Судоверфь «Звезда» Игоря Сечина может остаться без металлургии

Новый производитель стали на Дальнем Востоке не нужен, считают эксперты.
19.07.2018
Главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин и совладелец УГМК Андрей Бокарев еще в декабре 2016 г. заявили о создании совместного предприятия для строительства металлургического производства рядом с судоверфью «Звезда» – Восточной горно-металлургической компании (ВГМК). Это нужно для того, чтобы обеспечить годовую потребность верфи в судовой стали – 330 000 т. Но проект «застопорился», уверяют федеральный чиновник и два собеседника «Ведомостей», близкие к разным участникам проекта по строительству судоверфи. В чем заключаются проблемы, они не уточняют.

Два собеседника «Ведомостей» говорят, что «работы по проекту [строительства металлургического производства] сейчас не ведутся». Более того, ВГМК до сих пор не зарегистрирована, свидетельствуют данные «СПАРК-Интерфакса». По данным ресурса, среди юридических лиц, учрежденных ПАО «НК «Роснефть» или ОАО «УГМК», нет ни одной компании, зарегистрированной после анонсированного создания СП. Проекта по строительству завода на Дальнем Востоке нет и в обновленном в апреле этого года списке приоритетных инвестпроектов стратегии Минпромторга по развитию черной и цветной металлургии до 2030 г. Министерство не получало на этот счет «документов по проекту и предложений», говорит представитель Минпромторга.

Представитель «Роснефти» заявил, что «проект строительства металлопроизводящего и металлообрабатывающего комплекса для нужд судоверфи «Звезда» реализуется согласно утвержденному плану». Две недели назад он говорил «Коммерсанту», что «готовится ТЭО [технико-экономическое обоснование]» проекта. Когда оно должно быть готово, кто исполнитель и кто заказчик, представитель «Роснефти» сказать не смог. Отвечать на вопрос, зарегистрировано ли СП с УГМК, представитель «Роснефти» не стал. Представитель УГМК отказался от комментариев.

Предварительное ТЭО проекта по строительству металлургического производства на Дальнем Востоке к сентябрю прошлого года подготовили Hatch и McKinsey, следует из доклада Сечина во время Восточного экономического форума. Было ли заключение положительным и признан ли проект эффективным, представители Hatch и McKinsey говорить отказались.

Предварительное ТЭО готовится за три месяца. Для обычного ТЭО нужно до года, а подготовка строительной документации занимает около двух лет, указывает собеседник в крупной металлургической компании, которая недавно запустила новое производство. «При этом между началом строительства и выпуском первой продукции может пройти около пяти лет», – указывает он.

Судовую сталь для нужд «Звезды» будут закупать в Корее, Китае, России или Японии – в зависимости от цены, знает один из собеседников «Ведомостей». Это наиболее правильный и дешевый способ получить нужный металл, поскольку на Дальнем Востоке нет железорудной и угольной базы для создания сталелитейного производства, а доставлять сырье дорого, говорит он.

С ним согласен руководитель аналитического департамента БКС Кирилл Чуйко. Эффективность металлургического производства полного цикла мощностью 330 000 т в год неочевидна, считает он. Металлургия эффективна за счет масштаба производства. Поэтому если и строить, то предприятие на 1–2 млн т в год, для этого нужно около $2 млрд, считает аналитик Альфа-банка Борис Красноженов. Но если предприятие заработает, традиционным поставщикам стали на этот рынок (ММК и Evraz) придется искать новые рынки сбыта, считает он. Искать выход на конкурентные экспортные рынки для производителей толстого листа малоперспективно, учитывая перепроизводство стали в мире и глобальный протекционизм, считает аналитик «Атона» Андрей Лобазов.