Схемы откоса от армии поставили на поток

Как подчиненные Шойгу списывали долги перед родиной — откровения бывшего комиссара.
16.10.2020
Медсправка за 150 тысяч рублей и военный билет за 100 тысяч — такой прейскурант действовал для не желающих служить в комиссариатах Ростова-на-Дону в ходе весенней призывной кампании. Часть собранных денег оседала в карманах военкомов на местах, остальные шли непосредственному начальству, а также военным прокурорам и сотрудникам ФСБ, которые обеспечивали “крышу” коррупционной схемы. Общепринятые “правила игры” раскрыл бывший военком, который попытался навести порядок и поплатился за это своей работой.

В рубрику ПАСМИ “Сообщить о коррупции” обратился полковник запаса Юрий Масанин. В армии он был замкомандующего 5 и 58 армиями по воспитательной работе, а также руководил органами воспитательной работы Главного автобронетанкового управления Министерства обороны. После выхода на пенсию его пригласили на работу в районный военкомат Ростова-на-Дону. Перед бывшим подчиненным Сергея Шойгу поставили цель искоренить взяточничество в комиссариате, прославившемся коррупционными скандалами. Однако попытка пресечь нарушения подчиненных показала, что “призывной бизнес” покрывает целая группа высокопоставленных силовиков. Подробности — в письме бывшего военкома. 

Коррупционный конвейер

“В декабре 2019 года я дал согласие на работу в военном комиссариате Пролетарского и Первомайского районов города Ростов-на-Дону. Меня назначили помощником комиссара по воинскому учету, а 4 марта перевели на должность военного комиссара, поскольку мой предшественник Владимир Хрущев был уволен и отдан под суд за получение взяток от призывников.

На момент трудоустройства морально-психологическая обстановка в военном комиссариате была крайне неблагоприятной. В коллективе процветали поборы с призывников и пьянство. Причем выпивку и закуску дополнительно к финансовым взносам предоставляли родители призывников. 

Они в курсе:
— военный прокурор Южного военного округа Сергей Коломиец
— глава УФСБ Ростовской области Олег Южаков
— военный комиссар Ростовской области Игорь Егоров

Сформированная в течение последних семи лет в комиссариате коррупционная группа действовала по хорошо отлаженной схеме. Помощник начальника отделения подготовки и призыва граждан на военную службу Светлана Жабская, которая “сидела” на личных делах и учете, подбирала из числа призывников тех, кто был способен оплатить услуги за освобождение от призыва. Еще один помощник комиссара — Зинаида Полякова — выдавала за деньги военные билеты по фиктивным протоколам призывной комиссии, оформленным Жабской. А военно-врачебная комиссия под руководством Григория Халамбашьяна массово “рисовала” левые диагнозы без документального подтверждения заболевания.

С первых дней своей деятельности в военном комиссариате я столкнулся с противодействием этих сотрудников. Еще одной проблемой стали действующие в Ростове-на-Дону официальные коммерческие предприятия, которые называются “Служба помощи призывнику”. Ребята, которые не хотят служить, заключают с ними договор, и СПП сопровождают призывника — делают левые справки по состоянию здоровья, учебе, давят на комиссаров, вплоть до шантажа и угроз. На меня тоже пытались давить через “решал”, которые есть у “Служб помощи призывнику” в комиссариатах и правоохранительных структурах. 

Обо всех этих “особенностях” я был предупрежден военным комиссаром Ростовской области Игорем Егоровым. Зная о моем опыте работы в Минобороны, где я принимал участие в разбирательствах по фактам коррупционной деятельности в комиссариатах, Егоров попросил меня навести порядок во вверенных мне районах.

Миллионы для крыши

Я начал с того, что полностью искоренил пьянство на рабочих местах. Также в ходе ревизии я обнаружил 472 личных дела, которые Жабская не включила в общую электронную базу, где ведется учет всех призывников. Как выяснилось позже, часть этих дел Жабская хранила у себя дома. Еще часть дел оказалось в правоохранительных органах у “решал”. Все эти дела я взял на личный контроль, и они были включены в общую базу.

Проблемы с наведением порядка начались с приходом в мае 2020 года в военный комиссариат Ростовской области Алексея Киселева и Константина Шатило. Киселев был назначен начальником отдела, отвечающим за организацию подготовки призыва граждан на военную службу, а Шатило стал начальником центра военно-врачебной экспертизы. 

