Слабость в коленках

Почему глава ЦБ Эльвира Набиуллина не может определиться с курсом рубля
26.07.2016
Российские власти не могут решить, что делать с национальной валютой. Рубль за последнее время довольно сильно вырос, причем на удивление шел вверх, не смотря на падение нефтяных цен. На это обратили внимание в Кремле, президент выразил обеспокоенность и посоветовал премьеру подумать, что с этим можно сделать. Естественно, вскоре после этого публично забеспокоились и другие чиновники. Но, похоже, укрепление рубля нашим властям сейчас совсем не нужно.

Доллар покрепче, слова поумнее

Все началось с недавней беседы Владимира Путина с Дмитрием Медведевым. Президент заметил, что нефть падает, а вот рубль вопреки этому растет. И выразил обеспокоенность: «Рубль укрепляется, несмотря на известную ценовую волатильность на сырьевых рынках. И в этой связи нам, конечно, нужно подумать, как и что мы будем делать в ближайшее время в связи с этими факторами». И, как обычно, понеслось.

Вскоре взял слово Минпромторг. Глава ведомства Денис Мантуровзаявил, что для комфортного развития импортозамещения и экспорта нужен курс в районе 60-70 рублей за доллар. Заметим, что валюта США, хоть и выросла на заявлениях властей, но все равно того и гляди упадет до 60, а может и ниже. Забеспокоился и бывший министр экономического развития, а ныне помощник президента Андрей Белоусов. Он заметил, что избыточное укрепление нацвалюты создает проблемы и для бюджета и для экспортеров. И напомнил, что у Минфина и Центробанка есть достаточно способов, чтобы сдержать рост рубля.

Белоусову ответила Эльвира Набиуллина. Глава ЦБ завела привычную мантру о том, что рубль находится в свободном плавании, это – встроенный стабилизатор экономики (надеемся, россияне поняли, что имеет в виду под этими словами Эльвира Сахипзадовна), и Банк России от него отказываться не будет. Все эти умные речи на самом деле можно уложить в одну мудрую поговорку: «и хочется и колется и мама не велит».

Кому от девальвации жить хорошо?

На этот некрасовский вопрос нет однозначного ответа. Именно поэтому власти постоянно метаются и не могут определить всех устраивающее состояние национальной валюты. Почему чиновники высшего ранга так беспокоятся из-за роста рубля? Потому что Россия – страна, живущая за счет валютных поступлений, в первую очередь от продажи нефти и газа. Чем дороже доллар, тем больше рублей на него можно купить. Соответственно, меньше будет проблем с федеральным бюджетом, который и так последние кризисные годы трещит и лопается по швам.

Не менее важно и то, что дешевый рубль стимулирует модный процесс под названием импортозамещение. Товары российских производителей становятся более конкурентоспособными. Причем как на внутреннем рынке, так и на внешнем. Не случайно же ведущие экономические страны, вроде США, Китая и Японии регулярно ведут друг с другом валютные войны. Опускают курсы своих валют, чтобы их товары стали более дешевыми для внешних покупателей, а выручка в долларах или евро при конвертации в свою валюту – увеличивалась.

Но перегибать палку здесь нельзя. Если рубль будет слишком дешевым, то опять подорожает импорт. Мы же, как ни стараемся, все равно очень сильно зависим от зарубежных товаров. Взять сельское хозяйство. Оно у нас растет и все вроде бы замечательно. Но вот незадача, семена и корма для животных, например, мы покупаем импортные. Потому что они лучше наших. Рубль подешевеет – семена и корма подорожают, что скажется на себестоимости продуктов. Ну, или взять тот же хлебушек. Наш продукт, наш. Вот только в современном изнеженном мире хотят кушать мягкий, вкусный хлеб. А для этого нужен разрыхлитель и прочие пищевые добавки. Импортные, конечно, мы свои почти не производим. И так далее, на какую отрасль не кинь взгляд.

И, разумеется, от девальвации страдают рядовые граждане страны. Все хорошо помнят тот потребительский ужас, когда инфляция составила почти 13%, а на деле продукты подорожали в полтора, а то и в два раза. Тут даже и добавить нечего.

Верхи хотят, но не могут

Естественно, наши экономические власти все это хорошо понимают. Почему ничего не делают? Тут несколько ответов. С одной стороны, на многое они просто влиять не в силах. В первую очередь – на нефтяные цены, от которых, как ни крути, зависит рубль. Ну не будут они слушаться приказов из Кремля. Не будут и все тут. На памяти лишь один случай, когда российские чиновники сумели повлиять на сырьевые рынки. Это было в начале года, министр энергетики Александр Новакзаявил, что, возможно, получится договориться с другими нефтяными державами о заморозке уровня добычи.

Тогда спекулянты активно отреагировали, нефтяные котировки пошли вверх. Договориться в итоге так и не удалось, но в целом цель была достигнута, углеводороды подорожали. Повторимся, это был единственный случай такого влияния. А вот Штаты совершают такие подвиги еженедельно. Каждую среду американское Минэнерго публикует сообщение о запасах нефти и бензина. Рынки на эти новости реагируют очень живо, цены на нефть скачут как давление у гипертоников и гипотоников – то вверх, то вниз.

