Шакро, угро и ЧК

Очищение Московского уголовного розыска от «оборотней в погонах» идет с подачи ФСБ после скандального расследования о связях муровцев с королем оргпреступности.
31.08.2016
Начальник Московского уголовного розыска (МУР) генерал-майор полиции Игорь Зиновьев, как сообщили во вторник сразу несколько информагентств, покинул свою должность и в ближайшее время займет пост главы столичного УВД по ВАО. Для генерала Зиновьева, руководившего самым известным подразделением Петровки с января 2014 года, переход на службу в окружное управление, безусловно, можно считать понижением по карьерной лестнице.

Вместе с тем сам угро, по данным ТАСС, ожидает значительная оптимизация личного состава — две трети сотрудников выведены за штат и в ближайшее время могут покинуть столичную полицию. Кроме того, в рамках реформы прекратят свое существование и ряд подразделений МУРа (в частности, отдел по борьбе с наркотиками, поскольку эти задачи после упразднения ФСКН выполняет созданное этой весной Главное управление по борьбе с оборотом наркотиков (ГУБОН) МВД).

Единственный отдел, не затронутый реформой, — знаменитый «убойный» (1-я ОРЧ), который занимается раскрытием убийств.

В самом ведомстве готовящиеся сокращения объяснили не только известным секвестром бюджетных ассигнований на правоохрану, но и будто бы намерением руководства МВД «избавиться от коррупционеров в системе уголовного розыска».

Однако идея очищения передового управления ГУ МВД по Москве от «оборотней в погонах», по нашим данным, принадлежит руководству ФСБ, выявившему сомнительные связи муровцев с группировкой криминального авторитета Захария Калашова (Шакро Молодой), находящегося в СИЗО «Лефортово» по обвинению в даче крупной взятки высокопоставленным сотрудникам Следственного комитета России (СКР).

Пожалуй, самое громкое уголовное дело последних лет — дача взятки в размере 1 млн долларов королем преступного мира России, «вором в законе» Шакро Молодым высокопоставленным сотрудникам СКР Михаилу Максименко, Александру Ламонову и Денису Никандрову — этой осенью может обрасти новыми подробностями.

Напомним предысторию. К арестам приближенных к главе СКР Александру Бастрыкину сотрудников привели их действия по якобы намеренному развалу уголовного дела о вымогательстве в декабре 2015 года 8 млн рублей у владелицы известного московского ресторана Elements на Рочдельской улице Жанны Ким. Тогда Ким отказалась оплачивать работы по созданию нового интерьера ресторана дизайнеру Фатиме Масиковой, которая обратилась за помощью к своему товарищу Андрею Кочуйкову. Последний в узких кругах был известен как Итальянец и будто бы считался правой рукой «вора в законе» Шакро Молодого. Кочуйков прибыл на Рочдельскую в сопровождении группы вооруженных молодых людей, многие из которых формально трудились в ЧОП «Защитник», а фактически исполняли функции личных «пехотинцев» Захария Калашова.

В ресторане гостей встретили представлявшие интересы Жанны Ким адвокаты из адвокатского бюро «Диктатура закона» во главе с бывшим работником РУБОПа Эдуардом Буданцевым, в свою очередь, больше известным как специалист по урегулированию деликатных конфликтов. В ходе выяснения «объективной истины» по этому делу завязалась потасовка, завершившаяся смертью двух человек из окружения Итальянца — оба были застрелены Буданцевым.

Следственное управление СКР по ЦАО в рамках возбужденных уголовных дел — по факту умышленного убийства (ст. 105 УК РФ), вымогательства (ч. 3 ст. 163 УК РФ) и хулиганства (ч. 2 ст. 213 УК РФ) — буквально сразу же задержало большую часть участников смертельной «стрелки». При этом обвиняемый в двойном убийстве Буданцев решением суда был помещен под домашний арест (в начале августа мера пресечения ему была изменена на подписку о невыезде), а участник вымогательства Кочуйков — в СИЗО «Бутырка».

