Скандал в МВД: Илдус Нафиков требует арестов

Прокуратура Татарстана изменила шаткое равновесие в «войне силовиков».
03.12.2013

Сегодня утром прокурор Илдус Нафиков, взвесив все за и против, вмешался в ход уголовного дела, где подозреваемыми проходят высокопоставленные офицеры татарстанского МВД. Прокуратура сочла необоснованным отказ Советского суда в минувшую пятницу удовлетворить ходатайство следственного комитета, который просил заключить подозреваемых под стражу. Прокуратура считает, что суд, отпустив замначальника УВД Казани Руслана Халимдарова и еще трех сотрудников МВД, дает им возможность «оказывать давление на участников уголовного судопроизводства, а также воспрепятствовать правосудию». Фактически прокуратура выступила на стороне следственного комитета, который сегодня будет добиваться в Советском районном суде отстранения полицейских от службы на время следствия. Эксперты «БИЗНЕС Online» говорят, что отказ суда в аресте полицейских, проходящих по такому громкому делу, носит крайне редкий характер, и во всем происходящем видят большую политическую игру.

ПРОКУРОР ПРОТИВ

Сегодня прокурор Татарстана Илдус Нафиков впервые публично вмешался в громкое дело в отношении четырех сотрудников МВД, задержанных на минувшей неделе группой, командированной в Казань главным управлением службы безопасности МВД России. Прокуратура Татарстана утром на своем сайте сообщила, что подает апелляционное представление на решение Советского районного суда Казани, который в минувшую пятницу отказал в удовлетворении ходатайства следователей, просивших заключить под стражу задержанных высокопоставленных чиновников из ОБНОН МВД РТ и начальника казанской полиции. Напомним, что в минувший четверг в МВД по РТ и УВД Казани были задержаны начальник отдела борьбы с незаконным оборотом наркотиков (ОБНОН) МВД по РТ Андрей Алексеев, начальник ОБНОН УМВД России по Казани Дмитрий Андриенко, замначальника управления — начальник полиции УМВД России по Казани Руслан Халимдаров и старший оперуполномоченный ОБНОН УУР МВД по Татарстану Марат Садыхов. Речь идет о том, что они подбрасывали наркотики неким лицам с тем, чтобы впоследствии их задержать.

Обвинение, которое брошено сотрудникам МВД, было настолько серьезным, что ни у кого не возникло и мысли, что дело может быстро развернуться в обратную сторону. Однако Советский районный суд Казани в минувшую пятницу неожиданно отказал следственному комитету, возбудившему уголовное дело против полицейских, в ходатайстве об их аресте. Судя по всему, в этот момент разгорелась скрытая жесткая борьба силовых ведомств (напомним, что источники из МВД вбросили в медиапространство версию о том, что за всем этим стоит местный Госнаркоконтроль, чьи сотрудники попали де в разработку коллег-полицейских).

После сенсационного решения суда МВД вернуло всех четверых на рабочие места, СК пытается добиться их отстранения от работы и ареста на время следствия. И похоже, что ситуация находится в очень шатком равновесии: пока ни СК, ни МВД не могут повернуть ситуацию в свою сторону. Но похоже, что со вмешательством в дело Нафикова дело может приобрести новый поворот — в сторону интересов СК. Отметим, что до сих пор позицию по этому делу прокуратура не высказывала, однако известно, что в выходные Нафиков приглашал к себе на закрытую встречу руководителей МВД, СК и наркоконтроля для обсуждения ситуации. Наши источники сообщают, что Нафиков, заявив, что в деле много еще непонятного, публично не встал тогда ни на одну сторону, пообщав, что все покажет следстве и суд.

И вот ведомство, возглявляемое Нафиковым, сочло решение суда необоснованным. Так говорится распространенном сообщении, и приводится следующий аргумент: «Суд неверно оценил представленные следствием материалы, свидетельствующие о том, что подозреваемые, находясь на свободе, в силу своего служебного положения могут оказать давление на участников уголовного судопроизводства, а также воспрепятствовать правосудию».

