Следователи проверят инвестиции Мотылева в неликвидные земли

Если они докажут преднамеренный вывод пенсионных средств из НПФ, глава «РосКреда» и заключавшие с ним сделку родственники Михаила Касьянова могут стать фигурантами уголовного дела.
17.08.2015
Экс-владелец банка «Российский кредит» Анатолий Мотылев, а также его бизнес-партнеры могут стать фигурантами уголовного дела. По инициативе Центробанка и Агентства по страхованию вкладов (АСВ) Следственный комитет начал проверку финансовой деятельности «Российского кредита» и нескольких подконтрольных Мотылеву негосударственных пенсионных фондов (НПФ). У следователей есть основания полагать, что Мотылев сознательно вложил средства более 1 млн будущих пенсионеров в переоцененные и неликвидные земельные участки в элитном Одинцовском районе Подмосковья, которые контролируют структуры родственников председателя партии ПАРНАС Михаила Касьянова — бизнесмена Тимофея Клиновского и его сына Андрея.

После того как несколько недель назад были отозваны лицензии у «Российского кредита», трех других банков, а также пяти НПФ, подконтрольных бизнесмену Анатолию Мотылеву, решением проблем клиентов занимаются Центробанк и Агентство по страхованию вкладов. Основные претензии регулятора были связаны с непрозрачной финансовой деятельностью НПФ и тем, как они распоряжались средствами пенсионных накоплений.

В начале августа Центробанк отозвал лицензии у НПФ Мотылева «Солнце. Жизнь. Пенсия», «Адекта-пенсия», «Уралоборонзаводский», «Защита будущего», «Солнечное время», в которых хранились накопления более чем 1 млн человек. «Солнце. Жизнь. Пенсия» считается одним из крупнейших НПФ в России, объем фонда которого оценивается более чем в 34 млрд рублей, а число клиентов превышает 820 тыс. человек. Бизнесмен также является владельцем НПФ «СберФонд Солнечный берег», «Сберегательный», в отношении которых регулятор ввел запрет на заключение новых договоров, передачу средств пенсионных накоплений и списание средств со счета, на котором находятся средства пенсионных накоплений. Всего в этих НПФ находилось более 50 млрд рублей.

В АСВ «Известиям» сообщали, что сейчас решается вопрос о назначении в НПФ конкурсных управляющих, которые будут разбираться с тем, куда ушли деньги клиентов.

В ЦБ и АСВ подозревают, что большая часть пенсионных средств (более 35 млрд рублей) была переведена в маловыгодные и неликвидные активы, поэтому передали материалы для проверки в Следственный комитет. В рамках доследственной проверки следователи выяснят, куда и на каком основании были выведены деньги фондов. Если подозрения подтвердятся, против Мотылева, других бывших топ-менеджеров «Российского кредита» и НПФ, а также бизнес-партнеров, участвовавших в сделке, могут быть возбуждены уголовные дела.

Как выяснилось, пенсионные средства были инвестированы через ипотечные сертификаты в проекты в престижном Одинцовском районе Подмосковья — «Берег Луны», «Берег моря» и «Берег мечты». Сертификаты были выпущены компанией «ФортТрейд».

Силовики полагают, что за сделками с землей стоял Мотылев, а «ФортТрейд» была тесно связана с банком «Российский кредит». Схема сделок выглядела примерно так: земельные участки купило некое ООО «Техномарк», имеющее своим конечным бенефициаром кипрский офшор «Састэк инвестментся лимитед». Для покупки элитной земли «Техномарк» взял кредит у «Российского кредита», обеспечением по которому стали сами земельные участки. Оценку активов проводила компания ООО «Архитектура оценки». Так, стоимость участков под деревней Борки Одинцовского района была определена в 65 млрд рублей. Затем банк выпустил через «ФортТрейд» ипотечные сертификаты на сумму 28,9 млрд рублей под залог 14 участков земли площадью 193 га близ деревни Борки. Именно эти сертификаты были куплены пенсионными фондами Мотылева. НПФ обещали, что в ближайшее время на этих участках появятся элитные коттеджные поселки, продажа которых принесет многомиллионные прибыли инвесторам.

Теперь силовики подозревает, что стоимость земельных участков была завышена в разы, поэтому по такой цене они стали фактически неликвидными. Только лишь участки без объектов недвижимости не могли приносить никакой прибыли. В разгар кризиса строительство особняков и их последующая продажа стали нерентабельными, поэтому активы превратились в неликвиды. 

