Томительное ожидание

Незаметное влияние санкций на экономику России.
28.05.2014
Введенные против России санкции действуют гораздо сильнее, чем это видно со стороны. У санкций имеется "невидимая сторона", и в ее тени срываются сделки, замораживаются проекты и распродаются активы. Хотя непосредственное действие ограничений, казалось бы, и не очень масштабное.

От санкций, введенных США и ЕС, пострадали организации, непосредственно указанные в соответствующих списках. Например, количество вкладов в банке "Россия" в течение апреля уменьшилось на 35% (примерно на 13 млрд руб.). Но страдают не только они. В конце апреля глава ВТБ Андрей Костин жаловался, что лондонское подразделение группы VTB Capital испытывает сильное давление со стороны Банка Англии, причем ему "пытаются предъявить требования, которые несовместимы с регулярной практикой надзора".

Таких прецедентов немного. Но есть опасность так называемого третьего этапа санкций, или "санкций третьей степени", и они уже будут иметь "секторальный" характер, то есть будут направлены не против отдельных лиц, а сразу против целых отраслей экономики.

Однако принятие подобных мер - под большим вопросом, и успешное проведение выборов президента Украины должно по идее ликвидировать повод для их введения.

Но даже еще не введенные санкции уже сказываются на нашей экономике.

Самоизоляция

Санкции стали "информационным поводом" для чрезвычайно значимых процессов в российской экономической политике.

Просматриваются два тренда: с одной стороны, мы пытаемся там, где можем, усилить нашу автаркию и самодостаточность. Пробуем создать национальную платежную систему, поощряем внутренний туризм (особенно в Крым), объявили о готовности производить все компоненты для ВПК. В связи с этим разворачиваются странные "игры" вокруг систем Visa и MasterCard: российские власти то пытаются их выгнать из страны, то ослабляют давление. Одновременно мы развиваем связи с политически нейтральным Китаем, лучшим примером чего стал крупный контракт "Газпрома" о поставках "голубого топлива". "Газпром" отчасти подстраховался на случай, если Европа захочет уменьшить свою зависимость от наших газовых поставок, хотя тяжелое положение "на западном фронте" заставило российскую сторону в контракте с Поднебесной пойти на значительные ценовые уступки. И к Азии поворачиваются не только госкомпании. "Многие из наших клиентов стали задумываться о переходе на обслуживание в финансовые институты из юрисдикций, не входящих в США и ЕС, например в азиатские", - рассказали "Ко" в инвестиционной компании "Атон".

Вообще, огромное количество решений, принимаемых сегодня и российским правительством, и российскими компаниями, и нашими иностранными партнерами, мотивируются одним и тем же - необходимостью подстраховаться на случай санкций.
Например, Центральный банк постепенно сворачивает скупку американских государственных ценных бумаг, и в результате на первое место в списке стран, где размещается большинство наших резервов, вышла Франция.

Газпромбанк перевел ценные бумаги клиентов, хранившиеся в Euroclear и Clearstream, в Национальный расчетный депозитарий (НРД), и хотя фактически бумаги остались в европейских расчетных системах, их номинальным держателем отныне является НРД. А среди возможных клиентов Газпромбанка эксперты называют такие связанные с ним организации, как "Газпром", "Газпром-медиа", Объединенные машиностроительные заводы и GPB Global Resources. В марте Газпромбанк перевел большую часть валютной ликвидности (236 млрд руб.), которая в конце 2013 г. была размещена в межбанковских кредитах, на валютный корсчет в ЦБ.

Нам не дают

Томительное ожидание санкций на фоне общего экономического замедления приводит к тому, что все, кто принимает решение в глобальном бизнесе, и особенно в банковской сфере, начинают относиться к РФ со все большей осторожностью. Так, западные банки стали включать в договоры о предоставлении кредита российским компаниям пункт, обязывающий заемщика незамедлительно возвратить всю сумму выданных ему средств в случае, если компания или ее владельцы угодят в санкционный список.

Появляются сообщения, что начался процесс ухудшения условий кредитования наших компаний. Например, западные банки (Deutsche Bank Amsterdam branch, ING Bank NV, Societe Generale и др.), которые предоставляли синдицированный кредит на $1 млрд "Металлоинвесту" Алишера Усманова, внесли корректировки в договор буквально за несколько дней перед выдачей денег. К сожалению, характер корректировки остался неизвестным.