Шатилов заявил мне и моему старшему помощнику Сергею Чурилову, что по итогам призывной кампании весны 2020 года я должен передать ему и Киселеву два миллиона рублей, поскольку государство им мало платит. Еще четыре миллиона он сказал передать ему для сотрудников УФСБ по Южному военному округу и военной прокуратуры по Южному военному округу, курирующим военные комиссариаты. Всего мне предлагалось собрать восемь миллионов, поскольку два миллиона Шатило великодушно предложил мне оставить для себя. 

Они должны быть в курсе:
— министр обороны Сергей Шойгу
— главный военный прокурор Валерий Петров
— глава Департамента военной контрразведки ФСБ России Николай Юрьев

По моей информации, подобные требования были выдвинуты и ряду других военкоматов районов Ростова и Ростовской области. Арифметика следующая. За выписку левого военного билета по документам, якобы составленным на заседании призывной комиссии, с призывников брали по 100 тысяч рублей, а диагноз от военно-врачебной комиссии стоил 150 тысяч рублей. Таким образом, чтобы собрать восемь миллионов, мне надо было найти 80 человек, готовых заплатить за отсрочку.  Выбрать было из кого — призывной ресурс на весну 2020 года по Пролетарскому и Первомайскому районам составлял около тысячи человек, а по плану я был должен призывать только порядка 230 человек. Я от участия в коррупционной схеме отказался, но Киселев с Шатило продолжили ее реализацию через моих подчиненных. 

Всеобщее понимание 

Мои доклады о принуждении к коррупционной деятельности военному комиссару Ростовской области полковнику Игорю Егорову и должностным лицам военной прокуратуры гарнизона и отдела военной контрразведки управления ФСБ по ЮВО положительного результата не дали. Наоборот, Егоров отдал распоряжение найти мне общий язык с Киселевым, в противном случае он будет вынужден уволить меня с работы.

Если решение Егорова мне понятно — по ряду личностных причин он мог попасть под влияние главного сборщика денежных средств Киселева, то реакция должностных лиц контролирующих правоохранительных органов меня удивила. Мне было сказано, что о нарушениях им известно и предложено найти доказательства коррупции своими силами: “А когда у вас будет готов материал, обращайтесь к нам». 

Более того, мои попытки профилактико-предупредительных мер начали блокироваться. Все мои устные и письменные обращения по фактам коррупционной деятельности ряда сотрудников военного комиссариата остались без рассмотрения. Так, в марте 2020 года я отправил обращение к военному прокурору гарнизона Ростов-на-Дону полковнику юстиции Игорю Сосницкому о деятельности коррупционной группы сотрудников военного комиссариата Светланы Жабской, Зинаиды Поляковой, Григория Халамбашьяна. Но никаких мер к ним применено не было. Вместо этого в июне военная прокуратура опротестовала мои приказы о привлечении Жабской к дисциплинарной ответственности за оказание помощи призывникам в уклонении от военной службы. 

В сентябре 2020 года я отправлял обращение военному прокурору Южного военного округа генерал-лейтенанту юстиции Сергею Коломийцу о коррупционной деятельности должностных лиц военного комиссариата Ростовской области Алексея Киселева и Константина Шатило и непринятия к ним мер со стороны военной прокуратуры гарнизона Ростов-на-Дону. Никаких основания для мер реагирования там также не нашли. 

Чужие среди своих

Зато в отношении меня заместитель военного прокурора гарнизона Ростов-на-Дону полковник Павел Дмитриенко возбудил дело об административном правонарушении по с. 17.7 КоАП РФ — “Невыполнение законных требований прокурора” . Якобы я несвоевременно ответил на один из запросов прокуратуры. 

После этого, прессовать меня начал комиссар Ростовской области Егоров. Он дважды привлекал меня к дисциплинарной ответственности по надуманным поводам.

А 1 октября 2020 года я был незаконно уволен — якобы по собственному желанию, хотя это заявление я не писал. Свое увольнение я сейчас оспариваю в Трудовой инспекции и в Октябрьском районном суде Ростовской области.

Таким образом, многолетняя ничем не прикрытая система поборов с населения в Ростовской области остается, так как она устраивает всех ее участников – сотрудников военных комиссариатов, призывников и их родителей, должностных лиц военных прокуратур гарнизонов, курирующих военные комиссариаты сотрудников военной контрразведки.

К ответственности привлекаются только те сотрудники военных комиссариатов, которые по ряду причин нарушают, так называемые, «правила игры». Те, кто не в системе, из неё изживаются. По этой причине в текущем году по требованию полковника Киселева был уволен военный комиссар города Белая Калитва, Белокалитвинского и Тацинского районов Юрий Цыганенко. К увольнению подводится районный военный комиссар Фаидин Каибов”.