Скандал в VIP-семействе известного уральского бизнесмена

Дочь уральского банкира требует в суде вернуть в семейный бюджет миллионы, неудачно потраченные супругом.
29.11.2013
Она – дочь банкира, 29-летняя директор частной клиники в городе – миллионнике c не самой лучшей бесплатной  медициной, он – директор завода, две недели назад принимал федерального министра и стал героем новостей. Вместе они – Ксения и Вадим Бадеха – успешная екатеринбургская семья. На этой неделе Арбитражный суд Свердловской области начнет рассматривать по существу иск Ксении Бадехи к Вадиму Бадехе и бизнесменам, у которых 1,5 года назад он купил акции строительной компании. При новом собственнике компания обанкротилась, и теперь Ксения требует у продавцов вернуть деньги, мотивируя это тем, что семейный бюджет использовали без её ведома. Подробности – в материале Znak.com.
 
29 ноября Арбитражный суд Свердловской области начнет рассмотрение по существу иска директора клиники «СК-Мед» Кении Бадехи к её супругу, директору Уральского завода гражданской авиации Вадиму Бадехе, а также Елене и Юрию Шупенько, Нине и Владимиру Нестеренко, Валентине Гришиной. Согласно материалам дела, в феврале прошлого года Вадим Бадеха приобрел у супругов Шупенько, Нестеренко и Гришиной порядка 30 тыс. акций Североуральского управления строительства (СУС) из города Лесного. Контрольный пакет. Сейчас Ксения Бадеха просит признать недействительными те договоры купли-продажи и вернуть экс-владельцам ценные бумаги. Елена и Юрий Шупенько в свою очередь должны возвратить деньги, полученные за СУС,– в общей сложности по 4,5 млн рублей каждому из супругов Бадеха. Такие же требования к супругам Нестеренко и Елене Гришиной (и они в общей сложности должны вернуть по 4,5 млн рублей каждому из Бадеха). Итого общая сумма иска – 27 млн рублей.
 
Вадим Бадеха - глава ОАО «Уральский завод гражданской авиации» (входит в холдинг «Оборонпром» ГК «Ростехнологии»). 11 ноября он встречал на производственной площадке министра промышленности и торговли России Дениса Мантурова и показал ему сборочное производство легких самолетов. Сейчас УЗГА ведет работу по организации производства инновационных легких самолетов совместно с ведущей мировой авиастроительной компанией «Diamond Aircraft Industries» GmbH (Австрия). Соглашение между ГК «Ростехнологии» и Diamond Aircraft о создании на территории России производства легких пассажирских самолетов было подписано в 2013 году.
 
Бизнес СУС – совсем другая сфера. Согласно данным на официальном сайте СП ОАО «СУС», компания является одним из крупных генподрядчиков Свердловской области. «Мы выполняем работы от нулевого цикла до сдачи жилищных, социальных и производственных объектов «под ключ». СП ОАО «СУС» имеет лицензии на все виды работ, в том числе на специальных объектах Росатома», - сообщает о себе СУС. СП ОАО «Североуральское управление строительства» активно застраивало Лесной, в том числе его силами появился комбинат «Электрохимприбор».
 
К сожалению, всё это – былые заслуги. Сейчас СУС находится в процедуре банкротства. До 7 марта 2014 года продлен срок конкурсного производства на этом предприятии.
 
Отметим, что заявление о признании управления строительства банкротом поступило в арбитраж 29 марта прошлого года – через месяц после продажи компании Вадиму Бадехе. В материалах дела о банкротстве есть данные о том, что за 27 млн рублей Вадима Бадеха еще в декабре 2011 года приобрел векселя СУС. Этими же векселями были частично оплачены акции управления. Юрий Шупенько на тот момент был гендиректором СУС и вместе с партнёрами, бывшими строителями, контролировал 51% акций. Судя по публикациям в СМИ, незадолго до сделки у него появились разногласия с владельцем ЗАО «Олипс» Олегом Нейковским, который владел 29% акций СУС. Олег Нейковский – собственник екатеринбургского ТЦ «Дирижабль». Возможно, что разногласия с известным екатеринбургским бизнесменом стали одной из причин продажи акций бывшими топ-менеджерами.
 
Так, в апрельском интервью журналистам Лесного Нейковский заявил, что Юрий Шупенько не хочет заниматься преобразованиями в компании, и выражал надежду на совместную работу с новым партнером (в лице Вадима Бадехи). При этом, несмотря на существовавшие к тому моменту иски о банкротстве СУС, речи о грядущем финансовом крахе компании в интервью не шло, сообщалось лишь о тяжелом финансовом положении. По итогам 2012 года компания получила прибыль в размере 13 тыс. рублей.
 
Сначала обратилось с иском о банкротстве СУС южноуральское ФГУП «Приборостроительный завод». На одном из самых первых заседаний представитель должника обещал расплатиться – погасить более 3 млн рублей долга. Но одновременно подошел иск от другого кредитора, в частности от ФГУП «Комбинат «Электрохимприбор». В июне включилось в процесс и само ЗАО «Олипс», потребовав через суд порядка 16 млн рублей долга. Сейчас в перечне есть и физические лица, в том числе продавцы доли Вадиму Бадехе, у них остались непогашенными векселя предприятия. В числе кредиторов также Сбербанк. На момент банкротства у компании было незавершенное строительство, в том числе жилищное.
 
Сейчас уже с уверенность можно констатировать, что инвестиции Вадима Бадехи оказались неудачными. Прежние собственники компании уверяют, что честно предупреждали екатеринбургского бизнесмена о сложностях, о том, что компания нуждается в серьезных финансовых вливаниях и техническом перевооружении. Вадим Бадеха обещал привлечь новых инвесторов и решить все проблемы. Согласно материалам дела, Ксения Бадеха заявляет, что она как супруга не давала своё согласие на сделку купли-продажи актива. И что такое согласие от неё в принципе получить было невозможно – она бы его не дала
 
Ксения Бадеха – в девичестве Фролова, дочь известного екатеринбургского банкира Владимира Фролова (экс-владелец «Северной казны», потом «Инбанка»). Её брат, Александр Фролов владелец и гендиректор группы компаний «Акцент», которая, в том числе, объединяет строительную компанию «Строй акцент», не новичок в строительном бизнесе. С учетом того, что Вадим Бадеха через тестя мог иметь доступ к финансовым ресурсам, а через шурина – выход на строительный рынок, ответчики из числа бывших акционеров СУС уверены, что без совета с близкими Ксении Бадехи вряд ли такая покупка была бы произведена. А это значит, что и она была в курсе дела. Если так, то её иск к мужу можно понимать как ловушку, в которую должны угодить бывшие владельцы СУС.
 
Если требования Ксении Бадехи удовлетворят, то она может стать самым удачливым «кредитором» компании – вернуть деньги за актив, остатки которого уже скоро будут распроданы.     
 
Впрочем, причин подозревать семейный сговор у бывших владельцев СУС, согласно материалам дела, пока нет. Ведь Вадим Бадеха не признает исковых требований супруги, сообщается в документах.
 
Ксения Бадеха отказалась комментировать свой иск. Запрос Вадиму Бадехе также остался без ответа.