Следователей СКР заинтересовала крыша резиденции Путина

Слушания о хищениях при реконструкции в Ново-Огарево проходят со скандалами: особый режим секретности объекта помешал сбору доказательств.
20.03.2020
Первый Апелляционный суд общей юрисдикции оставил в силе приговор Мосгорсуда одному из руководящих сотрудников компании «Балтстрой» Сергею Перевалову. Несмотря на сделку со следствием и признательные показания, он получил реальный срок. Это первый приговор по громкому делу о хищении средств при реконструкции резиденции президента в Ново-Огарево. Над теми фигурантами, кто не заключил досудебные соглашения, сейчас со скандалом идут слушания. 

До рассмотрения своего дела в Мосгорсуде Перевалов, находящийся под подпиской о невыезде, был уверен, что останется на свободе. По словам источника «Росбалта», знакомого с ситуацией, с учетом сделки со следствием и предъявленных обвинений только по статье 160 УК РФ (растрата), Перевалов был уверен, что получит условный срок. Однако ему назначили четыре года колонии. После этого сильно озадачились все другие «досудебщики» по громкому делу — совладелец «Балтстроя» Дмитрий Сергеев, топ-менеджеры компании Станислав Кюнер и Дмитрий Торчинский. Им, в отличие от Перевалова, предъявили обвинения по тяжкой статье 210 УК РФ (участие в преступном сообществе), в рамках сделки со следствием они признали вину. Все трое, по словам собеседника агентства, тоже рассчитывали на условные сроки. Однако теперь перспективы остаться на свободе стали весьма призрачными, а сроки по статье 210 УК РФ грозят большие. 

Все это происходит одновременно с тем, как во Втором Западном окружном военном суде рассматриваются материалы над вторым совладельцем «Балтстроя» Дмитрием Михальченко и его пятерыми предполагаемыми соучастниками. Все они не признают вину. 17 марта на слушаниях проходил допрос следователи СКР Сергея Новикова, который и вел дело о хищениях средств при реконструкции резиденции в Ново-Огарево. Больше всего вопросов возникло в связи с проводившейся экспертизой объекта — комплекса зданий, составляющих резиденцию Владимира Путина. Экспертизу проводила частная фирма, поскольку Минюст отказался заниматься соответствующим исследованием, сославшись на нехватку материала для работы. Эту «нехватку» попросили объяснить следователя, и он признался, что имел большие сложности с доступом на режимный объект. Новикова туда пропустили только два раза: в первый и последний дни осмотра объекта, который длился больше месяца. И то: большую часть нужных съемок Новикову проводить запретила ФСО из-за режима секретности. Следователь признался, что в другие дни он не мог попасть на территорию резиденции, в результате осмотр и фиксацию объекта, необходимые для экспертизы, проводили сами сотрудники ФСО РФ в отсутствии  членов следственной группы. В дальнейшем на слушаниях стали возникать неловкие моменты. СКР полагает, что часть денег была похищена из-за завышения реальной площади крыши резиденции президента, на нее ушло меньше кровельного материала, чем указано в сметах. На слушаниях в суде Новиков не смог пояснить, как проводился замер крыши. Сотрудники ФСО — тоже, сославшись, что этим занимался некий альпинист с допуском, но его почему-то забыли вписать в протоколы. 

По версии следствия, при реконструкции резиденции Путина «Балтстрой» завысил цены на установленные там системы кондиционирования. Этим занималась «дочка» ГК — «Климат Проф». Двум ее руководителям — Родионову и Перевалову — обвинения предъявили еще давно, а вот третьему топ-менеджеру — Мальцеву — статью 160 УК РФ  инкриминировали только в конце следствия. Также «Балтстрой» «втридорога» сделал кровлю для резиденции. Все это «потянуло» на ущерб в 225 млн рублей. Однако потом, как полагает СК, была придумана более интересная схема присвоения бюджетных денег.

С самого начала работ на резиденции отмечались большие трудности с попаданием на объект строителей. Абсолютно все они должны были получить допуски на присутствие на секретном объекте, каждый раз проходили полный досмотр и т. д. А проезд грузовика со щебнем или бетономешалки превращался в настоящую эпопею. Водителей высаживали у ворот резиденции, машину крайне долго осматривали, в том числе — с помощью специальной аппаратуры, потом за руль садился другой шофер, имеющий «допуск», и только тогда она въезжала на территорию. Из-за проблем с соблюдением безопасности работы продвигались медленно, с задержками. Чтобы хоть как-то приблизиться к нужным срокам, строительство постоянно велось в нерабочее время. В результате «Балтстрой» поставил перед ФСО вопрос о том, что по стандартным коэффициентам оплаты работ проводить в резиденции невозможно. ФСО, согласовав этот вопрос с Минстроем, ввела повышенные коэффициенты, благодаря которым «Балтстрой» «заработал» больше 1,2 млрд рублей. Общая сумма ущерба составила 1,5 млрд рублей.