СК по делу «Маяка»: Руководил – значит, мошенничал

Члену президиума Общественной палаты Петербурга, владельцу старейшего в городе швейного ЗАО «Маяк» Сергею Петрову предъявлено обвинение в новой редакции.
21.04.2014
По мнению Следственного комитета, его вина в мошенническом завладении акциями «Маяка» фактически сводится к тому, что он руководил предприятием. Это дело теперь будет расследоваться в Махачкале.

Новое постановление о привлечении Сергея Петрова в качестве обвиняемого – весьма объёмный документ, который состоит из двух частей. В первой старший следователь Главного следственного управления СК РФ по Санкт-Петербургу Павел Дендеберов написал о том, в чём, с его точки зрения, заключается вина бизнесмена в мошенническом завладении акциями «Маяка», во второй – о вымогательстве долей аффилированного ООО «Швейная фабрика «Сайма».

Фабула мошенничества

По мнению следователя, суть «мошенничества в особо крупном размере», совершённого Сергеем Петровым, сводится к тому, что бизнесмен, владея 34% акций «Маяка», решил заполучить ещё 31,14%, которые принадлежали его бывшему заместителю Тахиру Казаватову. Произошло это якобы после того, как Казаватова в 2000-м году застрелили в Махачкале, а его акции унаследовала мать – Патимат Казаватова.

Эта фабула в исполнении майора юстиции Дендеберова начинается с того, что «Петров … с целью реализации своего преступного умысла и организации указанного преступления привлёк к его совершению Лившица А.Н…». Лившиц, по мнению следователя, должен был воспользоваться своими доверительными отношениями с покойным Тахиром Казаватовым, войти в доверие к его матери и завладеть акциями. Александр Лившиц убит лет 10 назад, а потому у него не спросишь. Не спросишь и мать Тахира Патимат Казаватову – она несколько лет назад умерла. О наличии свидетелей, в присутствии которых Петров якобы привлёк покойника к совершению преступления, в постановлении ничего не сказано.

Дальнейшая фабула излагается очень чётко, юридически структурировано. Описание каждого нового преступного действия начинается с нового абзаца, и каждый такой абзац начинается со слова «Лившиц» – далее описывается, что покойник якобы сделал «под руководством Петрова С.Б.».

«Под руководством Петрова С.Б.»

Вкратце Александр Лившиц, по мнению следствия, сначала «под руководством Петрова С.Б.» привлёк к совершению преступления юриста Станислава Дмитренко – чтобы войти в доверие к Патимат Казаватовой под видом оказания юридической помощи в получении доступа к управлению предприятием.

Потом Лившиц, по версии майора Дендеберова, привлёк к совершению преступления бывшего начальника общежития Национального минерально-сырьевого университета «Горный» Степана Загоруйко – чтобы тот стал номинальным владельцем спорных акций «Маяка». Господина Загоруйко Лившиц, как следует из документа, привлёк к совершению преступления тоже «под руководством Петрова С.Б.». После этого все трое, по мнению следствия, вошли в доверие к Патимат Казаватовой через её второго сына Рашида и его друга Шамиля Алиева. Потом они якобы убедили всех троих переоформить 31,14% акций «Маяка» на Алиева, а потом на Загоруйко. Всё это, по версии следствия, было сделано под видом оказания юридической помощи и, естественно, «под руководством Петрова С.Б.».

Договор купли-продажи акций, заключённый в 2005 году между Степаном Загоруйко и Сергеем Петровым, в соответствии с которым последний приобрёл их, по мнению следователя Дендеберова, также подготовлен Александром Лившицем «под руководством Петрова С.Б.». Стоит вспомнить, что совсем недавно Рашид Казаватов пытался оспорить право собственности Сергея Петрова на эти акции в Арбитражном суде Санкт-Петербурга и Ленинградской области – суд расценил претензии Казаватова как незаконные. Соответствующее решение вступило в законную силу.

Но это всё, по версии следствия, сделал Александр Лившиц «под руководством Петрова С.Б.». А что же сделал, как считает следователь, сам Петров?

«Сам Петров С.Б.»

Этому майор Дендеберов посвятил ровно 2 абзаца. Первый сокращённо таков:

«Петров С.Б. … действуя умышленно … используя своё положение генерального директора … и члена совета директоров ЗАО «Маяк», организовал и руководил действиями сотрудников … предприятия … по неоднократному отклонению исполнительными органами общества обращений … Казаватовой П.Т. … о проведении … внеочередных собраний акционеров … по вопросам предоставления должностей в руководстве предприятием и его активами …»

И второй: «Петров С.Б. … используя своё должностное положение … самовольно без разрешения и против воли Казаватовой П.Т. … изготовил и организовал подписание членами совета директоров … ряда протоколов заседаний совета директоров, в которых получил разрешение и одобрение совета в нарушение прав мажоритарного акционера Казаватовой П.Т. на внесение в уставной капитал подконтрольных ему организаций … объектов недвижимости…». Далее следователь Дендеберов перечисляет 21 объект недвижимости, которые ранее находились на балансе ЗАО «Маяк».

Этим преступные, по версии следствия, действия лично Сергея Петрова по эпизоду «мошенничество» исчерпываются.
Три инстанции арбитража по данному вопросу уже высказали своё мнение, отказав Рашиду Казаватову в удовлетворении исковых требований. Но Следственный комитет увидел в этом состав «мошенничества».