Тогда Шакро Молодой через своих доверенных лиц обратился за помощью в освобождении Итальянца к начальнику УСБ СКР Александру Ламонову, который сообщил о заманчивом предложении заработать крупную сумму денег своему непосредственному начальнику — главе Управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности (УМВиСБ) СКР Михаилу Максименко. Последний, в свою очередь, обратился к заместителю начальника ГСУ СКР Денису Никандрову, в чье производство перешло соединенное уголовное дело. Никандров весной этого года выделил из дела материалы, касавшиеся вымогательства денег у Жанны Ким, в отдельное производство и вернул их в ЦАО, потребовав от окружных следователей переквалифицировать обвинение Кочуйкову на менее тяжкое «самоуправство», которое обеспечивало ему смягчение меры пресечения. Услуги высокопоставленных сотрудников СКР обошлись Шакро в 1 млн долларов, который был передан около здания СУ СКР по ЦАО на улице Льва Толстого. Однако реализовать преступный замысел Шакро и сотрудникам СКР не удалось — все это время их действия документировались сотрудниками Службы контрразведки (СК) ФСБ (занимается враждебным проникновением иностранных спецслужб и организаций) и Управления «М» ФСБ (осуществляет контрразведывательное обеспечение правоохранительной системы), которые сначала задержали только что вышедшего из изолятора Кочуйкова, затем — Калашова, а чуть позже и сотрудников СКР.

Калашову СУ ФСБ были предъявлены обвинения в организации вымогательства у владелицы ресторана Elements (по версии следствия, именно влиятельный авторитет направил туда Кочуйкова) и даче взятки должностному лицу.

Однако в ближайшее время, по нашим данным, помимо Жанны Ким в деле о вымогательстве могут появиться и другие потерпевшие. За последний год, со слов сотрудника ФСБ, в органы внутренних дел обратились около десяти предпринимателей с заявлениями о вымогательстве, сопряженном с угрозой жизни, со стороны работников ЧОП «Защитник». Однако районные отделы и окружные управления полиции, продолжает собеседник, не давали заявлениям ход, вынося постановления об отказе в возбуждении уголовных дел: «Указания саботировать проверку по заявлениям бизнесменов поступали из МУРа и ГУУРа (Главное управление уголовного розыска МВД. — А. С.). Таким образом, полиция фактически прикрывала вымогателей от уголовной ответственности».

По его словам, первые сигналы участия угро были получены ФСБ в ходе проведения оперативно-технических мероприятий по делу об освобождении Андрея Кочуйкова: «Развалить уголовное дело только руками следователя нельзя — необходимы соответствующие действия и от органа, осуществляющего оперативное сопровождение. В данном случае этим органом был МУР. Неслучайно на следующий день после задержания сотрудников СКР начальник ГУУР МВД Виктор Голованов писал объяснение главе МВД Владимиру Колокольцеву».

В настоящее время, по сведениям источника в ФСБ, Управление «М» через органы прокуратуры инициировало массовые проверки вынесенных полицией постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел о вымогательстве.

«В случае если подозрения [в незаконном характере постановлений] подтвердятся, сотрудников МУРа и ГУУРа, отдававших соответствующие распоряжения, можно рассматривать в качестве соучастников вымогательства», — говорит собеседник, предполагая возбуждение не менее пяти дел по этому составу (ст. 163 УК РФ). Множественность эпизодов вымогательства, по словам сотрудника ФСБ, в свою очередь, необходима ФСБ для того, чтобы лицам из числа сотрудников уголовного розыска можно было вменить создание и участие в организованном преступном сообществе (ст. 210 УК РФ).

«Осталось только очертить круг членов этого ОПС», — говорит собеседник, отмечая, что действия некоторых из них были зафиксированы в ходе ОТМ.

Ответственность за действия МУРа несет лично начальник ГУУР МВД Виктор Голованов, настаивает сотрудник ФСБ. По нашим данным, основными инициаторами проверок МУРа являются глава Управления «М» ФСБ Сергей Алпатов и глава Нацгвардии Виктор Золотов. Им оппонирует министр внутренних дел Владимир Колокольцев.

Голованов работает в системе уголовного розыска с 1990 года, нынешний МУР во многом ассоциируется именно с этой фигурой. Возможно, именно поэтому глава МВД встал на его защиту.

Что касается судьбы рядовых муровцев, то тем сотрудникам, которых выведут из штата, предстоит пройти проверку, в том числе по линии Управления «М» ФСБ. Каждого такого сотрудника проверят и персонально дадут указание — вводить в штат или отправить искать новую работу.