Сын Рашида Нургалиева и зять Бориса Ельцина есть в акционерах банка с отозванной лицензией

ЦБ отозвал лицензию у Камчаткомагропромбанка из-за вывода ликвидных активов.
01.02.2019
Банк России отозвал лицензию у Камчаткомагропромбанка, у которого в числе акционеров могли быть сын бывшего министра внутренних дела Рашида Нургалиева, бывший зять Бориса Ельцина, заочно арестованный экс-глава администрации Нижнего Новгорода, а также бывшие и действующие банкиры и микрофинансисты. ЦБ углядел в действиях руководства банка признаки вывода активов.

Среди акционеров Камчаткомагропромбанка с долей 9,7% числится Рашид Рашидович Нургалиев. Он является полным тезкой младшего сына экс-министра внутренних дел, замсекретаря Совета безопасности РФ Рашида Нургалиева. Сын последнего, как и акционер Камчаткомагропромбанка, закончил академию ФСБ, а также Московский государственный институт международных отношений МИД России.

Другим акционером банка с долей чуть менее 10% является Леонид Юрьевич Дьяченко. Точно так же зовут бывшего мужа дочери Бориса Ельцина.

Зять первого президента РФ работает исполнительным директором в нефтедобывающей компании Urals Energy, он также был ее совладельцем. Акционер Камчаткомагропромбанка Леонид Дьяченко, по данным «Спарк», в свою очередь числился президентом компаний «КНК-Юралс» и «Юралс энерджи», входящих в группу Urals Energy.

Среди акционеров с долей 15,4% числится и Роман Викторович Швец. В 2014 основным акционером Urals Energy стал офшор Adler Impex. Тогда источники “Ъ” считали, что за этой компанией стоит глава совета директоров Транснационального банка Сергей Кононов с семьей. Роман Швец входил в совет директоров Транснационального банка. В 2015 году ЦБ отозвал у этой кредитной организации лицензию. Сейчас он занимает пост советника президента АО «Петросах» — дочерней компании Urals Energy.

Другим звездным акционером является Олег Кондрашов, занимавший с 2010 года по лето 2015-го пост главы администрации Нижнего Новгорода. В настоящее время он объявлен в розыск и заочно арестован по подозрению в получению взятки. Бывший чиновник при этом находится в США, где он якобы проходит лечение.

Также среди акционеров числятся Сергей Мусатов, владевший МФО «Сто рублей», которую ЦБ исключил из реестра МФО в конце 2014 года; Маргарита Рябова, являющаяся совладельцем кредитного потребительского кооператива «Рост-Братск»; Марина Овчинникова, занимавшая в 2007–2010 годах пост члена правления в «М2М прайвет банк» (лишен лицензии в конце 2016 года); Дмитрий Щербак, возглавлявший ранее камчатские филиалы Банка Москвы и Россельхозбанка; Евгений Ощепков, занимающий в настоящее время пост зампреда правления банка «Урал ФД».

Банк России, мотивируя свое решение об отзыве лицензии у Камчаткомагропромбанка, заявил, что в действиях руководства банка «прослеживались признаки недобросовестных действий руководства по выводу ликвидных активов».

Кроме того, банк кредитовал связанных с ним лиц, а более 70% кредитного портфеля банка сформировано сомнительной и проблемной ссудной задолженностью. Как следует из отчетности Urals Energy за первое полугодие 2018 года, Камчаткомагропромбанк выдал нефтедобывающей компании кредиты примерно на $3 млн.

Как в России выживают частные банки

В 2017 году по итогам банкротств и санаций банков казалось, что доли государства в секторе увеличиваться уже, по сути, некуда, но 2018 год открыл новые возможности. На этот раз выросли сами госбанки. Причем, несмотря на всю благородную риторику о поддержании частных игроков, такое развитие событий во многом провоцирует ЦБ. В результате сектор становится все менее привлекательным, владеть банком уже не столько престижно, сколько опасно. Развивают бизнес лишь отдельные частные игроки, и, скорее, вопреки, а не благодаря ситуации в отрасли.