Следственный комитет хочет усилить контроль за приватизацией

Следственный комитет России намерен тщательно следить за приватизацией и даже оспаривать некоторые сделки.
11.11.2013
СКР предложил вернуть правоохранителям право возбуждать уголовные дела по налоговым преступлениям без санкции налоговиков. В октябре законопроект внес в Госдуму президент. СКР также готовится к борьбе с налоговой оптимизацией.

Следственный комитет России (СКР) хочет усилить борьбу с незаконными действиями при продаже государственного и муниципального имущества, для чего разработал поправки (есть у «Ведомостей») в законы об оперативно-розыскной деятельности (ОРД) и приватизации, а также в Уголовный кодекс. Документ разослан на согласование в МВД, ФСБ, Росимущество, ФАС и Счетную палату.

Поручения разработать законопроект СКР не получал, следует из пояснительной записки, а взял поводом послание Федеральному собранию президента Владимира Путина, где тот говорил, что приватизация должна быть основана на честной продаже госсобственности по справедливой цене.

СКР беспокоят ограничения конкуренции при продаже госимущества. Первый известный СКР способ — сговор сотрудников Росимущества или организатора продажи, в том числе инвестбанка, с одним из участников торгов с целью не допустить к ним других претендентов. Второй — участие в аукционах и конкурсах аффилированных лиц. В обоих случаях госимущество продается по заниженной цене.

СКР предлагает распространить на приватизационные сделки закон об ОРД, чтобы сотрудники МВД могли организовывать наблюдение за интересующими их лицами, прослушивать их телефоны и читать их почту и т. д. А для выявления аффилированности СКР хочет обязать претендентов на госактивы раскрывать Росимуществу или организатору торгов бенефициаров и аффилированных лиц — в течение двух дней эта информация будет переправлена для проверки в МВД.

ОРД не создадут неудобств, успокаивает сотрудник СКР, в большинстве случаев проверка ограничится запросами и справками. ФСБ с 2009 г. таким же образом проверяет информацию о бенефициарах иностранных компаний, покупающих активы в стратегических отраслях. Прослушка, чтение почты и другие жесткие меры возможны только по решению суда, считает собеседник «Ведомостей».

Виновных в создании преимуществ претендентам на приватизируемый актив СКР предлагает штрафовать максимум на 1 млн руб. и лишать свободы на срок до шести лет.

Если следователи выявят аффилированность, участников конкурса или аукциона будут снимать с торгов без возврата задатка, следует из законопроекта, а если актив уже продан, материалы МВД послужат доказательством в гражданских делах о признании сделки ничтожной.

На биржевые сделки запрет на аффилированность участников СКР предлагает не распространять, ограничившись требованием раскрывать бенефициаров. Заставлять пенсионные или суверенные фонды раскрыть бенефициаров никто не будет, успокаивает сотрудник СКР, другое дело, если актив покупает кипрский кэптивный фонд, бенефициары которого скрываются в офшоре.

МВД законопроект пока не согласовало, говорит его представитель. У Федеральной антимонопольной службы — технические замечания, отмечает ее сотрудник. Счетная палата законопроект согласовала, сказали в ее пресс-службе. Представитель Росимущества ничего сообщить не смог, запрос в ФСБ остался без ответа.

С пресс-секретарем президента Дмитрием Песковым вчера связаться не удалось, а пресс-секретарь премьера Наталья Тимакова затруднилась сказать мнение правительства.

Юридически проблему аффилированных участников на приватизационных торгах решить невозможно, считает федеральный чиновник: «Приведу я фирму не брата, а знакомого, и аффилированность вы никогда не докажете. А люди более солидные подцепят трастовую схему владения». В трастах легко спрятать и бенефициаров, для раскрытия трастовых схем СКР и хочет ввести ОРД, но у законопроекта обвинительный уклон, считает собеседник «Ведомостей».

Участие аффилированных лиц может быть выгодно государству, замечает советник «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Елена Гаврилина: при единственном претенденте приватизационные аукционы и конкурсы признаются несостоявшимися, а наличие аффилированной структуры позволяет соблюсти формальности без ущерба для государства, ведь начальная цена не может быть меньше рыночной.

Может случиться наоборот — упадут доходы бюджета, будет меньше частных инвестиций, предупреждает президент РСПП Александр Шохин: курс на либерализацию законодательства 2008-2012 гг. сменился курсом на его ужесточение.

Мошенники не просто воруют имущество, а сначала получают выгоду от текущей деятельности госкомпании, затем выводят ценные активы, обременяют предприятие убытками, возмещают их кредитами или из федерального бюджета и затем банкротят предприятие или приватизируют его за копейки, поддерживает законопроект руководитель Центра финансовых расследований Сергей Лесничий. Выявить и задокументировать их действия можно только с помощью ОРД, и у МВД должно быть отдельное подразделение по этой теме. «Чего плохого, если сделка, где был сговор и государству нанесен ущерб, будет оспорена судом?» — удивляется Лесничий.

Многие инвесторы категорически отказываются раскрыть бенефициаров, знает сотрудник инвестбанка: «При приватизации “Алросы” и Сбербанка частные банки действовали в интересах клиентов, было много кипрских фондов, которые представляли интересы россиян». Риски для инвесторов значительно вырастут, считает сотрудник одного из инвестфондов: «Ты запланировал покупку актива, привлек долговое финансирование, а потом выяснится, что следователи что-то нашли, — и актив у тебя заберут!»

За последние несколько месяцев это третья инициатива СКР, ужесточающая правила делового оборота (см. врез). Есть ощущение, что силовые органы, которые во время президентства Медведева были серьезно отодвинуты от экономики, мечтают взять реванш, считает сотрудник правительства: это, безусловно, ухудшит инвестиционный климат, потому что основные претензии инвесторов лежат не в области экономической политики России, а в области работы правоохранительных органов и иного вмешательства государства в экономику. Очевидно, заключает он, что силовики приобретают все большее влияние на экономику.