Следствие о русской мафии закончено, забудьте

Прокуратура Испании закончила расследование в отношении петербуржцев Александра Малышева и Геннадия Петрова.
22.06.2015
Если операция «Тройка» начиналась в Малаге с обвинений в убийствах, торговле наркотиками и вымогательствах, то теперь стиль претензий приключенческий. Звучат выражения «братья по крови», не обошлось без женщин. Перечислены фамилии от Германа Грефа до Олега Дерипаски, которые не могли обойтись без советов русской мафии. Правда, устояли лишь эпизоды с неуплатой налогов.

Прокуратура Испании закончила семилетнее расследование в отношении петербуржцев Александра Малышева и Геннадия Петрова. Если операция «Тройка» начиналась в Малаге с обвинений в убийствах, торговле наркотиками и вымогательствах, то теперь стиль 452-х страниц – приключенческий. Звучат выражения «братья по крови», не обошлось без женщин. Заодно перечислены высокие фамилии от Германа Грефа до Олега Дерипаски, которые не могли обойтись без советов русской мафии. Заголовки мадридских газет АВС и El Mundo вновь завораживают. Правда, устояли лишь эпизоды с неуплатой налогов. Да и судить некого.

В первых числах июня испанская пресса опубликовала статьи со ссылками на 452-страничное обвинительное заключение Антикоррупционной прокуратуры Мадрида после семилетнего самого громкого расследования в Европе по теме русской мафии. «Фонтанка» ознакомилась с выводами. Если летом 2008 года известный испанский судья Гарсон подал Евросоюзу настоящие новости, неожиданно рассказав о петербургском гангстере №1 Александре Малышеве, то сегодня прокурорский текст похож на изложение слухов.

Операция «Тройка», о которой в Испании вновь заговорили, была проведена в июне 2008 года. Тогда в Малаге 400 гвардейцев короля задержали два десятка россиян, среди которых были в основном петербуржцы, в том числе знаменитые, так сказать, силовые предприниматели 90-х Геннадий Петров и Александр Малышев. В захвате были задействованы броневики, вертолеты, катера и овчарки. Во главе операции стоял судья Национальной судебной палаты Бальтасар Гарсон. Он заявил, что русские отмывали на Средиземном море капиталы. С каждым его выступлением в СМИ грехи задержанных росли – от убийств до отвратительного влияния на российских политиков.

Все, включая воспитательниц их детей и их испанских адвокатов, в те дни были арестованы. Малышев оказался в тюремном спецблоке вместе с баскскими террористами. «Фонтанка» смогла пообщаться с ним. По его же словам, на прогулки его водили шесть охранников и первый месяц не давали зубную щетку, считая, что и из нее он сможет смастерить оружие.   

Но, как и все, вскоре эти новости стихли. Нянечки продолжили заниматься домашними делами, юристы стали приводить в порядок разрушенную документацию компаний по продаже недвижимости.

Гарсон же, который взлетел в 1998 году после своей санкции на арест чилийского диктатора Пиночета, а в 2000 году выпустил под залог задержанного в Испании российского медиамагната Владимира Гусинского, был отстранен в 2009 году за превышение полномочий по гражданским искам в отношении бывшего лидера Испании Франко и ему наложили запрет на профессию сроком в 11 лет.

Чуть позже арестованные начали выходить под залог. Дело о русской мафии поскучнело, репортеры потеряли к нему интерес. Около пяти лет Малышев, Петров и окружение вместе с семьями жили в своих арестованных особняках. Порой требуя от испанских властей процессуальных действий. Местные таксисты уже научились чуть-чуть зарабатывать на показе их поместий. Но с момента штурма, например, Малышев не был допрошен ни разу.

Патовую ситуацию решили.   

Первым попросился на побывку в Петербург заместитель Петрова по общим вопросам Леонид Христофоров. Его отпустили на пару недель. Приехав в Петербург, он заболел и остался. Несмотря на это, вскоре отпустили Геннадия Петрова. Он далеко не молод, так что, вернувшись в Петербург, он тоже заболел и остался. Их подали в международный розыск как скрывшихся, а в среде авторитетного бизнес-сообщества начали говорить, что теперь Малышева из Испании не отпустят.

Логика оказалась формальной.

В конце 2014 года в Петербург вернулся самый близкий человек к Малышеву – Ильдар Мустафин. Сменив резко климат, он тоже заболел. Отослал правильную медицинскую справку в сторону Средиземного моря, ему поверили и выпустили Александра Малышева. Так в наш город вернулся и тот, чья слава бежала впереди Владимира Кумарина. Но и ему нездоровится, в связи с чем он не может с весны этого года до сих пор выехать обратно под домашний арест. В Испании осталась его жена и дети. Единственный бонус, который получили подростки, – уважение на пляже сверстников, родители которых не имеют шести нулей на банковских счетах.  

