Суд арестовал загородный дом и квартиру сбежавшего из России Бориса Мазо

Отсидевший полтора года по "делу реставраторов" бывший топ-менеджер министерства культуры РФ не выдержал нового дела о мошенничестве на 450 миллионов рублей при реконструкцит Эрмитажа. Теперь он скрывается от российских следователей за границей.
09.08.2018
У бежавшего из страны чиновника Минкульта Бориса Мазо, фигуранта дела о разворованном бюджете фондохранилища Эрмитажа, арестовали поместье с дворцом и апартаменты. До этого друг министра Мединского Мазо отсидел 1,5 года в СИЗО (суд зачел это как тюремный срок), не сдав подельников из Минкульта.

Ранее осужденный по «делу реставраторов» Мазо, отсидев полтора года под следствием, бежал из России. Защита обвиняемого утверждает, что тот лечится за границей, а не скрывается от следствия.

Басманный суд столицы арестовал жилой дом, квартиру и земельный участок заочно арестованного бывшего директора департамента управления имуществом и инвестиционной политики Министерства культуры России Бориса Мазо по обвинению в мошенничестве. Об этом сообщили в суде.

«Суд удовлетворил ходатайство следственных органов и арестовал земельный участок, жилой дом, квартиру, расположенные в Московской области и принадлежащие Борису Мазо»,— приводит ТАСС слова пресс-секретаря суда Юноны Царевой.

17 мая 2018 года бывший заместитель министра культуры России Григорий Пирумов и предприниматель Никита Колесников были задержаны по новому делу о мошенничестве на 450 млн рублей при строительстве комплекса зданий и фондохранилища Эрмитажа. Еще одним фигурантом этого дела является Борис Мазо, скрывшийся от следствия за границей. Следствие считает, что господа Пирумов (бывший зам Мединского), Мазо и Колесников организовали заключение госконтракта без реального намерения его исполнить. Большая часть полученных в качестве аванса денег была перечислена в подконтрольные им организации.

Суд не стал давать реальный срок расхитителю Эрмитажа Пирумову  из-за ходатайства министерства Мединского. Ужесточить приговор 2017 года по делу о хищении денег, выделенных на реставрацию объектов культурного наследия, требовала Генпрокуратура. Министерство культуры попросило не изменять приговор и еще на стадии предварительного следствия отозвало гражданский иск о возмещении вреда.