн т), по которому снабжаются керосином «Шереметьево», «Внуково», «Домодедово». С содержанием документа ознакомились «Ведомости», подлинность подтвердил чиновник. Аналогичные письма «Транснефть» направила в ФСБ, МВД, Генпрокуратуру, указано в нем. Источник в МВД подтвердил получение документа.

В ходе проверок обнаружены признаки, указывающие на «возможные хищения топлива через несанкционированные врезки» в КМНПП с использованием отводов на топливно-заправочный комплекс (ТЗК) «Шереметьево» (75% принадлежит «Роснефти») и «Газпромнефть-аэро», а также выведенных из эксплуатации отводов на нефтебазу «Павельцы» в Химкинском районе Московской области. Представитель «Газпромнефть-аэро» сказал, что компания не получала обращений от «Транснефти» по поводу возможного хищения топлива, а его недостачу не фиксировала с мая 2016 г. по декабрь 2017 г. Представитель ТЗК «Шереметьево» на запрос «Ведомостей» не ответил.

С участием МВД были обнаружены и ликвидированы 22 незаконные врезки, но установить обстоятельства хищения и виновных лиц не удалось, пишет Токарев. Несмотря на это, факт недостачи топлива по-прежнему есть. Это говорит «о возможном наличии неустановленных способов хищения нефтепродуктов», а также «длящегося преступления организованной группой лиц», сказано в письме. Хищения несут серьезные риски по обеспечению топливом аэропортов, создают угрозу возникновения техногенных аварий и экологических катастроф, считает Токарев. Часть похищенного топлива могут получать авиакомпании, выполняющие чартерные рейсы. Речь идет рейсах в первую очередь самолетами малой авиации, говорит человек, знакомый с обращением «Транснефти». «Незаконный оборот топлива не гарантирует контроля его качества, что, в свою очередь, может повлечь авиакатастрофы», – предупреждает Токарев.

Авиационное топливо может быть использовано для изготовления зимнего дизеля из летнего, указывает топ-менеджер московского аэропорта. «Ворованный керосин не может попасть в самолет в крупном аэропорту, – уверен собеседник. – У ТЗК во всех московских аэропортах есть лаборатории по контролю за качеством керосина. При заправке каждого самолета берется проба и хранится до тех пор, пока самолет благополучно не приземлится. Если с бортом что-то случается, Следственный комитет проверяет эту пробу».

В письме Минтранса Токареву говорится, что министерство не обладает полномочиями по противодействию хищению. Московская межрегиональная транспортная прокуратура сообщила, что труба проходит по территории территориальных органов МВД, которые ей неподнадзорны, МВД продолжает проверку, следует из писем госорганов (с их содержанием ознакомились «Ведомости»). Представители Минтранса, «Транснефти» от комментариев отказались.

Максимальное наказание за хищение из нефтепровода – до 6 лет лишения свободы, говорит партнер юридической компании «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Горбунов. Проблема врезок в трубе существует давно, число таких преступлений не сокращается, продолжает он. В 2017 г. «Транснефть» обнаружила 227 врезок в нефтепродуктовой трубопроводной системе, а за последние 10 лет – 2215. Главная проблема – это протяженность трубопроводов и невозможность контроля за соблюдением охранной зоны (25 м от оси трубы на всем маршруте, 50 м – от емкостей для хранения и дренажа нефтепродуктов). «Нарушения допускаются повсеместно. Речь идет не столько о самозахвате земель, сколько о нарушениях со стороны администрации населенных пунктов (продажа земли под строительство жилья, торговых центров и т. д.), в границах которых труба проходит», – отмечает Горбунов. По его данным, в охранной зоне магистральных нефтепродуктопроводов находится до 1500 объектов недвижимости, которых там быть не должно.