Поэтому избрание иной меры пресечения, кроме как заключение под стражу, не позволит, по мнению надзорного органа, следствию обеспечить всестороннее уголовно-процессуальное разбирательство по делу. Участвовавший в процессе прокурор внес апелляционное представление в судебную коллегию по уголовным делам Верховного суда РТ. Документ содержит требование об отмене решения Советского районного суда Казани и направлении материалов на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда. В общем-то, похоже, Прокурор дал четкий сигнал, на чьей стороне он играет в этом деле... Сделал он этот выбор под давлением, как говорится, обстоятельств непреодолимой силы или у него на руках какие-то документы, о которых пока не знает общественность, это большой вопрос. Поэтому не будем спешить делать выводы...
Адвокаты полицейских, однако, стоят на своем.

— При обысках у моего подзащитного не было найдено предметов, запрещенных к гражданскому обороту, — объясняет свою позицию адвокат Амира Марданова, представляющая интересы начальника ОБНОН УМВД России по Казани Дмитрия Андриенко. — В тех материалах, которые были представлены в суде в качестве доказательства вины, не было представлено ни одного доказательства, указывающих на причастность моего подзащитного к преступлению — наоборот, доказательства указывали на его непричастность. Ни ему, ни его коллегам не предъявлено никаких обвинений, они до сих пор находятся в статусе подозреваемых.

Пока неизвестно, когда суд рассмотрит апелляционное представление прокурора, но уже сегодня, задержанные ранее чиновники республиканского МВД могут быть отстранены от своих должностей на время следствия — с такой просьбой в суд обратились следователи. Во второй половине дня решение будут принимать в Советском районном суде Казани.

 «ПРОКУРАТУРА НАШЛА ЕДИНСТВЕННО ВОЗМОЖНУЮ ЗАЦЕПКУ И ЗАНЯЛА ПОЗИЦИЮ «ФЕДЕРАЛЬНУЮ»

Эксперты «БИЗНЕС Online» оценили сделанный сегодня прокуратурой ход и ближайшие перспективы громкого дела.

Вениамин Чубаренко — руководитель коллегии адвокатов «Адвокат В.Н. Чубаренко и партнеры»:

— Я думаю, не только прокуратура недовольна отказом суда арестовывать полицейских, но и следственные органы. При этом, согласно федеральному законодательству, если, по мнению прокуратуры, какая-то норма закона была не соблюдена, она, конечно, имеет право обжаловать решение суда.

В данном случае, будет ли протест прокуратуры удовлетворен, зависит, в первую очередь, от улик. Там речь идет, в числе прочего, и о наркотиках как показывает судебная практика, у нас арестовывают при наличии 1-1,5 грамма.

Ну а то, что полицейские, оставаясь на свободе, могут оказать давление на следствие, это ясно, как божий день они ведь люди при погонах, имеющие солидные связи.

В прошлом году, например, у нас арестовывали сотрудника ГАИ, который якобы получил взятку в 3000 рублей четыре года назад. И то суд принял решение, что он, оставаясь на свободе, может воспользоваться своим служебным положением и связями, чтобы повлиять на ход следствия. Что уж тогда в данном случае говорить!
Хотя, чисто по человечески, мне этих полицейских жаль, потому что все не так однозначно в этой истории.

Михаил Надеждин — гендиректор юридической компании «Надеждин и партнеры»:

— Насколько я знаю, суд отказал в задержании подозреваемых ввиду того, что остался не доказанным факт возможности их воздействия на свидетеля. Свидетель сейчас находится под арестом в Москве. Доводы следственного комитета о связях подозреваемых со службой исполнения наказаний были расценены как неубедительные.

Перспективы апелляции прокуратуры, наверное, лежат уже в плоскости не правовой. Все, что сейчас происходит с республикой, по моему мнению, указывает на некоторое давление на Татарстан. Это и арест Павла Сигала, и ситуация в МВД, и в целом какая-то непонятная цепь событий.

Оценить возможность воздействия подозреваемых на кого бы то ни было со стороны сложно, потому что неизвестно достоверно, какие фигуранты проходят по делу. Кто является свидетелем? Насколько известно из СМИ, в том числе из вашей газеты, основной свидетель находится под стражей. А о других фигурантах неизвестно.

