Сердюков защитил боевую подругу

Выступивший на судебном процессе по делу «Оборонсервиса» экс-министр обороны рассказал, что все сделки были законными и он был доволен работой своей подчиненной Евгении Васильевой.
16.01.2015
В Пресненском райсуде Москвы, на слушаниях по делу ОАО «Оборонсервис», дал показания главный свидетель как обвинения, так и защиты — экс-министр обороны Анатолий Сердюков. Он рассказал, что взял Евгению Васильеву на пост главы департамента имущественных отношений Минобороны исключительно из-за профессиональных качеств, доверял ей и был доволен ее работой. Что касается сделок с активами Минобороны, то, по словам Сердюкова, он был о них в курсе и все они были законными. 

Экс-министра обороны Анатолия Сердюкова удалось вызвать на судебное заседание лишь с третьей попытки. До этого судья переносил заседания либо сам Сердюков на них не появлялся. Главная интрига заключалась в том, будет ли экс-министр давать показания против своей бывшей близкой подруги и подчиненной Евгении Васильевой и других подсудимых. К тому же это была их первая встреча после обыска 25 октября 2012 года в квартире Васильевой. Ранее адвокаты Евгении Васильевой заявили, что не боятся показаний свидетелей в суде против нее, в том числе и со стороны Сердюкова.

Заседание суда началось с допроса Сердюкова. Сам он держался в суде спокойно, отбивал вопросы прокурора четкими ответами. Примечательно, что в отличие от предварительного следствия, где экс-министр обороны давал короткие односложные ответы либо отказывался отвечать вовсе, ссылаясь на 51-ю статью Конституции, которая позволяет человеку не свидетельствовать против себя или своих близких, на суде он рассказывал обо всем подробно. 

Сердюков пояснил, что познакомился с Васильевой в 2009 году на одном из совещаний, где ее выступление ему очень понравилось. По его словам, Васильева была назначена на пост главы департамента имущественных отношений Минобороны благодаря ее профессиональным качествам и подчинялась лично ему. 

— У Евгении Николаевны был красный диплом Санкт-Петербургского университета. Я считаю, что на тот момент не было лучшей кандидатуры на эту должность, — пояснил Сердюков.

По словам Сердюкова, он действительно визировал сделки с активами Минобороны — ему приносили предложения о продаже имущества, он их рассматривал, после чего принимал решение. Экс-министр обороны пояснил, что все они были законными, на что имелись соответствующие документы. 

Сердюков рассказал, что многочисленные непрофильные и нерентабельные объекты были обузой для Минобороны, поэтому их решили продать. По его словам, ни государственные, ни надзирающие органы не предъявляли претензий по поводу продажи активов военного ведомства в период его работы. 

У подсудимой Васильевой было много вопросов к свидетелю Сердюкову. Например, она интересовалась, для чего нужно было спешить с продажей активов. На это Сердюков ответил, что в тот момент у Минобороны были большие долги, поэтому их нужно было срочно закрывать. Также экс-министр заявил, что Васильева его никогда не обманывала и он ей доверял. Она также попросила Сердюкова прокомментировать сообщения СМИ о том, что она якобы взяла из запасников Минобороны картины Шишкина и Левитана, которые затем нашли у нее дома во время обыска. На это Сердюков заявил, что незадолго до его увольнения из Минобороны там прошла прокурорская проверка и ни одной картины не пропадало.  

В ближайшее время экс-министра обороны собираются вызвать в суд уже как свидетеля со стороны защиты адвокаты Васильевой и других обвиняемых. 

Бывший министр обороны России допрашивался по делу «Оборонсервиса» в связи с тем, что с его ведома экс-глава департамента имущественных отношений Минобороны Евгения Васильева и другие фигуранты дела проводили сделки с объектами военного ведомства, которые, по мнению следствия, были незаконны — имущество оборонного ведомства уходило по заниженной стоимости. При этом следователи посчитали, что министр сам стал жертвой обмана со стороны подчиненных и ничего не знал об их аферах. По крайней мере, в деле упоминались формулировки вроде «будучи введенным в заблуждение относительно непрофильности распродаваемых активов, министр обороны РФ издал письменные директивы». 

Между тем одна из обвиняемых по этому делу — бывший гендиректор компании «Мира» Динара Билялова утверждала, что именно Анатолий Сердюков и Евгения Васильева якобы оказывали давление на нее саму, гендиректора ООО «Паритет» Ирину Егорову, помощницу Васильевой Анну Казину, а также экс-главу федерального госучреждения «Северо-Западное территориальное управление имущественных отношений» Ларису Егорину. Их якобы заставляли дать нужные показания. В связи с этим Сметановой, Биляловой и Егориной была предоставлена госзащита. 

Депутаты из фракции КПРФ, недовольные тем, что экс-министр выступает по делу лишь в качестве свидетеля, недавно предприняли новую попытку инициировать парламентское расследование «дела Сердюкова». Первое обращение внесено еще в 2013 году, однако было отвергнуто. Депутаты-коммунисты настаивают на расследовании эпизодов о продаже зданий ФГУП «17-1 Центральный проектный институт связи Минобороны». Эти активы были проданы по заниженным ценам, а сделки завизированы лично Сердюковым. Однако, как и в первый раз, коммунисты получили отказ. Комитет Госдумы по конституционному законодательству и госстроительству рекомендовал отклонить инициативу фракции КПРФ, объяснив это тем, что расследование дела «Оборонсервиса» и без того продолжается в Следственном комитете. 

Сейчас на скамье подсудимых помимо Евгении Васильевой находятся экс-глава федерального госучреждения «Северо-Западное территориальное управление имущественных отношений» Лариса Егорина, руководитель ОАО «31-й ГПИСС» Юрий Грехнев, гендиректор центра правовой поддержки «Эксперт» Екатерина Сметанова и ее супруг, бывший гендиректор склада Московского округа ВВС Максим Закутайло, а также Ирина Егорова.

Васильеву обвиняют по 12 эпизодам преступлений, связанных с продажей недвижимости и хищением средств ОАО «Оборонсервис». Ей предъявлены обвинения по ст. 159 («Мошенничество»), ст. 174 («Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем»), ст. 285 («Злоупотребление должностными полномочиями»), ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий»). По совокупности этих обвинений ей грозит до 12 лет лишения свободы. 

Как утверждает следствие, есть все доказательства причастности Васильевой к продаже госимущества, в том числе и по заниженной стоимости, — например, комплекса зданий на Смоленском бульваре в центре Москвы, одного из зданий «Мосвоенторга» на Арбате, зданий управления торговли Московского военного округа на Большой Серпуховской улице, а также крупных земельных участков и акций. Самым громким эпизодом этого уголовного дела стала афера с продажей 31-го Государственного проектного института спецстроительства (ГПИСС) — как непрофильного актива. Совет директоров которого и возглавляла Васильева.