Тем не менее, у нас, как у порядочного цивилизованного государства, есть свой финансовый регулятор, Центробанк. ЦБ может и должен влиять на курс национальной валюты, пусть даже он у нас и плавающий, рыночный. Инструментов у Банка России, как и говорил Белоусов – хватает. Но в первую очередь стоит разобраться, почему рубль растет, не смотря на то, что нефть падает.

Ишь, развелись тут спекулянты!

Самое логичное объяснение – это приток иностранного капитала. Он только за одну неделю в начале июля вырос в 40 раз. Это значит, что западные биржевые спекулянты решили снова заработать на наших финансовых реалиях. Называются эти операции «кэрри трейд». Делается все очень просто. Игрок занимает доллары или евро. В «капиталистических джунглях» сейчас очень дешевые деньги, ставки Центробанков близки к нулю, а то и вовсе отрицательные. С этой заемной валютой трейдеры идут в Россию и переводят средства в рубли.

А у нас ситуация противоположная, деньги очень дорогие, ключевая ставка нашего ЦБ, которая непосредственно влияет на всю финансовую политику в стране – сейчас 10,5%.

Затем спекулянты какое-то время держат деньги здесь, получают свои сумасшедшие проценты и затем возвращают капитал на родину. Разница в ставках – и есть их «трудовая копейка», точнее миллионы, десятки, сотни миллионов долларов прибыли. Вуаля. Рубль от такого притока капитала идет вверх. Попутно товарищи с Уолл Стрит и других улиц хоронят все наше импортозамещение, на которое им, естественно, как говориться, с высокой колокольни. В силах российского ЦБ обуздать этих удачливых игроков, ввести определенные ограничения. Но регулятор этого не делает. На вопрос почему – внятного ответа, к сожалению, нет, только подозрения, которыми не хочется делиться.

В борьбе с инфляцией обретешь ты имя свое

Пожалуй, главный инструмент, с помощью которого регулятор может влиять на курс – это валютные интервенции. Здесь все еще проще. Если рубль падает, ЦБ продает доллары, американской валюты на нашем рынке становится больше и она дешевеет. Если же Центробанк считает, что рубль излишне укрепился, то он поступает ровно наоборот – покупает на рынке доллары и происходит обратный процесс. А теперь вспомним, что в прошлом году Эльвира Набиуллина пообещала постепенно пополнять валютные резервы, истощенные острой фазой кризиса конца 2014-го, до 500 миллиардов долларов. Казалось бы, сейчас это делать самое время.

Однако регулятор уже давненько ничего не продает и не покупает. И тому есть понятное объяснение. С момента как ЦБ перешел на плавающий курс, он поставил себе главную цель: заботиться об инфляции. Правда, последние годы у него это не особо получалось, но не будем старое поминать. Что такое валютные интервенции, когда Банк России покупает доллары? По сути – это эмиссия. Грубо говоря, Центробанк печатает новые рубли и меняет их на иностранную валюту. К чему приводит эмиссия – сейчас знает каждый школьник. К инфляции. Может ли это себе позволить наш борец с ростом цен? Ну, разумеется, нет. Впрочем, и это, кажется, не главное.

Гуляй россиянин, гуляй пока!

А главное то, что впереди большие выборы, народ будет выбирать парламент. А по такому случаю гражданам полагаются разные плюшки и печеньки. Сейчас, конечно, не до жиру. Денег, как нас просветил премьер, нет, поднять пенсии и зарплаты бюджетникам не на что. Чем могут власти порадовать россиян, чтобы они проголосовали правильно? Конечно же, высоким курсом рубля. Правда, Эльвира Набиуллина как-то заявила, что жителям страны нужно обращать внимание не на курс, а на инфляцию. На что хочется ответить: «Дорогая, любимая Эльвира Сахипзадовна! Мы смотрели и будем смотреть на курс, потому что как только рубль падает, цены на продукты сразу же взлетают, и упомянутая вами инфляции растет до небес».

А вот при высоком рубле цены не растут, а иногда и снижаются. Да и поездка в отпуск на заграничные моря становится не такой обременительной. А что еще надо для счастья? В общем, жизнь налаживается. Так что до выборов вряд ли чиновники будут что-то делать для ослабления нацвалюты. Ну а то, что от растущего курса страдают немного ожившие производители – не беда, потерпят. К тому же ждать осталось недолго, до единого дня голосования меньше двух месяцев. И вот тогда можно будет снова девальвировать нацвалюту. А может быть и делать то ничего не придется. Нефть упадет и рубль рухнет вместе с ней. А пока, как там, бишь, у Салтыкова-Щедрина сказано на тему заботы о народе: «Однако, и об мужике не забыли; выслали ему рюмку водки да пятак серебра: веселись, мужичина!».