Солоно хлебавши

Запрет импорта приносит прибыль детям генпрокурора и другим инвесторам.
13.09.2016
Одна из отраслей, где политико-экономический разлад с Украиной отозвался очень громко, – соляная промышленность.

Ежегодное потребление соли в России составляет 5 млн т, причем на пищевую соль приходится около 1,5-1,6 млн т. Украина обеспечивала примерно половину поставок соли высокой очистки класса экстра. Желание посильнее уязвить наших ближайших соседей при посредстве Роспотребнадзора привело к тому, что продукция знаменитого на весь бывший СССР предприятия «Артемсоль» была признана в январе 2015 г. опасной (в мае 2016 г. запрет частично был снят). Замещать поставки вызвалась Белоруссия: ее доля в продажах соли класса экстра в европейской части России возросла до 80%  – по итогам пяти месяцев 2016 г. ОАО «Мозырьсоль» поставило в Россию более 167 000 т. К соляному украинозамещению подключилась Турция, а также Израиль, Кипр и даже Азербайджан. При этом Россия обладает значительными запасами соли, способными полностью удовлетворить ее потребности. Ниша стала привлекательной для внутренних игроков. За последние год-полтора были реанимированы советские проекты соледобычи, появились новые компании, готовые инвестировать в солепромыслы, а уже существующие производители обзавелись мощным админресурсом. 

Бизнес класса экстра

Идеальное импортозамещение предполагает, что доля соли российского производства на внутреннем рынке должна составить 85% в соответствии с продовольственной доктриной РФ. «От отечественных производителей требуется сохранить за собой сегмент потребительского рынка, ранее отвоеванный у украинских конкурентов, и нарастить производство приблизительно на 20%, это около 400 000 т продукта», – уверен Даниил Кириков, управляющий партнер Kirikov Group. 

Новости об инвестициях не заставили себя ждать. Связанный с Артемом Чайкой «Тыретский солерудник» в 2015 г. начал строить в Калужской области завод мощностью 150 000 т пищевой соли в год стоимостью 2 млрд руб. Предприятие аналогичной мощности в Новомосковске Тульской области строит «Руссоль» Максима Протасова, объем инвестиций в него – 2 млрд руб. «Уралкалий» и крымская компания «Галит» тоже запустили проекты по техническому перевооружению соледобычи, возобновлено производство на Бурлинском солепромысле, начато освоение Белбажского месторождения каменной соли в Нижегородской области.

Крупнейшие производители соли в России – «Руссоль» и «Тыретский солерудник», суммарно на их долю, по данным ассоциации производителей и поставщиков продовольственных товаров «Руспродсоюз», приходится около 95% всех производственных мощностей отечественных соледобытчиков. Соляную империю «Руссоль» Максим Протасов, который также владеет холдингом «Помидорпром», начал создавать в 2008 г. с покупки астраханской компании «Бассоль», в том же году добавил к ней «Илецксоль», а председатель совета директоров последней – Сергей Черный стал партнером Протасова в «Руссоли». В 2009 г. компания приросла «Сибсолью» – производителем продукта класса экстра.

В конце 2015 г. «Руссоль» объявила о начале строительства завода в Новомосковске. «Объем инвестиций – порядка 2 млрд руб., и сейчас завод строится», – говорит технический директор ООО «Руссоль» Руслан Грамма. По его словам, завод будет введен в эксплуатацию до конца текущего года и станет выпускать 150 000–200 000 т в год. Сейчас компания производит около 500 000 т пищевой соли. Кстати, еще в 2009 г. Максим Протасов и Сергей Черный заявили о своем намерении приобрести «Тыретский солерудник», но им было отказано. 

Тыретский солерудник с 2008 г. выставлялся на продажу шесть раз. Среди претендентов на актив, кроме «Руссоли», были, например, компания «Сильвинит» и производитель порошковых покрытий из Нидерландов Akzo Nobel. В 2010 г. третий по запасам и четвертый по объемам производства соли в России солерудник все-таки ушел с аукциона – был продан созданному непосредственно перед конкурсом ООО «Солидарность» из Иркутска. Через четыре месяца владельцем «Тыретского солерудника» стало ООО «Восточно-Сибирская торгово-промышленная компания» (ВСТПК), которое на 90% принадлежит, по данным сервиса «Спарк», Артему Чайке – сыну генпрокурора России Юрия Чайки. Подтвердить то, что именно он является конечным бенефициаром соляного предприятия, СМИ пытались последние два года. В марте регистрационные документы внесли ясность.