В американской банковской группе Wells Fargo, чьим крупнейшим акционером является Уоррен Баффет, заявили, что отказываются от любых новых проектов в РФ и московский офис банка прекращает сотрудничество с российским бизнесом. "Мы предпочитаем выжидать", - подчеркнул региональный президент Wells Fargo Джеймс Джонстон. Ранее же было известно, что группа Wells Fargo, например, предоставляла кредиты Сбербанку для целей торгового финансирования.

В I квартале 2014 г. кредитный портфель Citigroup в России сократился на 9%, у JPMorgan Chase на 13%, у Bank of America Merrill Lynch - на 22%.

Из-за ухудшения условий зарубежного финансирования в конце апреля агентство Standard&Poor's понизило российские рейтинги. В результате изменение условий внешних заимствований почувствовало даже российское правительство, и 12 мая Минфин РФ сообщил об отказе заимствовать за рубежом в 2014 г., хотя ранее предполагалось, что государство возьмет взаймы $7 млрд.

"Количество кредитов, одобренных иностранными банками российским компаниям, за последние два месяца сведено практически к нулю", - констатировал в начале мая генеральный директор ООО "МФО "Народная казна" Алексей Лебедев.

Вакуум должен быть чем-то заполнен, и компании, не получающие иностранных займов, вынуждены прибегать к кредитам российских банков. В результате в I квартале этого года объем корпоративных кредитов, выданных отечественными банками, увеличился на 6% (в прошлом году только на 1,1%). Прежде всего выигрывают госбанки: Сбербанк за четыре месяца 2014 г. нарастил портфель корпоративных кредитов на 9,5%, хотя в прошлом году за аналогичный период уменьшил его на 0,1%. В частности, компания "Сибур" Геннадия Тимченко отказалась от кредитов в зарубежном банке и предпочла получить заем в $780 млн у "Сбера". В "Сибуре" заявляют, что компания изначально "рассматривала варианты получения кредитов и от российских, и от иностранных банков", а Сбербанк был выбран, потому что предложил "более оптимальные условия".

Для большинства "не придворных" российских компаний отечественные кредиты дороже. "В той или иной степени последствия введенных ранее санкций ощутил на себе, пожалуй, каждый россиян - в виде повышения ставок по кредитам, ослабления российского рубля или снижения рынка ценных бумаг", - поясняет директор департамента управления ресурсами Инвестторгбанка Олег Тежельников. Банки, по словам эксперта, сегодня делают то, что и обычно делают кредитные учреждения в условиях замедляющейся экономики: повышают требования к заемщикам, применяют более жесткий андеррайтинг, чаще практикуют досрочное погашение кредитов через рефинансирование, чтобы минимизировать кредитные риски. Уже трудно отличить реакцию финансовой системы на угрозу санкций от ее же реакции на замедление темпов роста.

По словам Елены Федотковой, управляющей по исследованиям и анализу долговых рынков Промсвязьбанка, в сфере межбанковского кредитования уже изменились взаимоотношения между российскими банками и банками - "дочками" нерезидентов: некоторые лимиты были сокращены. "Таким образом, банковский сектор довольно активно реагирует на угрозу возможных санкций, стараясь минимизировать риски и защищая интересы своих клиентов", - поясняет эксперт. Впрочем, несмотря на ощутимые потери вкладчиков, "дочки" иностранных банков уходить из РФ не собираются. В Росбанке "Ко" заявили: "На сегодняшний день санкции не оказали влияния на бизнес банка и его клиентов. Инвестиции группы Societe Generale в России рассчитаны на долгосрочную перспективу, мы полагаем, что экономические взаимоотношения России и ее европейских партнеров будут укрепляться".

Инвесторы осторожничают

Вряд ли кто-то может подсчитать, сколько проектов сорвалось и сколько инвестиционных решений не принято только потому, что в "мировом доме" Россия начала пользоваться репутацией "нехорошей квартиры". Но то, что это происходит, очевидно. В частности, сооснователь инвестфонда TMT Investments Артем Инютин рассказал "Ко", что, по его сведениям, коллеги из западных фондов, ориентированных на РФ, стали гораздо более пессимистично смотреть на нашу страну и говорят о сокращении активности по сделкам. "Соответственно будет страдать наша IT-отрасль. Собственных денег в стране вряд ли хватит для бурного развития инноваций", - констатирует эксперт.

