Славянский долг

Мецената и бизнесмена Феликса Комарова могут признать банкротом.
27.09.2016
Выставку Эрнста Неизвестного в Воронеже «Возращение в Россию», ставшую для известного монументалиста посмертной, посетили тысячи человек. Ее организовал друг скульптора и коллекционер его работ Феликс Комаров.

 Выставка была приурочена к 90-летию Эрнста Неизвестного и незадолго до этого под названием «Эрнст Неизвестный. Возвращение в Манеж» с успехом прошла в Москве. «Ко мне обратились из Санкт-Петербурга, Тулы и Екатеринбурга, чтобы я организовал там подобное мероприятие», – заявил «Ко» Феликс Комаров и сказал, что сейчас работает над этим вопросом.

Но Санкт-Петербург, впрочем, как и Тула с Екатеринбургом, может не увидеть работ Неизвестного. 17 ноября 2016 г. Арбитражный суд Москвы начинает судебное разбирательство о признании Феликса Комарова банкротом. Иск подала компания «Грин трэвел лимитед», которая требует от коллекционера 246,8 млн руб. Общий же долг мецената, подтвержденный судебными решениями, оценивается более чем в 500 млн руб. Если его признают несостоятельным, то он может лишиться не только российских, но и зарубежных активов. Помимо коллекции скульптур Неизвестного и картин русских художников, у него самая большая в мире скульптурная коллекция лягушек (свыше 16 000 экземпляров) и более 300 храмовых икон, которые он собирает уже 40 лет. «Ко» попытался выяснить, почему человек, заявляющий о безупречности своей кредитной истории, отказывается платить по долгам.

Тень Матвея Урина

Осенью 2010 г. банк «Славянский», который связывают со скандальным бизнесменом Матвеем Уриным, перестал исполнять обязательства перед клиентами. Кредитная организация оказалась в шаге от отзыва лицензии, и вкладчики начали массово выводить из нее свои деньги. Выиграли те, у кого имелись кредиты, полученные в этом банке. Им опасаться было нечего, а при наличии связей и инсайдерской информации они могли еще и заработать.

Одним из таких заемщиков был Феликс Комаров. В 2009–2010 гг. он получил в «Славянском» кредиты на общую сумму более $4 млн. Накануне отзыва лицензии Комаров предложил клиентам банка перевести деньги ему на счет по договорам займа, чтобы вернуть эти деньги позже – за пределами тонущего банка. Займы оформлялись, как правило, на год, под 10% годовых, что тогда считалось нормальной процентной ставкой по кредитам. Но для чего Комарову нужно было совершать такой акт благотворительности, да еще и платить по займам проценты?

Опрошенные «Ко» банкиры рассказывали, что в конце 2000-х существовала практика вывода средств из проблемных банков, естественно, не безвозмездно. Сумма вознаграждения колебалась от 25% до 50%. Доказательств, что именно таким образом поступил (или хотел поступить) меценат, нет, да и не может быть. Подобные соглашения, как правило, устные. Но банк «Славянский» входил в сферу интересов Матвея Урина, обвинявшегося следствием в организации банковской группы, из которой были выведены миллиарды рублей.

Проблемы у Матвея Урина начались осенью 2010 г. Тогда по приказу банкира его охранники заблокировали на Рублевском шоссе автомобиль бывшего сотрудника Газпромбанка и «Стройтрансгаза», гражданина Нидерландов Йоррита Фаассена, после чего, вытащив иностранца из машины, избили его. По этому факту на Матвея Урина было заведено уголовное дело о хулиганстве, и он получил 4,5 года колонии. Затем в отношении Урина был вынесен еще один приговор: в 2013 г. суд признал его виновным в хищении средств подконтрольных ему Традо-банка, банка «Монетный двор», Уралфинпромбанка и КБ «Донбанк». Урин был признан виновным в хищении с использованием фиктивных сделок 7 млрд руб. В отношении «Славянского» Урина обвиняли в хищении 1,5 млрд руб.

Вряд ли в этой истории замешан Феликс Комаров. Не называя имен, он сам утверждает, что в его проблемах виноваты «рейдеры». Дальше о банке «Славянский» меценат говорить отказался. Между тем все займы, а они были получены от семи юридических и 13 физических лиц, Комаров конвертировал в доллары и досрочно погасил свои долги перед банком буквально за несколько дней до отзыва лицензии. Таким образом он освободил свои залоги, включая 200-метровую квартиру на Новом Арбате, которую, впрочем, тут же перезаложил в другом банке.

