Суд пересчитал убытки

«Лысьвенской металлургической компании» не удалось взыскать с бывшей совладелицы 1,1 млрд рублей.
20.07.2015
Пермский арбитражный суд отказал в удовлетворении иска ООО «Лысьвенская металлургическая компания» (в прошлом ГК «Инсаюр», основанное в Тольятти) и участнику общества Юрию Киселеву, которые пытались взыскать с бывшей совладелицы компании Инессы Мирзоевой убытки в размере 1,1 млрд рублей. Конфликт между соучредителями общества возник в 2013 году, когда госпожа Мирзоева не одобрила идею Юрия Киселева по строительству листопрокатного комплекса в Лысьве. Юрий Киселев, по словам его адвоката, уже подал апелляционную жалобу. Шансы на изменение решения суда в вышестоящей инстанции, по мнению экспертов „Ъ“, не очень велики.

Как стало известно „Ъ“, Арбитражный суд Пермского края отказал в удовлетворении иска ООО «Лысьвенская металлургическая компания» и участнику общества Юрию Киселеву к бывшей совладелице компании Инессе Мирзоевой о взыскании с нее убытков в размере 1,1 млрд рублей.

Лысьвенская металлургическая компания (ЛМК, до декабря 2013 года — ГК «Инсаюр») была основана в 1994 году в Тольятти. В компанию, согласно материалам официального сайта, входят два производственных предприятия: ЗАО «Лысьвенский металлургический завод» (ЛМЗ, Лысьва, Пермский край) и ОАО «Лысьвенский завод эмалированной посуды» (ЛЗЭП, Лысьва, Пермский край) — а также торговая компания ООО «Инсаюр-Автотрейд-ТЛ» (Тольятти, Самарская область). Доли в этих предприятиях холдинга до декабря прошлого года имели ООО «Инсаюр», учредителями которого являлись Юрий Киселев (90%) и Инесса Мирзоева (10%). В ООО «Инсаюр-Автотрейд-Тл» 56 % акций принадлежало ООО «Инсаюр», 39,6% — Юрию Киселеву, 4,4% — Инессе Мирзоевой. В настоящее время 100% собственником ЛМК, по данным kartoteka.ru, является Юрий Киселев.
Напомним, в 2013 году Инесса Мирзоева и Юрий Киселев разошлись во мнениях относительно нового проекта по строительству листопрокатного комплекса, который господин Киселев хотел запустить на базе основного производственного актива холдинга — «Лысьвенского металлургического завода». Предполагаемый объем инвестиций в проект оценивался в 22 млрд рублей. Инесса Мирзоева выступила резко против реализации такого проекта. В сентябре 2013 года господин Киселев уволил ее с должности финансового директора. Однако акционером холдинга она на тот момент осталась. Как сообщали источники „Ъ“, госпожа Мирзоева направила в банки, с которыми работал «Инсаюр», информацию о том, что не рекомендует им кредитовать этот проект, поскольку считает его очень рискованным.

18 октября 2013 года совет участников ООО «Инсаюр-Автотрейд-Тл» (без участия Инессы Мирзоевой) принял решение о направлении всей чистой прибыли общества, заработанной с 1999 года по 31 июля 2013 года, в размере 2,8 млрд рублей на благотворительные цели. Инесса Мирзоева оспорила это решение общества в суде, который ее требование удовлетворил. Кроме того, данное решение общества стало причиной для возбуждения уголовного дела в отношении неустановленных лиц «Инсаюр-Автотрейд-ТЛ». Как сообщали „Ъ“ в пресс-службе ГУ МВД России по Самарской области, 24 декабря 2014 года было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 30 и п. «б» ч. 2 ст. 165 УК РФ («Попытка причинения имущественного ущерба в особо крупном размере путем обмана или злоупотребления доверием»). В мае 2015 года в рамках этого уголовного дела прошли обыски в офисах торгового дома и аффилированных с ним коммерческих структур, а также в доме у основного бенефициара ООО Юрия Киселева. Как сообщил „Ъ“ адвокат господина Киселева Сергей Бортников, расследование дела продолжается. В ГУ МВД России по Самарской области вчера на запрос „Ъ“ не ответили.

Тем временем в конце декабря 2013 года Инесса Мирзоева решила выйти из состава участников «Инсаюр-Автотрейд-Тл» и ЛМК, о чем уведомила остальных собственников компаний. Стоимость своей доли (4,4 %) в «Инсаюр-Автотрейд-Тл» она оценила в 135,8 млн рублей. Стоимость доли в размере 10% в ЛМК, по ее подсчетам, составила 417,7 млн рублей. Однако эти суммы ей выплачены не были, поэтому в апреле 2014 года она обратилась с заявлениями об их взыскании в суд.

Иск Инессы Мирзоевой к «Инсаюр-Автотрейд-Тл» самарский арбитраж в мае 2014 года удовлетворил. Однако, пройдя дважды через апелляционную и кассационную инстанции, в конце июня 2015 дело вернулось на повторное рассмотрение в первую инстанцию (то есть будет рассматриваться в третий раз в самарском арбитраже. — „Ъ“). Требования Инессы Мирзоевой к ЛМК самарский арбитраж в начале октября 2014 года удовлетворил частично — на 293,7 млн рублей. Кассационная инстанция изменила сумму впоследствии на 337,5 млн рублей. Тем временем ЛМК на базе «Лысьвенского металлургического завода» в июне 2014 года начала строительство листопрокатного комплекса.

Согласно материалам, опубликованным в картотеке арбитражных дел ВАС, убытки предприятия, которые вменялись госпоже Мирзоевой, связаны с «письмами ответчика в банки, газетные публикации о деятельности обществ (ЛМК и подконтрольных ей компаний. — „Ъ“)».

Инесса Мирзоева ситуацию не комментирует. Источники из окружения семьи Мирзоевых лишь отмечают: «Абсурдный иск не прошел». Адвокат Юрия Киселева Сергей Бортников заявил „Ъ“, что решение суда Юрия Киселева не устраивает, и он намерен его обжаловать. «Жалоба уже подана в апелляционную инстанцию», — сообщил господин Бортников. При этом пояснил, что в связи с отсутствием полного определения по этому делу пока не ясна логика суда. «Пока подачей жалобы лишь зафиксирован сам факт несогласия, намерения оспаривать судебный акт. В случае, если по содержанию решение суда устроит истца, жалоба может быть отозвана, оставлена без движения и прочее. Соответственно, окончательное решение о дальнейшем движении по делу будет принято позже», — подчеркнул Сергей Бортников. В ЛМК на запрос „Ъ“ вчера не ответили.

По мнению управляющего партнера адвокатского бюро RBL Дмитрия Самигуллина, возможные перспективы обжалования данного решения суда весьма сложные. «Следует отметить, что взыскание убытков — сама по себе категория дел, очень сложная к доказыванию. Большее количество исков не удовлетворяется судами», — пояснил господин Самигуллин, добавив, что в последние пару лет начала складываться судебная практика по взысканию убытков с руководителей обществ. «Однако в данном случае, как я понимаю, ответчица не являлась руководителем общества. Значит, ориентироваться на существующую судебную практику не получится», — рассуждает Дмитрий Самигуллин. Кроме того, по его словам, довольно сложно доказать ее вину, причинно-следственные связи ее действий с какими-либо убытками компании и сам размер убытков.