Шувалов просит бабла

300 миллиардов рублей государственной помощи в 2018 году "черной дыре" российской экономики под названием ВЭБ не хватает. В 2019 году глава ВЭБ Игорь Шувалов рассчитывает еще на 300 миллиардов рублей.
11.09.2018
После того как фонд национального благосостояния (ФНБ) достигнет 7% ВВП в 2019 г., можно будет рассмотреть возможность докапитализировать из него ВЭБ, заявил первый вице-премьер и министр финансов Антон Силуанов (его цитирует «Интерфакс»).

Докапитализация ВЭБа, о необходимости которой его новый председатель Игорь Шувалов заявил сразу после назначения, обсуждается в правительстве несколько месяцев. В ближайшие пять лет ВЭБ надеялся получить 1 трлн руб., сообщал Bloomberg со ссылкой на источники. Но с тех пор сумма снизилась более чем втрое. «Игорь Иванович Шувалов говорил, что это 300 млрд руб. за несколько лет, – сказал Силуанов. – <...> Мы за то, чтобы ВЭБ был активным институтом развития, для этого нужен капитал». Как именно докапитализировать ВЭБ, еще обсуждается, замечает другой чиновник. Ранее Шувалов говорил о возможной докапитализации банка за счет созданного в бюджете фонда развития. Возможно, это будет дешевое фондирование за счет комбинации механизмов фондирования с рынка и субсидирования процентных ставок, говорит чиновник, а также размещение свободных средств казначейства, ФНБ и депозитов ЦБ. Представитель Минфина отказался от комментариев. ВЭБ активно взаимодействует с Минфином по поводу докапитализации, лаконичен представитель банка.

С 2018 г. правительство сократило поддержку ВЭБа со 150 млрд до 100 млрд руб. в год, правда, взамен Минфин обещал разместить в ВЭБе депозит на 200 млрд руб. Все средства от государства тут же уходят на резервы и на развитие банка ничего не остается, говорит аналитик «Эксперт РА» Станислав Волков: чтобы полноценно перезапустить ВЭБ, 300 млрд руб. достаточно. Вполне может оказаться, что 300 млрд руб. не хватит и придется оказывать дополнительную поддержку, спорит аналитик Fitch Ratings Александр Данилов. В 2017 г. чистый убыток ВЭБа увеличился до рекордных 287,7 млрд руб., 250 млрд из которых пришлось на дополнительные резервы по проблемным кредитам. В первом полугодии 2018 г. ВЭБ зафиксировал убыток в 75,6 млрд руб., по сравнению с тем же периодом 2018 г. он вырос в 1,6 раза, следует из отчетности банка.

После того как не вложенная в проекты часть ФНБ достигнет 7% ВВП, деньги снова можно начать вкладывать в новые проекты. С начала года ФНБ вырос на 1,5 трлн руб., к сентябрю в нем было 5,2 трлн, или 5,3% ВВП. Во втором полугодии 2018 г. рост ФНБ замедлится, пишут аналитики ЦБ в обзоре «О чем говорят тренды» (выводы могут не совпадать с официальной позицией регулятора), поступления от валютных интервенций могут продолжить расти примерно на 1 п. п. ВВП за квартал, но оставшаяся ликвидная часть будет частично потрачена на финансирование расходов.

Пока Минфин не обнародовал предложения, что делать с резервами после того, как ликвидная часть ФНБ превысит 7% ВВП. Силуанов лишь отмечал, что Россия должна превратиться во вторую Норвегию, экономика которой избавилась от зависимости от колебаний цен на нефть. Докапитализация ВЭБа нарушит бюджетное правило, считает чиновник: деньги попадут в экономику, правильнее вкладывать в иностранные активы.

Норвегия – единственная в мире страна с таким жестким бюджетным правилом, когда расходуется только инвестиционный доход фонда, говорит руководитель Экономической экспертной группы Евсевий Гурвич. Проблема не в выборе – инвестировать внутри страны или в иностранные активы, а в эффективности таких расходов, продолжает он. Бюджетное правило не нарушается, докапитализацию ВЭБа можно воспринимать как инвестицию в инфраструктурные проекты, считает Гурвич, но вопрос в целесообразности таких расходов. Докапитализация ВЭБа за счет ФНБ противоречит сути правила и будет опасным прецедентом, спорит главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова, неясна и мотивация – зачем связывать докапитализацию ВЭБа с размером резервов. Нужно выбрать, что важнее – независимость бюджета от нефти или изменение структуры экономики, говорит главный экономист BCS Global Markets Владимир Тихомиров, вряд ли такие расходы резервов разгонят инфляцию или нарушат финансовую стабильность.