Ведя разработку в Иркутской области, компания начала освоение Воробьевского месторождения каменной соли в Калужской области с разведанными запасами около 1 млн т. В борьбе за лицензию на него Тыретский солерудник опять успешно обошел «Руссоль», потому что ее просто не допустили к конкурсу. А соперником «Тыретского солерудника» стало ООО «Малоярославецкий солепромысел», учредителями которого СМИ называли людей, близких к другому сыну генпрокурора – Игорю Чайке. Так что решили по-братски.

Скандальный старт

Начиная с весны 2016 г. пытается выйти на рынок новичок отрасли – ПАО «Соль Руси». Если для компаний с солидным финансовым бэкграундом и собственной сбытовой сетью, как у «Руссоли», или с силовым ресурсом, как у «Тыретского солерудника», поиск немалых инвестиционных средств не очень проблематичен, то появление новой компании с амбициозными планами обращает на себя внимание. Неизвестная прежде рынку «Соль Руси» замахнулась на освоение Белбажского месторождения: возведение рассолопромысла, рассолопровода, завода, инфраструктуры, что оценено в 5 млрд руб. Выход на проектную мощность запланирован к 2020 г., срок окупаемости – 5,5 лет.

По словам президента ПАО «Соль Руси» Станислава Черкасова, в разработку будет инвестировано 30% собственных средств акционеров, «чтобы показать серьезность намерений», остальную сумму «Соль Руси» рассчитывает получить в рамках проектного финансирования. В начале августа компания заявила о готовности вывести на вторичный рынок ценных бумаг 20% акций. Проблем с поиском денег Станислав Черкасов не видит: в России есть возможности для реализации крупномасштабных стартапов, но интересных и надежных проектов нет. 

С надежностью и у самой «Соли Руси» есть некоторые проблемы. По крайней мере, старт проекта ознаменовался скандалом. В апреле стало известно, что клиенты разорившегося Анталбанка стали получать sms-рассылку с предложением вложить средства в акции ПАО «Соль Руси», которые продавались с дисконтом и обязательством обратного выкупа. Тогда с официальным заявлением выступил Центробанк, который прямо указал на крайне высокие риски вхождения в проект. Связь менеджеров скандально известного Анталбанка и попытки привлечь новых акционеров посредством sms-рассылки по базам лопнувших банков настораживают.

Вместе с тем, в «Соли Руси» заявляют: «Мы стремимся быть максимально прозрачными, чтобы на нас смотрели не только российские инвесторы, но и зарубежные». Изначально для аудита была привлечена компания PwC, сейчас заключен договор с Ernst & Young.

С прозрачностью тоже не все так просто – хозяина управляющей компании установить очень трудно. Юридически, по данным Kartoteka.ru, ПАО «Соль Руси», созданное в 2015 г., контролируется УК «Коллективные инвестиции», под управлением которой находится закрытый ПИФ «Ресурс». В августе 2015 г. «Соль Руси» выкупила 80% нижегородского ООО «Нанотэк», которому принадлежит лицензия на разработку месторождения, сейчас доля компании доведена до 100%, уверяет Станислав Черкасов. Интересно, что гендиректор УК «Коллективные инвестиции» Алексей Попенко был главой, а потом председателем ликвидационной комиссии УК «Парекс ассет менеджмент», связанной с латышским Parex Bank, которым владели россияне. После ликвидации управляющей компании сами ПИФы были переданы компании «Олма-финанс». Она вместе с ВТБ является учредителем компании «Олма-Европа». Это может указывать на связь ПАО «Соль Руси» с ВТБ, и информацию, что банк будет финансировать соляной проект в Нижегородской области, озвучивали топ-менеджеры проекта, однако официальные представители ВТБ все отрицали. 

По данным источников в компании, конечным бенефициаром нового соляного проекта является физическое лицо, за счет средств которого он и начат. Однако Станислав Черкасов утверждает: «Наш главный акционер - закрытый ПИФ «Ресурс». 

Сейчас компания пытается занять нишу на рынке. В августе было подписано стратегическое соглашение с одним из крупнейших ресейлеров соли в России – компанией «Торговый дом «Соль» (ТДС). В рамках соглашения вся соль класса «Экстра», поступающая ранее в торговые сети под маркой ТДС с октября 2016 г. будет продаваться под маркой «Соль Руси».  

