Сенатор Добрынин как воспитатель депутата Милонова

Петербургским депутатом Виталием Милоновым займется прокуратура — высказывания парламентария проверят на экстремизм по заявлению сенатора от Архангельской области Константина Добрынина.
28.03.2014

В претензии члена Совета Федерации много тревожных параллелей. Во-первых, одно интервью Милонова уже проверяют на возбуждение ненависти либо вражды. Во-вторых, за издание, опубликовавшее слова депутата, может взяться Роскомнадзор. Правда, сенатор объясняет свой порыв желанием просветить коллегу, а сам виновник торжества спокоен как слон.

Заместитель председателя комитета Совета Федерации по конституционному законодательству, правовым и судебным вопросам, развитию гражданского общества Константин Добрынин написал в прокуратуру обращение по поводу депутата Виталия Милонова. Точнее, по поводу того, что народный избранник сказал в интервью, опубликованном на портале slon.ru. По мнению сенатора, знаменитый петербургский парламентарий крепко обидел крымских татар.

Виталий Милонов, пару лет назад прославившийся на всю страну и за ее пределами в качестве автора петербургского закона о запрете ЛГБТ-пропаганды среди детей, в последнее время активно занимается собственным ребрендингом, сосредоточившись на международной деятельности. С начала 2014 года Милонов успел открыть русский правозащитный центр для сербов-христиан в Косово, в Сирии обсудил ситуацию в Крыму с Башаром Асадом, а потом в Севастополе поучаствовал в качестве наблюдателя референдума о государственном статусе полуострова. Именно там Милонов и дал московскому журналисту Илье Азару то самое интервью, которое привлекло неблагосклонное внимание сенатора Добрынина.

«Милонов неоднократно допустил прямые оскорбительные высказывания  относительно украинского («сумасшедшие козлы», «козлы с центра Украины», «придурки… с мандолинами»), турецкого народов («турецкие фашистские рожи»), – пишет сенатор генеральному прокурору Юрию Чайке. – Особенно недопустимо Милонов позволил себе публично  высказаться в адрес национально–этнической группы, традиционно населяющей   территорию Крыма, – крымских  татар, назвав их «свиньями», «срывающими глотки  на деньги Турции», «реально поддержавшими Гитлера в войне», «внуками гитлеровских шкур», которым он, Милонов, «хотел дать в рыло».
Константин Добрынин подчеркивает, что высказывания депутата Милонова «есть не что иное, как призывы  к разжиганию розни, межнациональных конфликтов, вплоть до вооруженной агрессии между русским и украинским народами, геноциду крымских татар».
Сам Виталий Милонов к претензиям сенатора относится спокойно. «Сейчас Великий пост, во время которого православные проходят всевозможные искушения, – смиренно говорит парламентарий. – Но, как говорится в духовной литературе, искушения придут к вам, но человеку, через которого они придут, лучше бы вовсе не родиться на свет. Я каждый день молюсь о тех, кто меня ненавидит. Ну что же, на одно имя больше в списке будет». При этом депутат заверил корреспондента «Фонтанки», что «список не очень длинный».

Претензий к автору интервью, журналисту Илье Азару, у Виталия Милонова нет. Правда, депутат отмечает, что, по его мнению, беседа, которая состоялась у него в Севастополе с Азаром за чашкой кофе, интервью не являлась. «Азар сказал, что из «Ленты» он уже уволился, и вопрос о публичности нашей беседы вообще не стоял, – говорит Милонов. – По закону о СМИ, если человек ведет интервью как журналист, он должен об этом как-то сказать». При этом от своих слов депутат не отрекается. Но отмечает существенный нюанс.

«Речь шла о конкретных активистах, которые кричали «Русские свиньи, вон из Крыма!», а не о всех представителях национальности, – говорит Милонов. – Я, в отличие от Добрынина, на ситуацию в Крыму смотрел не из айпада в дорогом ресторане. Мои слова — ответ на свинское поведение конкретных активистов». На вопрос, записывалась ли беседа на диктофон, Милонов ответил уклончиво: «Азар что-то записывал, а что-то нет».

Не имеет претензий к журналисту и СМИ, опубликовавшему интервью с петербургским депутатом, и сенатор Константин Добрынин. «Действия журналистов, которые опубликовали слова Милонова, можно расценивать как сообщение о совершенном преступлении», – говорит сенатор.

Как расценит действия журналистов Роскомнадзор, если прокурор Юрий Чайка согласится, что слова Милонова обидны для крымских татар, точно сказать невозможно, но можно предугадать. Сравнительно недавно Роскомнадзор усмотрел элементы экстремизма в другом интервью Ильи Азара, взятом у лидера "Правого сектора" Тарасенко и опубликованном на портале «Лента.ру». Собственно, к словам Тарасенко претензий не было, но в публикации обнаружилась ссылка на высказывания Дмитро Яроша, а уже они были признаны Роскомнадзором экстремистскими. В результате собственник издания Александр Мамут уволил редактора «Ленты» Галину Тимченко, после чего в отдел кадров издания выстроилась длинная очередь увольняющихся по собственному желанию.

Так что у просьбы проверить слова Милонова на экстремизм есть серьезная предыстория. Нашлось в ней место и «Фонтанке», опубликовавшей интервью с Виталием Милоновым в ноябре прошлого года. Тогда на депутата обиделись ЛГБТ-активисты, и попросили Следственный комитет начать в отношении Милонова уголовное производство за возбуждение ненависти либо вражды и унижение человеческого достоинства. Как сообщил «Фонтанке» один из авторов обращения, на этой неделе Следственный комитет намерен огласить результаты лингвистической экспертизы.

Однако Константин Добрынин никаких параллелей не усматривает — его мотивы далеки от чаяний ЛГБТ-активистов. Сенатор подчеркивает, что даже если генпрокурор Чайка признает наличие экстремизма в высказываниях Милонова, никто не пострадает: ни журналисты, ни сам депутат. «В данной ситуации риски для издания slon.ru маловероятны, – говорит Добрынин. – Я вообще-то за деятельностью Милонова не слежу, когда какие-то брызги этой деятельности до меня долетают, я на это внимания не обращаю. Но здесь ему удалось достучаться до моего юридического сердца. Мне кажется, что с точки зрения теории права он недостаточно подкован, и какие-то пробелы в его образовании присутствуют. Если прокуратура усмотрит наличие состава преступления в его высказываниях, она обратится в Следственный комитет, чтобы он провел проверку, а после этого может быть принято решение о возбуждении уголовного дела. Но, надеюсь, что все-таки этого не будет. Здесь важно не наказание в виде санкции, а юридическое просвещение коллеги, чтобы исправить его базовые знания в уголовном праве».