Следствие неэффективно прессовало экс-президента «Глобэкса»

Виталий Вавилин отпущен из СИЗО подрасписку адвокатов. 
11.02.2020
Мосгорсуд освободил вчера в зале суда бывшего президента банка «Глобэкс» Виталия Вавилина, находившегося под стражей с осени 2018 года. Судья апелляционной инстанции счел, что следствие не привело убедительных оснований для продления самой суровой меры пресечения, а дочитывать материалы своего дела известный финансист может дома.

Вчера Мосгорсуд рассмотрел ходатайство старшего следователя по особо важным делам Следственного комитета России (СКР) Руслана Миниахметова, в котором он просил продлить содержание в СИЗО Виталия Вавилина еще на три месяца, до мая 2020 года.

Уголовное дело в отношении Виталия Вавилина, Алексея Ананьева и его супруги Людмилы было возбуждено СКР еще 13 ноября 2018 года. Всем им инкриминировалась растрата в особо крупном размере (ч. 4 ст. 160 УК РФ). По версии следствия, в феврале 2015 года банкир выдал два заведомо невозвратных кредита на общую сумму €12,1 млн компаниям «Техносерв АС» и «Техносерв Менеджмент», которыми тогда владели супруги Ананьевы, а затем, изменив условия кредитования, передал требования по займу британской компании Delta Auto Group Ltd, якобы не имевшей для его возвращения возможностей. В марте 2017 года кредит перестал обслуживаться.

В ноябре 2018 года Виталий Вавилин был арестован Басманным райсудом, а Алексей Ананьев объявлен в розыск. Срок следствия по делу 17 января 2020 года продлен до 18 месяцев, то есть до 13 мая. В свою очередь, срок ареста бывшего банкира истекал 13 февраля, а следствие полагало, что его надо продлить до середины мая, чтобы Виталий Вавилин мог завершить ознакомление с материалами дела, а обвинительное заключение по нему рассмотреть и утвердить прокурор.

При этом, отмечалось в ходатайстве следствия, обстоятельства преступления, данные о личности обвиняемого и «результаты оперативно-разыскной деятельности» дают основания полагать, что в случае освобождения обвиняемый Вавилин может скрыться, в том числе за границу.

Представитель СКР, выступая в суде, особо подчеркнул, что инкриминируемое Виталию Вавилину преступление не было совершено им в сфере предпринимательской деятельности, так как оно связано с хищением средств банка «Глобэкс», 99,9% акций которого принадлежит госкорпорации «Внешэкономбанк». А это, подчеркнул полковник Миниахметов, позволяет сделать вывод о хищении средств у государства.

Защитники Сергей Бровченко и Константин Барановский, в свою очередь, сообщили, что кредитование «Глобэксом» компаний «Техносерв АС» и «Техносерв Менеджмент» не вызвало никаких нареканий у ЦБ, который как раз в это время проверял банк. Защитники указали, что для продления меры пресечения следствие приводило одни и те же обстоятельства, а подчас и вводило в заблуждение суд. Так, например, СКР указывалось, что допрошено было более 20 свидетелей, тогда как по подсчетам адвокатов — 12, из которых два повторно. При этом в процессе расследования, а тем более ознакомления с материалами дела, составляющими всего 31 том, по их версии, была допущена существенная волокита. Так, по данным защитников Бровченко и Барановского, за четыре месяца, выделенных на ознакомление, эта процедура осуществлялась всего 23 дня. Причем чтение занимало в основном от двух до четырех часов, а в некоторые дни и того меньше. Например, 14 января 2020 года чтение заняло всего 47 минут. Тем не менее, по данным защиты, к 7 февраля все тома были прочитаны и на всякий случай скопированы адвокатами. Осталось ознакомиться только с дополнительными доказательствами вроде информации, содержащейся на флеш-картах, изъятых в ходе обысков.

Несмотря на возражения прокурора, который просил оставить Виталия Вавилина под стражей, Мосгорсуд критически оценил интенсивность следственных и процессуальных действий по данному делу. Судьей были отмечены длительность расследования и то, что само уголовное дело носит «экономический характер».

Суд пришел к выводу, что основания, по которым к Виталию Вавилину была применена мера пресечения в виде заключения под стражу, изменились, а риск воспрепятствования с его стороны производству по делу «уменьшился».

Вынося свое решение, судья отметил, что на органы предварительного следствия законом возложена обязанность по принятию эффективных мер к скорейшему завершению расследования, недопущению неоправданной задержки в производстве по делу и нарушений права обвиняемого и потерпевшего на доступ к правосудию в разумные сроки. «Требуются убедительные обоснования для избрания меры пресечения в виде ареста и ее продления,— отметил в своем постановлении судья,— однако таковых в ходатайстве следователя не приведено и в судебном заседании не представлено». В результате Мосгорсуд вынес решение о переводе Виталия Вавилина под домашний арест до 13 мая. Защита предлагала два варианта для его отбытия: дом в Мособласти и квартиру на Мичуринском проспекте, на которой в итоге и остановились. Виталию Вавилину, который был освобожден в зале суда, запрещено покидать квартиру без разрешения следователя, пользоваться средствами связи и интернетом, а также вступать в контакты с фигурантами расследования, по которому он проходит.

Интересно, что в квартиру на Мичуринском проспекте освобожденного Вавилина доставили не конвой, а его адвокаты, оставившие соответствующую расписку судье.

Уполномоченный по защите прав предпринимателей Борис Титов назвал освобождение Виталия Вавилина «тенденцией». «Хочется надеяться, что большой и ржавый механизм, который умеет только одно — сажать человека в камеру сразу после возбуждения дела,— начинает рассыпаться,— заявил господин Титов.— Справедливого разрешения дела обвиняемые в экономических преступлениях могут дожидаться под домашними арестами или под залогами. Не говоря уже о том, что очень многие дела так и не доходят до суда. А ущерб, нанесенный бизнесу из-за отсидки его владельца в СИЗО, уже не поправить. "Профит" получают отдельные корыстные силовики, а вот ущерб наносится экономике в целом».