Некоторые компании, решившие отказаться от проектов в России, уже известны. Так, в финансовом отчете европейского девелопера Atrium European Real Estate, строящего в РФ торговые центры, говорится, что компания замораживает два проекта в России до тех пор, пока политическая ситуация в стране не стабилизируется. По мнению экспертов, по-видимому, речь идет о дополнительных очередях торговых центров "Парк хаус" в Казани и Тольятти. В настоящее время компания располагает семью торговыми центрами в разных городах нашей страны.

Продавать российские активы на фоне нестабильности тоже очень сложно: трудно найти покупателя. Именно поэтому финский медиахолдинг Sanoma прекратил переговоры о продаже российского подразделения Sanoma Independent Media (SIM), издающего в РФ многие популярные лицензионные журналы (Cosmopolitan, Esquire, National Geographic). Сделка сорвалась из-за кризиса на Украине и санкций в отношении России. А вот Unilever удалось продать свой Московский маргариновый завод.

Наиболее восприимчивы к еще не реализованной угрозе санкций компании финансового сектора, измеряющие риски в процентах и долях процента. Председатель совета директоров группы "Капиталъ управление активами" Сергей Михайлов предполагает, что санкции будут влиять на валютные курсы и на рынок акций и облигаций. Сократится количество иностранных инвесторов, поскольку никто посоветует вкладывать деньги в российские бумаги.

У инвесторов на фоне политического кризиса падает "аппетит к рискам", все начинают жить осторожно, и мир в глазах инвесторов и финансистов начинает выглядеть более опасным. "Мы сокращаем лимиты на рисковые эшелоны как в акциях и облигациях, так и в депозитах. А вообще, начали это делать более месяца назад. В целом мы ожидаем небольшого снижения доходности по портфелям", - поясняет Сергей Михайлов.

Снижение скорости

В столь неблагоприятной обстановке российские компании могут сталкиваться с немотивированными и необоснованными экономическими отказами со стороны клиентов и покупателей. Например. в международной IT-компании Artec Group, располагающей офисами в РФ, Люксембурге и США и являющейся ведущим игроком в сфере разработки технологических решений для трехмерного сканирования, отказы уже зафиксированы. "За прошедшее с момента введения санкций время мы уже один раз столкнулись с отказом от покупки продукции российского происхождения с формулировкой "в связи с введением санкций против России". Однако невозможно с уверенностью сказать, был ли этот отказ действительно напрямую связан с санкциями", - рассказывает финансовый директор Artec Group Юлия Климова.

Поэтому, если компании могут, они стараются не расширять свои производственные программы в РФ и даже подумывают о переносе производственных мощностей за рубеж. "В настоящее время мы стараемся не увеличивать наши производственные мощности в России, а также рассматриваем возможности для гибких решений в случае расширения санкций, таких как использование посредников при экспорте или перенос части производства в Европу", - добавляет Юлия Климова.

Концерн Airbus, до сих пор покупавший титан у российской компании "ВСМПО-Ависма", начал поиски альтернативного поставщика этого металла для своих машин из-за возможных санкций против нашей страны. Как отметил руководитель направления коммерческих самолетов Airbus Гюнтер Бучек, пока проблем с поставками нет, но компания хочет подстраховаться на случай вероятных санкций со стороны ЕС.

Еще одно не заметное глазу, но могущее иметь самые непредсказуемые последствия для российской экономики обстоятельство - охватившие наши компании "размышления" по поводу необходимости сокращения издержек. Слабые темпы экономического роста и так создают повод задуматься, а санкции становятся тем ключевым событием, страх перед которым заставляет директоров бросаться пересматривать бюджеты. В результате бизнес теряет размах и старается жить скромнее, а это означает дополнительное снижение темпов для всей экономики.