Схема не сработала

Все оказалось не так просто, как рассчитывал Комаров. Примерно до 2010 г. схемы погашения кредитов за счет депозитов третьих лиц на счетах одного и того же банка успешно работали. Но с конца 2010-го суды стали резко отрицательно относится к этим и другим предбанкротным банковским схемам (например, к дроблению вкладов). Это нарушало права других кредиторов банка. «Выплаты прошли в обход других кредиторов банка, – говорит заместитель директора департамента аудиторских и консультационных услуг финансовым институтам ФБК Роман Кенигсберг. – Заемщик удовлетворил требования одной группы кредиторов в обход других. Это расценивается как нарушение равных прав, и АСВ имеет право требовать признание таких сделок недействительными».

В результате суды по инициативе АСВ обязали Комарова вернуть «Славянскому» свои кредиты еще раз, чтобы живые деньги попали в конкурсную массу и пошли на выплаты вкладчикам и другим кредиторам банка-банкрота. Общая сумма требований банка составила $4,855 млн. Другая часть долгов Комарова – те самые займы от клиентов «Славянского», которыми погашался кредит. Он не стал возвращать большую часть займов, а попытался оспорить их в суде. «Сначала его адвокат пытался всячески затянуть процесс, ссылаясь на неправильно оформленные документы, – рассказал «Ко» адвокат Московской городской коллегии адвокатов «РусМК Право» Денис Марченко, представляющий в суде интересы «Грин трэвел лимитед». – Затем начал утверждать, что договор займа поддельный и его клиент документ не подписывал. Пришлось проводить почерковедческую экспертизу». «Комаров явно затягивал процесс, – говорит один из кредиторов мецената. – Мне удалось получить деньги только два месяца назад. И то, видимо, потому, что сумма была небольшая». По словам собеседника «Ко», Комаров расплатился с несколькими заемщиками, у кого были минимальные требования по сумме займа.

Ни арбитражные суды, ни суды общей юрисдикции за пять лет не увидели в получении Комаровым займов от клиентов «Славянского» чего-либо незаконного. Именно так появились подтвержденные Мосгорсудом в 2016 г. долги Комарова перед бывшими клиентами «Славянского» на сумму более 250 млн руб. Следовательно, на сегодня меценат официально, по решениям судов, должен своим кредиторам, в том числе «Славянскому» в лице АСВ, более 0,5 млрд руб. Достаточно ли у него активов, чтобы погасить такой долг?

Ярмарка тщеславия

«Я и в России был небедным, но богатым человеком я никогда себя не считал, – скромничает Феликс Комаров, говоря о своем финансовом положении. – Какое у меня состояние? Есть квартира, какие-то активы, есть долги, с которыми надо разобраться».

Окончив в 1972 г. Калининградский политический институт, молодой экономист перебрался в Москву, где работал в проектном институте «Союзэлектронпроект». Во время перестройки, когда началось кооперативное движение, Комаров ушел в бизнес. В начале 1990-х переехал в США, где вместе с друзьями открыл автомобильный салон. В то же время в Москве он стал совладельцем салона по продаже автомобилей «Роллс-Ройс» и одного из центральных казино Москвы – клуба «Европа», возле Страстного бульвара. «Там работали мои партнеры, друзья, я им помог все организовать, но не думаю, что это приносило хорошие деньги», – рассказывает он об автосалоне. А казино, по его словам, было лишь промежуточным моментом в его биографии.

Тем не менее к середине 1990-х Комаров был уже миллионером. Кроме того, он стал известным персонажем русской эмигрантской богемы в Америке, что произошло благодаря открытию им в Нью-Йорке, на 5-й авеню, галереи «Русский мир» (Russian World Gallery). Став галеристом, Комаров завел знакомства с известными художниками, скульпторами, политиками и бизнесменами. «Я не занимался большим бизнесом, а открыл галерею, где провел более 300 мероприятий. Здесь чествовали и российский балет, и актеров, и хоккеистов», – рассказывает Комаров. Галерея сотрудничала с такими мэтрами русского искусства, как Эрнст Неизвестный, Олег Целков, Михаил Шемякин (который позже обвинил Комарова в «подделке» его работ). Гостями галереи были Аль Пачино, Сильвестр Сталлоне, Мстислав Ростропович и Галина Вишневская, Владимир Васильев, Вячеслав Фетисов, Рудольф Джулиани, Хиллари Клинтон, Евгений Евтушенко, Андрей Вознесенский, Евгений Кисин, Белла Ахмадулина. Стены офиса Комарова увешаны фотографиями со знаменитостями, а также обложками журналов с его портретами. Даже выставка в Манеже, посвященная юбилею Эрнста Неизвестного, была в равной степени и про Неизвестного, и про Комарова. Экспозиции скульптора отвели половину основного пространства Манежа – остальное было занято работами других отечественных художников второй половины XX в. и начала XXI в. из коллекции Комарова. При этом большая часть экспозиции Неизвестного была представлена не самими произведениями, а их гигантскими фотографиями.