Поэтому и вчерашний арест Шамсутдинова, адвокат которого заявляет, что он был избит, закован в наручники и напичкан наркотиками — все эти известия представляют сотрудников МВД в образе обычных наркодилеров. Поэтому я и говорю, что лично мне все происходящее представляется каким-то переделом влияния, и это больше вопрос политический. Федеральный центр хочет, чтобы Татарстан пошел на уступки, в том числе, возможно, и в вопросе отказа от президентского статуса рукволдителя республики... До сих пор сдерживающим фактором являлась Универсиада. Она закончилась — начались подвижки.

Прокуратура подала протест по формальным основаниям — найдя единственную зацепку в решении суда об отказе в аресте, пытается ее раскрутить. Но то, что прокуратура республики заняла позицию федеральную — это тоже любопытный момент. Господин Нафиков в принципе был утвержден на должность федеральным центром, из многих кандидатур. Это, видимо, ко многому обязывает.

Айрат Хикматуллин — адвокат:

— Это уже давняя проблема, что у нас слишком много людей арестовывают, на мой взгляд. И эта проблема недавно поднималась на самом высоком уровне в нашей стране — о том, что нужно применять иные меры пресечения. И председатель Верховного суда Российской Федерации высказывался на эту тему. Арест — это все-таки крайняя мера, которая должна использоваться только тогда, когда невозможно никакую другую меру пресечения избрать в виде залога, домашнего ареста и т.д. Соответственно, для того, чтобы избрать эту исключительную крайнюю меру пресечения, нарушающую конституционные права и лишающую человека свободы, должны быть очень жесткие основания.

Как адвокат я считаю, для того, чтобы заявлять такие формулировки, как «может скрыться», «может воспрепятствовать», «может оказать давление» в суде — должно быть не просто словосочетание, а обоснованная подтвержденными фактами информация. То есть если человек приобрел билеты, чтобы улететь за границу, и об этом стало известно, то есть основание полагать, что он может скрыться. И эти факты должны быть представлен судье. Если человек оказывает давление на свидетелей и есть какие-то лица, которые обратились с заявлениями о том, что на них оказывается давление, или это выяснилось каким-то иным оперативным путем, тогда в суде должны предоставляться эти факты о том, что давление действительно было оказано. Если человек уничтожает какие-то материалы и об этом стало известно — то же самое. Судье должны предоставляться факты, а не просто предположения. Я считаю, что нельзя человека лишать свободы просто на основании предположений. Так можно любого человека заключить под стражу.

Полагаю, для того, чтобы апелляционное представление прокуратуры было обоснованным, они должны предоставлять факты. Но это не конкретно по этому делу, а всегда так должно быть. К сожалению, исходя из собственной практики, я вижу очень мало случаев, когда следствие представляло бы эти факты. Как правило, от них исходят только предположительные формулировки: «может скрыться», «может воспрепятствовать» и т.д. Этого суду бывает достаточно, чтобы человека арестовать. Я с этим юридически не согласен.

Исходя из своей судебной практики, опираясь на субъективные ощущения из своей работы в судах, думаю, вероятность большая, что сотрудников МВД арестуют. Потому что пока у нас система арестов не поменялась, пока она не требует жесткой законодательной базы, думаю этих формулировок, учитывая то, что люди действительно занимают такое высокое служебное положение и имеют возможности повлиять и т.д., боюсь, что этих предположений прокуратуры для ареста этих людей хватит.

Опять же из моей практики, наличия абсолютно небольшого количества самого легкого наркотика — марихуаны — бывает достаточно для того, чтобы человека заключить под стражу. У меня есть клиент, который уже несколько месяцев сидит под стражей за незначительное количество марихуаны. То есть в других случаях арестовывают, никого не спрашивая. У нас очень жестко борются с оборотом наркотиков и суды там, где дело касается наркотиков, как правило, арестовывают без оглядки. Решение Советского районного суда в отношении задержанных сотрудников МВД для меня лично было неожиданным, исходя из практики. Случай, когда не арестовывают в подобных ситуациях, он всегда очень редкий.