"Санкции влияют на наш бизнес через общее ухудшение делового климата в стране, возможны проблемы у крупных компаний, чьи акции обращаются на бирже, снижение ликвидности на рынке в связи с уходом капитала и части клиентов-нерезидентов, - объясняет гендиректор инвестиционной фирмы "Олма" Андрей Белинский. - Политика компании в связи с этим: сокращение издержек, более внимательный анализ эмитентов акций, в том числе для рекомендаций клиентам, углубленный анализ валютного рынка, пересмотр лимитов на часть контрагентов, которых введение санкций может непосредственно затронуть".

Игорь Юргенс от имени сообщества страховщиков публично жалуется, что госпредприятия на данный момент отказались от добровольного страхования строительно-монтажных рисков.

Те, кто выигрывает

Есть ли такие, кто наживается на томительном ожидании санкций? Да, и это те, кому выгодна нестабильность, то есть прежде всего финансовые организации, "торгующие волатильностью". Как сообщил "Ко" Олег Охримец, генеральный директор компании Exness, работающей на рынке Forex, санкции не только не оказали на бизнес существенного влияния, но, наоборот, в марте и апреле был отмечен рост объемов торгов клиентов из стран СНГ в связи с повышенной волатильностью рынка на новостях из Украины. В частности, за апрель 2014 г. объем торгов Exness по данному региону вырос на 43% по сравнению со среднемесячным объемом торгов в 2013 г.

Кроме того, "бенефициарами" относительной международной изоляции России являются компании, которые будут причастны к проектам повышения автаркии РФ. Например, к процессам локализации производства компонентов для российского ВПК, курс на которую провозглашен президентом. Как сказал "Ко" генеральный директор холдинга "Росэлектроника" Андрей Зверев, санкции по экспорту в Россию высокотехнологичного оборудования для электронной промышленности со стороны США существовали всегда - гласные или негласные. "И даже то, что США разрешали поставлять в Китай, нам - никогда.

Собственно, именно поэтому у нас запускают микросхемы только 90 нанометров, а в Китае есть уже 45, и скоро будут запускать 24", - объясняет Андрей Зверев. С удовлетворением эксперт констатирует, что теперь "все начали наконец обращать внимание на развитие отечественной электроники". Впрочем, этот процесс, по словам Андрея Зверева, стартовал примерно лет пять назад: "Стали вкладывать достаточно большие средства, когда поняли, что везде - откройте любой прибор, неважно, какого назначения, специального или профессионального, - внутри-то ничего отечественного нет".

"Например, в области СВЧ-электроники, являющейся "глазами и ушами" военной техники, сто процентов компонентной базы для ракетно-ядерного щита разрабатывается и производится на территории России, - с гордостью добавляет эксперт. - Более того, санкции могут стать катализатором развития тех направлений, где есть серьезное отставание".

Мертвый год

"На данный момент влияние санкций против России носит ограниченный характер. Несмотря на угрожающую риторику, в основном со стороны США, западные страны не торопятся применять санкции, могущие существенно негативным образом повлиять на ключевые показатели российской экономики. При этом ЕС поддерживает США в санкциях лишь частично. Более того, в последнее время страхи относительно введения санкций против банков убывают, что заметно в том числе и по динамике рубля", - утверждает аналитик компании "Урса капитал" Арсен Балишян.

Однако совокупная "невидимая работа" санкций не может не отразиться на макроэкономической обстановке. А она и так печальна. По итогам года Минэкономразвития ожидает роста ВВП России на 0,5%, МВФ - на 0,2%. С 2000 г. таких низких темпов не было, если не считать кризисного 2009 г., когда ВВП падал.

Временный поверенный Великобритании на Украине Мартин Дей заявил, что в результате санкций ЕС и США отток капитала из РФ составит $200 млрд.

И несомненно, можно согласиться с сопредседателем совета директоров группы "Третий Рим" Андреем Мовчаном, сказавшим: "Основной экономический эффект достигается не по факту таких санкций, а в результате ожидания их усиления.
 
Сегодняшние санкции сами по себе незначительны, но уже резко выросла доходность по всем долгам российских эмитентов, рынок долга закрылся для русских компаний, крупные западные компании всерьез обсуждают вопрос снижения своего присутствия в России, компании, завязанные на российских поставщиков (прежде всего на нефть и газ, а также прочие товары и услуги, от титана до программирования), ищут альтернативу".