В середине июля там же, в Манеже, открылась еще одна выставка – «Русские святые». Выставлялась коллекция икон, принадлежащих Комарову, включающая более 300 произведений конца XVI – начала XX в., а также множество материалов о личной жизни коллекционера, с фотографиями из его архива, цитатами и афоризмами собственного сочинения и другими «заметками на полях», которые, как правило, на широкую публику не выносятся.

Бизнес у храмов

Комаров может часами рассказывать об искусстве, знакомых и друзьях, о своих многочисленных регалиях, но о бизнес-интересах предпочитает не распространяться. Отчасти понятно, почему. Они или скандальные, как ООО «Врата-2», или провальные, как нереализованная идея создания народных аптек.

С ноября 2010 г. меценат, по данным сервиса Kartoteka.ru, числился совладельцем (50%) некоего ООО «Врата-2», которому принадлежит сувенирная лавка «Ларец», торговавшая ювелирными изделиями у входа в храм Христа Спасителя. Другим совладельцем (19,5%) и гендиректором общества был Алексей Вишняк. Он стал известен широкой публике в сентябре 2012 г. благодаря телепрограмме Аркадия Мамонтова «Провокаторы-2». В ней Вишняк был представлен как бывший советник Бориса Березовского. «Я являюсь одним из партнеров в небольшом магазинчике около храма Христа Спасителя, – подтвердил «Ко» Феликс Комаров. – Но я даже не знаю, кто там директор. Это ничего не решающий очень небольшой бизнес, и я его не контролирую». Но в 2012 г. он признавался «Ведомостям», что вложил в бизнес у храмов около $1 млн. Ему и его партнеру – гражданину Германии Игорю Рабиновичу – принадлежала половина ООО «Врата-2» и половина ООО «Православный ювелирный дом», которое владело долей в ООО «Врата-8». По словам Комарова, в этот бизнес его привлекло «не желание обогатиться, а благотворительная деятельность». Были планы открыть при церквях так называемые народные аптеки, где продавались бы народные лечебные средства, но сейчас не самое лучшее время для этого.

Теперь о бизнесе Комаров отзывается исключительно в негативном ключе: «Трудное время… Не хватает денег… Тяжело сделать что-то новое… Кризис – понятие нефинансовое. Это кризис отношений, доверия, ответственности». Хотя он по-прежнему выступает совладельцем 18 компаний, большинство из которых фактически не работает. Главный актив Комарова на сегодня – это «ФК групп». «Группа компаний организует и поддерживает мероприятия и проекты в сфере культуры и искусства, осуществляет издательскую деятельность, занимается благотворительностью и развивает социальные программы», – говорится на странице «ФК групп» в Интернете.

По следам Пугачева

Известный меценат явно скромничает, говоря о масштабах своего бизнеса и величине активов. Его коллекции могут быть оценены не в один миллион долларов плюс у него есть активы в США, о которых в России ничего неизвестно. Но если суд признает Комарова банкротом – а опрошенные «Ко» юристы полагают, что исход дела будет не в его пользу, – это позволит кредиторам оспорить сделки с имуществом, совершенные за последние три года. «Банкротство – законный способ проверить, не пытается ли должник скрыть свое имущество от взыскания долгов, в том числе за пределами России», – говорит Денис Марченко. – В тех случаях, когда должник уклоняется от исполнения денежных обязательств (хотя может их исполнить) или действительно у него нет денег или имущества, – банкротство неизбежно. Если должник хочет каким-то образом погасить задолженность или реструктуризировать ее, то банкротство – только один из нескольких вариантов. В этом случае ключевым является желание должника и добросовестное поведение в отношениях с кредиторами».

Прецедент уже создан: АСВ удалось добиться привлечения бывшего главы Межпромбанка Сергея Пугачева к субсидиарной ответственности по долгам кредитного учреждения. Агентство обвиняло его в преднамеренном банкротстве Межпромбанка и хищении активов. С 2014 г. ведется процесс в британских судах – Россия требует ареста имущества экс-банкира. И в середине августа 2016 г. Высокий суд Лондона принял решение о продаже собственности Пугачева (поместье «Лоуэр Венн фарм» в графстве Хартфордшир и особняк «Олд Баттерси» в Лондоне) в пользу бюджета России.