Торг на месте

Имущество Татфондбанка выставят на аукцион не раньше середины года.
11.04.2018
Конкурсное производство в Татфондбанке затягивается. Вчера, через год после признания банка банкротом, Михаил Захваткин, представитель Агентства по страхованию вкладов (АСВ), заявил, что татарстанское Агентство по госзаказу, на площадке которого по настоянию властей региона планировалось распродавать имущество банка, «оказалось не готово исполнять функции организатора торгов». Как объясняют в самом Агентстве по госзаказу, оно не смогло заниматься распродажей, поскольку не входит в саморегулируемую организацию торговых площадок. Господин Захваткин надеется в скором времени определить нового оператора, чтобы открыть аукцион хотя бы до середины года. В Союзе пострадавших клиентов Татфондбанка не исключают, что «АСВ сделало все, чтобы никто чужой на торги не зашел». Однако при этом замечают, что ликвидного имущества Татфондбанка все-равно не хватит даже для удовлетворения требований кредиторов первой очереди.

АСВ решило сменить оператора торгов по продаже имущества обанкротившегося Татфондбанка. Об этом вчера на заседании арбитражного суда сообщил представитель агентства Михаил Захваткин. Он пояснил, что ранее в качестве организатора торгов комитет кредиторов утвердил АО «Агентство по государственному заказу Республики Татарстан» (АГЗРТ), которое принадлежит правительству республики. Однако, по словам конкурсного управляющего, АГЗРТ «уклонилось от подписания договора и оказалось не готово исполнять функции организатора торгов». В результате продажа имущества банка до сих пор не объявлялась, хотя, как уверяет господин Захваткин, АСВ к ней было готово еще в декабре прошлого года. Сейчас, по его словам, АСВ завершает отбор новой электронной площадки. Первые торги планируется провести до середины года.

В связи с этим вчера Арбитражный суд Татарстана по ходатайству господина Захваткина продлил конкурсное производство в Татфондбанке еще на полгода, до 10 октября.

Напомним, ЦБ отозвал лицензию Татфондбанка 3 марта прошлого года. 10 апреля банк был признан банкротом. На 1 марта 2018 года установленная задолженность Татфондбанка составила 146,9 млрд руб. В реестр были включены требования 17,5 тыс. кредиторов, в том числе 11,6 тыс. кредиторов первой очереди — на 71,2 млрд руб., 5,8 тыс. кредиторов третьей очереди — на 75,7 млрд руб. К настоящему моменту в конкурсную массу поступило 14,3 млрд руб. До 28 августа 2018 года АСВ намерено выплатить кредиторам первой очереди 20% суммы их требований.

На дату открытия конкурсного производства балансовая стоимость имущества Татфондбанка оценивалась в 214,8 млрд руб. В том числе кредиты — в 119,8 млрд руб., активы, переданные в доверительное управление, — 25,9 млрд руб., вложения в ценные бумаги — 31,1 млрд руб. В ходе инвентаризации, сообщил вчера господин Захваткин, была выявлена недостача активов банка в размере 40,9 млрд руб., из которых удалось вернуть только часть — балансовой стоимостью 11 млрд руб. На 1 марта 2018 года балансовая стоимость активов банка оценивается в 210,6 млрд руб.

Ликвидного имущества у Татфондбанка не так много. Согласно оценке, рыночная стоимость транспортных средств, недвижимости, пакетов ценных бумаг и долей в различных компаниях составляет всего 3,3 млрд руб. При этом на здания и земельные участки приходится 674 млн руб. Самым дорогим среди объектов недвижимости Татфондбанка считается его центральный офис площадью чуть более 5 тыс. кв. м на Чернышевского, 43/2, в Казани. Его оценили в 133,56 млн руб., а 1,77 тыс. кв. м земли под ним — в 16,88 млн руб. Также считается весьма привлекательной 100%-я доля в ООО «Газовик», за которую ожидают выручить не менее 1,55 млрд руб. Принадлежащий Татфондбанку пакет акций нижегородского Радиотехбанка был оценен в 105 млн руб. с учетом «скидки на неконтрольный характер объекта» (подробнее см „Ъ“ от 5 октября 2017 года).

Власти Татарстана надеялись контролировать продажу имущества Татфондбанка. С этой целью по предложению представителя «Татнефти» в комитете кредиторов банка в ноябре прошлого года оператором торгов был утвержден АГЗРТ. Республиканское агентство планировало заниматься реализацией активов без вознаграждения — лишь на условиях «компенсации понесенных затрат». Аналогичное решение впоследствии принял комитет кредиторов другого банка-банкрота — Интехбанка. На сайте agzrt.ru даже был размещен перечень объектов предстоящих аукционов. Однако в феврале АГЗРТ написало отказ от заключения договоров на проведение торгов. Как объяснял глава агентства Яков Геллер, татарстанская электронная площадка не подошла по ряду требований. В частности, агентство не входит ни в одну из саморегулируемых организаций (СРО) торговых площадок.

Лидер Союза пострадавших клиентов татарстанских банков, член комитета кредиторов Татфондбанка Александра Юманова подтвердила вчера „Ъ“, что вопрос с тем, кто и где будет проводить торги, «остается подвисшим». По ее словам, заседание комитета кредиторов, на котором должен быть утвержден новый оператор торгов, пока не назначено. Сама она голосовала за привлечение АГЗРТ как за «меньшее из зол»: «Геллер хотя бы здесь, в Татарстане, до него можно достучаться. От АСВ будет сложно добиться какой-либо информации». Госпожа Юманова отметила, что, как правило, имущество банков АСВ продает на своей площадке: «Я допускаю, что АСВ сделало все, чтобы никто чужой на торги не зашел. Мне не понятно, почему татарстанская площадка подходит для госзакупок, но не подходит для продажи имущества банкротов». Александра Юманова также добавила, что сейчас имущества Татфондбанка не хватает даже для того, чтобы расплатиться с кредиторами первой очереди: «Да, балансовая стоимость заявлена на 200 млрд руб. Есть кредитные портфели, ценные бумаги. Но каких-то крупных активов, которые можно продать, по факту нет».

Господин Геллер вчера сообщил „Ъ“, что АГЗРТ планирует вступить в СРО торговых площадок в ближайшее время. Он выразил надежду, что его агентство сможет стать оператором торговой площадки, где будет проходить распродажа имущества Татфондбанка, даже при смене организатора торгов. «Я исполняю решение руководства республики», — пояснил он.