Весьма любопытно, каким образом обвинение докажет это в суде. Может быть, у следствия имеются доказательства того, что упомянутые решения совета директоров «Маяка» поддельные?

Плюс вымогательство

Майор Дендеберов полагает, что Сергей Петров ещё и совершил «вымогательство с применением насилия» (часть 3 статьи 163 УК РФ) – по версии следствия, бизнесмен организовал вымогательство у Рашида Казаватова 45% долей ООО «Швейная фабрика «Сайма». Само преступление описано в красках:

«Двое … неустановленных лиц, действуя под руководством Петрова С.Б. … 26.09.2000 года около 21 часа 00 минут у д. 13 по улице Марата в г. Санкт-Петербурге подошли к Казаватову Р.К. и, угрожая предметом, похожим на пистолет, высказали угрозу причинения ему смерти … после чего потребовали передачи права на имущество … ООО «Швейная фабрика «Сайма» … которым владела Казаватова П.Т., в пользу Петрова С.Б. … Неустановленное лицо в подтверждение преступных требований … нанесло не менее одного удара предметом, похожим на пистолет, в область туловища Казаватову Р.К…»

Роль Сергея Петрова в происшедшем следователю Дендеберову видится, судя по всему, несколько расплывчато:

«В период времени с 23.08.2000 по 26.09.2000 … Петров С.Б. … на территории Санкт-Петербурга подыскал и привлёк за неустановленное денежное вознаграждение … двух неустановленных следствием лиц, которым сообщил сведения о месте нахождения, внешности и привычках Казаватова Р.К…»

В учредительных документах ООО «Швейная фабрика «Сайма» – ни слова не сказано о том, что его доли когда-либо принадлежали Патимат Казаватовой или её сыну Рашиду. Поэтому в принципе непонятно: зачем Сергею Петрову вымогать у Казаватова то, что к последнему не имеет никакого отношения? Представляющий интересы Казаватова адвокат Владимир Крючков по этому поводу заявил «Фонтанке»: эти доли были записаны на доверенное лицо Рашида Казаватова, о чём в уголовном деле имеются соответствующие свидетельские показания.

Стоит добавить, что в предыдущей версии следователь Дендеберов полагал, что Сергей Петров лично вымогал доли «Саймы» у Рашида Казаватова, а неустановленное лицо находилось рядом. Получается, что Рашид Казаватов ошибся? Адвокат Владимир Крючков по этому поводу заявил «Фонтанке»: следствие, видимо, на начальном этапе не разобралось, а теперь, после допросов свидетелей, всё встало на свои места.

Кто эти люди

Сергей Петров сегодня содержится в следственном изоляторе в Республике Дагестан – следственное управление республиканского Следственного комитета обвиняет его в организации убийства Тахира Казаватова. Другими соучастниками этого преступления Следственный комитет видит тех же Александра Лившица, Станислава Дмитренко, Степана Загоруйко и некоего жителя Махачкалы Шамиля Алибекова.

Именно после неожиданной явки с повинной последнего расследование уголовного дела, возбуждённого по факту убийства Тахира Казаватова, было возобновлено в конце 2012 года.

На днях вступил в законную силу основанный на вердикте присяжных приговор Верховного суда Республики Дагестан, в соответствии с которым Станислав Дмитренко, Степан Загоруйко и Шамиль Алибеков признаны виновными в организации убийства Тахира Казаватова. Кроме того, Дмитренко и Загоруйко вместе с Сергеем Петровым обвиняются в мошенническом завладении акциями «Маяка».

До привлечения к уголовной ответственности Станислав Дмитренко на протяжении нескольких лет был помощником бывшего депутата Законодательного собрания Петербурга Ольги Литвиненко. Дмитренко считает, что его уголовное преследование – результат конфликта между Ольгой Литвиненко и президентом Национального минерально-сырьевого университета «Горный» Владимиром Литвиненко (одно время возглавлял предвыборный штаб Владимира Путина). И мы неоднократно писали, что на сегодняшний день все бывшие помощники Ольги Литвиненко подверглись уголовному преследованию за разные преступления.
Впрочем, представляющая интересы Владимира Литвиненко адвокат Светлана Савинова ещё несколько лет назад заявляла «Фонтанке»: президент «Горного» никакого отношения к уголовному преследованию бывших помощников своей дочери не имеет.
Степан Загоруйко на протяжении нескольких лет возглавлял общежитие «Горного», но потом оттуда уволился – есть мнение, что из-за некоего конфликта с Владимиром Литвиненко.

Рашид Казаватов сегодня является заместителем генерального директора охранного предприятия «Варяг». Шамиль Алиев (кстати, выпускник всё того же «Горного») – начальник управления материально-технического снабжения ООО «Петербургтеплоэнерго» (подконтрольно «Газпрому»).

Как сообщила «Фонтанке» представляющая интересы Сергея Петрова адвокат Надежда Дуванская, на днях руководство Следственного комитета России приняло решение об объединении петербургского уголовного дела (в рамках которого Сергей Петров обвиняется в мошенничестве и вымогательстве) с дагестанским, в рамках которого он обвиняется в убийстве Тахира Казаватова. Объединённое дело, по словам адвоката, будет расследоваться и готовиться к передаче в суд Следственным управлением СК РФ по Республике Дагестан.