Также выяснилось, что к выпуску готовилась еще одна партия ипотечных сертификатов «Инвестиции в будущее» на сумму 11,3 млрд — обеспечением по ней выступили пять участков около деревни Жуковка в том же Одинцовском районе стоимостью 13,75 млрд рублей, однако реализовать их не удалось, из-за того что эта сделка привлекла внимание ЦБ.

Напомним, что 24 июля 2015 года ЦБ отозвал у «Российского кредита» лицензию. Банк занимал 45-е место по сумме активов. Как выяснили ревизоры, банк предоставлял недостоверные отчеты, чтобы скрыть финансовые проблемы, и проводил высокорискованную кредитную политику. Выплаты вкладчикам начались 7 августа. В тот же день Центробанк отозвал деньги еще у двух банков Мотылева — Мосстройэкономбанка и АМБ Банка.

Следователи полагают, что к махинациям «Российского кредита» и НПФ с землей в Одинцовском районе могли иметь отношение родственники лидера партии ПАРНАС Михаила Касьянова — бизнесмены Тимофей и Андрей Клиновские.

Тимофей Клиновский и его сыновья уже много лет курируют практически все значимые земельные и девелоперские проекты в Одинцовском районе Подмосковья, в том числе и в районе деревни Борки. К этим проектам имеют отношение и его давние деловые партнеры — основатели и бывшие совладельцы компании «Вимм-Билль-Данн» Давид Якобашвили и Гавриил Юшваев. Тимофею Клиновскому и его партнерам принадлежит агрохолдинг «Горки-2», который является крупнейшим собственником земли в Одинцовском районе. Первоначально агрохолдинг поставлял сырье на «Вимм-Билль-Данн», но в последние годы земли «Горок» активно выкупаются под дальнейшее жилищное строительство.

Так, семья Клиновских неоднократно скупала за бесценок земли агрохолдинга в личную собственность. Например, в 2012 году приобретено около 61 га близ той же деревни Борки всего за 91 млн рублей — по 15 тыс. рублей за сотку. В 2013 году было выкуплено около 80 га в Звенигороде всего за 96 млн — по 12 тыс. рублей за сотку. Между тем рыночная стоимость земли в этих «золотых» районах только начинается от $150 тыс. за сотку.

Клиновский-старший вместе с партнерами неоднократно упоминался в скандалах с «лесными» аукционами в Одинцовском и других районах Подмосковья, когда взятые в аренду участки леса в наиболее престижных местах — Николина Гора, Жуковка, Барвиха, Раздоры — переводились под жилищное строительство через схему присоединения к территории населенных пунктов. Так, в 2012 году, незадолго до ухода с должности, тогдашний губернатор Подмосковья Борис Громов подписал распоряжение о переводе 500 га лесных участков около деревни Жуковка в земли поселений. Уже в бытность губернатора Подмосковья Андрея Воробьева в 2013–2014 годах в состав Жуковки, Раздоров, Знаменского были переведены 39 га на берегу Москвы-реки и еще около 6 га личных участков Клиновского-старшего.

В АО «АК «Горки-2» сообщили «Известиям», что около деревни Борки действительно есть земельные участки, принадлежащие структурам Клиновских.

— Уже было много проверок, всё прошло нормально, всё спокойно, никаких нарушений не выявлено, — сообщил «Известиям» один из сотрудников Клиновского, работающий в АО «АК «Горки-2».

По мнению экспертов, подобная схема размещения средств НПФ очень похожа на мошенничество: через выдачу завышенных кредитов банк выводил деньги из оборота, которые затем оседали на счетах аффилированных с банком фирм. 

По мнению адвоката Сталины Гуревич, такая схема не могла быть реализована без ведома руководства банка.

— Существует специальная кредитная комиссия, которая оценивает риски перед выдачей крупного кредита, — рассказала Гуревич. — Среднюю цену земли в каждом районе легко узнать: если она в среднем стоит по $1 тыс. за сотку, а банку предлагают ее продать по $10 тыс., то, конечно, такое предложение поставится под сомнение. Некоммерческие пенсионные фонды, как видится, просто были еще одним звеном в этой многоходовке.

— Следствию предстоит проверить всех участников этой сделки на аффилированность, и особенно оценщиков. Наверняка они также были связаны с банком и помогали выводить деньги, — рассказала «Известиям» Гуревич.