Выдавив от себя всех главных, испанская прокуратура дописала обвинение.

Сегодня влиятельная испанская газета El Mundo описывает прошлое в романтическом жанре. В основе которого лежат хорошие слова – дружба и любовь. По данным этого издания, прокуроры перешли на трогательный тон:  «… они братья по крови. Они Banditi и являлись двумя самыми мощными в мире фигурами уголовного мира... В то время как Петров был в тюрьме в России, Малышев берег его бизнес на свободе. Услуга была взаимной, когда второй оказался в тюрьме... После 90-х, они решили поселиться в Испании и управлять сетью с берегов Средиземного моря».

Источники ABC отдельно отмечают и роль женщин в истории – секретаря и переводчика Юлии Ермоленко, а также помощницы Петрова — Светланы Васильевой.

Напомним, когда Петров первый раз оказался в тюрьме еще в 80-х, Малышев его еще не знал. Не будем строги к живущим за тысячи километров от Невского проспекта. Просто получилось что-то между «Островом сокровищ» и «Бандитским Петербургом».  

Осталось место и политическому бизнесу. Так, газета ABC рассказывает об их деловых отношениях с бывшим министром обороны Анатолием Сердюковым, а также его тестем, бывшим премьер-министром России Виктором Зубковым. Последний, уверены испанские правоохранители, даже принимал полезные русской мафии политические решения. Какие не указаны. В список также попали такие разнокалиберные фигуры, как нынешний глава Сбербанка Герман Греф, глава СК РФ Александр Бастрыкин и его бывший зам Игорь Соболевский, депутат Госдумы Владислав Резник, вице-премьер Дмитрий Козак, бывший министр связи Леонид Рейман, а также нынешний замначальника ФСКН (в прошлом замначальника петербургского РУОПа) Николай Аулов. Партнерами Петрова назвали также владельца «Русала» Олега Дерипаску, совладельца «Балтийского монолита» Аркадия Буравого, совладельца Evraz Group Александра Абрамова и основателя «Трансмашхолдинга» Искандера Махмудова.

Происхождение этого прайс-листа загадочно. Изначально в 32-страничном обвинении в июне 2008 года Гарсон указал лишь две фамилии – генерала Аулова, с которым Петров был знаком по его службе в милиции еще с начала 90-х, и депутата Госдумы, возглавлявшего финансовый комитет Резника, дом которого в Малаге стоял недалеко от здания Петрова.

Последнему, кстати, не повезло, и тогда там провели обыск.

В России, перечисляет ABC, они совершали убийства, торговали оружием, занимались вымогательством, мошенничеством и незаконным оборотом наркотиков. В Испании же, где фигуранты поселились в 1996 году, они создали «совместное предприятие преступников с четким разделением задач и распределением ролей».

Выглядит как наброски к синопсису.    

Как стало известно «Фонтанке», по факту же «предприятие» обвиняют в неуплате налогов – Петров криво купил яхту, а у Малышева серая недвижимость.

Несмотря на это, Малышев и Петров спят в Петербурге спокойно. Их можно видеть в неплохих ресторанах. Петрову под семьдесят, Малышев тоже не юноша. Петрову есть чем заняться, одна сеть ювелирных магазинов «585», принадлежащих его сыну, доставляет хлопоты. Малышев тоже не бедствует.

«Фонтанка» пыталась, но они не хотят комментировать. Говорят, что неинтересно. Летом этого года они не похожи на себя в 90-х.   

Так, Мустафин не напоминает того парня, кто готовился на ленинградском ринге к Олимпиаде-80. Скорее, музыканта из оркестра Гергиева. Интеллигентное лицо, тонкие дорогие очки, предельная вежливость.

Журналист спросил его о той Испании. Он был не очень говорлив. Лишь услышав о привязанных к ним политических персонах, вспомнил: «Когда мне семь лет назад зачитывали обвинение, я кое-что попросил перевести прокурору, а переводчица-молдаванка испугалась и не перевела».

Спустя годы наш собеседник с удовольствием повторил свое мнение: «Судья, вы сумасшедший».   

Почетными людьми Петербурга Малышева и Петрова трудно назвать. Все же эта история 2008-2015 годов начиналась как боевик, а превратилась в сценарий для итальянского фильма, где happy end ни для кого не предусмотрен.