Засыпать солью

Тенденция к импортозамещению позволяет «Соли Руси» рассчитывать на госучастие, но Станислав Черкасов не хочет «ни к кому ходить и бить себя в грудь», хотя признает, что изучал различные программы господдержки. 

По его словам, «Соль Руси» сейчас ведет переговоры с иностранными компаниями, локализовавшими производство в России, и другими игроками химической отрасли. Их интерес оправдан: сегодня многие химические предприятие берут грязную соль и дополнително ее очищают, но есть проблема – согласно новым экологическим требованиям, в 2018 г., дополнительная очистка соли будет дорогим удовольствием. 

Идея реализации проекта появилась примерно год назад. Именно тогда Роспотребнадзор запретил импорт продукции «Артемсоли». Станислав Черкасов рассказывает: «Мы исследовали соляной рынок и увидели нишу, которую можно занять». 

Есть несколько производителей, есть завод в Крыму, но там очень небольшая добыча – 100 000 т в год, поэтому спрос пока не может быть удовлетворен только этими мощностями. 

Белбажское месторождение открыли еще в 1970-е, и было несколько попыток начать там промышленное производство соли. Так, компания Solvay в партнерстве с «Русвинилом» заявляла о намерениях принять участие в проекте, но реализованы они не были. 20-летнюю лицензию на разработку месторождения в 2010 г. выиграла компания «Нанотэк», но до 2014 г. активных действий не предпринимала. Многих экспертов удивляют масштабы нового производства: планируется наладить выпуск почти 1,4 млн т соли в год. Организовать столь масштабное производство возможно, но возникает закономерный вопрос: даже с учетом потребностей промышленности в технической соли, существует ли на внешнем и внутреннем рынке спрос на такое количество продукции? 

Леонид Хазанов, заместитель главного редактора профильного издания «Металлоснабжение и сбыт», считает иначе: «Крайне интересным стартапом является проект разработки Белбажского месторождения с запасами свыше 700 млн т соли. Его преимущество в том, что оно локализовано в европейской части России, отличающейся высоким потреблением соли как населением, так и промышленными предприятиями – производителями хлора, каустической соды и др. Правда, залежи соли находятся на глубине около 400 м, однако они отличаются однородностью и чистотой. Добыча соли с такой глубины не представляет особой технической сложности: ее можно извлекать методом подземного выщелачивания, то есть путем бурения скважин с последующей закачкой в них в воды и откачкой рассола, который затем станет транспортироваться по трубопроводу на солезавод, где будет подвергаться очистке и вакуумной выпарке». Станислав Черкасов оценивает себестоимость добычи в 4 руб. за 1 кг. 

Дорогая соль

Соль – продукт высокомаржинальный, востребованный в химической промышленности, при нефтепереработке, в дорожной и косметической отраслях. Как считает Даниил Кириков, при сохранении текущей конъюнктуры экономики увеличение масштабов выпуска продукции импортозамещение возможно осуществить в течение двух лет, причем этот рост будет обеспечен платежеспособным спросом. «Однако этот процесс должен быть гарантирован поддержкой со стороны государства. Чтобы российские производители сумели закрепить за собой нишу, ранее занимаемую зарубежными поставщиками, и увеличили объемы производства, властям необходимо продолжить формирование новых стандартов качества пищевой соли (последние создают дополнительные барьеры для входа на рынок для иностранных компаний)», – подчеркивает Даниил Кириков. Вот здесь могут пригодиться компетенции и лоббистские возможности Максима Протасова, который возглавляет «Роскачество».

За отечественных производителей вступаются губернаторы: с просьбой приостановить поставки в Россию украинской соли к президенту России Владимиру Путину обратился в июне 2016 г. глава Оренбургской области Юрий Берг. Он считает, что «российские соледобытчики будут вынуждены существенно сократить, а некоторые и вовсе остановить производство».

Производство соли в стране за 2015 г., по информации Минсельхоза, выросло на 40,9%, до 880 600 т. Но отечественный бизнес по-прежнему боится возвращения «Артемсоли». Страх обоснован: с апреля, когда запрет на украинскую соль был частично снят, «Артемсоль» смогла вернуть половину потерянного рынка. "За время отсутствия «Артемсоли» на российском рынке отечественные производители смогли существенно нарастить объемы производства соли, теперь же может начаться обратный процесс", - отмечает зампред «Руспродсоюза» Дмитрий Леонов.

Если только вновь не пустить в ход тяжелую артиллерию – Роспотребнадзор.