Секретные покровители обнальщика Магина

Генерал МВД Денис Сугробов пострадал из-за передела рынка отмывания денег в российской столице.
14.11.2016
С прошлого года в Пресненском суде Москвы слушается дело ведущего обнальщика России Сергея Магина («Сережа Два Процента») и двенадцати его подельников. За время следствия задействованные в криминальных схемах банкиры Алексей Потапов и Александр Гончаров успели бежать за границу. В СИЗО сидит задерживавший Магина генерал Денис Сугробов, обвиняемый в фальсификации уголовных дел. Его подельник, генерал Борис Колесников, которому вменяли незаконную слежку за офицерами ФСБ, загадочным образом выбросился из окна после допроса в здании Следственного комитета. Поддерживающая арестованного генерала «Новая газета» предполагает, что если бы Сугробов с Колесниковым прислушались к друзьям Магина из госбезопасности, то остались бы живы, на свободе и при должностях.

Расконспирация Магина

5 июля 2013 года несколько десятков оперативников начальника Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК МВД) Дениса Сугробова вошли в здание «Новинского пассажа»,  поднялись на лифте на пятый этаж и свернули в один из просторных офисов, у входа в который висела неприметная табличка — ООО «СтандартИнвест». О том, что в помещениях этой фирмы находился центр управления десятками банковских учреждений Москвы, полицейским стало известно почти сразу после начала разработки известного столичного финансиста Сергея Магина. В каждом втором телефонном разговоре с назначением встречи бизнесмен, изредка проводивший переговоры в общественных заведениях (что неудивительно — основными рабочими инструментами для него служили телефон и компьютер), повторял: «Я в «Новинском». Пятый этаж. «СтандартИнвест». Поднимайтесь».

Обыск в «Новинского пассаже» был связан с расследованием уголовного дела, возбужденного днем ранее Следственным департаментом (СД) МВД по признакам создания и участия в преступном сообществе (ст. 210 УК РФ), занимавшемся незаконной банковской деятельностью (ст. 172 УК РФ). Как установило следствие, Магин и ряд его подчиненных и знакомых через счета фиктивных компаний, открытые в подконтрольных московских банках (и прежде всего — в ОАО АКБ «Маст-Банк»), осуществляли обналичивание денежных средств, а также их транзитное перечисление в банки, зарегистрированные в иностранных юрисдикциях.

В то самое время, когда сотрудники ГУЭБиПК МВД  поднимались на лифте, в нескольких точках Москвы другие члены оперативно-следственной группы уже проводили обыски в ряде коммерческих компаний и банков. Всего за один день сотрудникам ГУЭБиПК МВД удалось изъять более миллиарда рублей наличными, еще столько же продолжало переводиться со счета на счет.

Главного оператора этих процессов задерживала самая внушительная группа оперативников. Как можно предположить, основываясь на результатах негласных «оперативно-разыскных мероприятий», в августе 2013 года Валерий Кряжев якобы обратился к родственнику одного из руководителей СД МВД, предложив вызволить Сергея Магина из следственного изолятора для следственных действий, которые «УСБ ФСБ удастся организовать через СКР».

Кряжев (так обозначается этот участник диалога в документах «ОРМ»): Слушай, у тебя насколько близкие все-таки отношения с твоим вот этим (имеется в виду следователь СД МВД, в чьем производстве находилось уголовное дело в отношении Магина).

Родственник: Ну нормальные достаточно… Скажи, что надо?

Кряжев: Есть идея. Мы тут к нему хотим заехать официально по другому уголовному делу — своему. <…> Привезти ему от Следственного комитета поручение организовать нам встречу с Магиным. <…> Магина выдернуть, привезти сюда. <…> Начать с ним диалог. <…> И, если ему нужно, если тебе это интересно, можем как-то потом, когда мы это все с Магиным обговорим, я могу тебя завести, с ним оставить там погулять, чтобы шепнул там тебе, чтобы тебе там было интересно…

Родственник: Скажи, как это надо преподнести, чтобы это было официально.

Кряжев: Понимаешь, смотри… Я сто процентов знаю, что за каждым словом, которое ты говорил, он [следователь] — порядочный и принципиальный парень. Вот сто процентов, как ты говоришь, так оно и есть. Мне вот просто понимать, если мы припремся к нему с такой бумагой…

Родственник: А он откажет — не откажет?

Кряжев: Не, отказать он не может, ну важно еще, чтобы он не слил это в ДЭБ.<…> Я просто готов тебе как бы, мы свои дела делаем, а вы свои дела делаете. <…> Очень важно, если сейчас мы дальше с тобой двинемся, чтобы ты никогда, ни при каких пока обстоятельствах не говорил, что у тебя крыша — вот этот офис.

Родственник: Какой офис?

Кряжев: Ну … Контора. <…> Смотри, тут все просто. Магина на подписку, а тебя к нему, как этого с палкой человека, и все, и дальше он занимается тем же самым, только уже там, ну сколько тебе надо. Договориться надо. <…> Просто можно, чтобы он [следователь] воспринял как бы нормально. Или сказал: «Ребята, как-то сделайте по-другому». Сам ему совет такой дал бы: «Не со мной, но слово вам даю, что туда, Денису [Сугробову], ни … не скажу».

Любопытная деталь: в октябре 2013 года, то есть спустя два месяца после описываемых событий, замначальника Управления «Б» ГУЭБиПК МВД Бориса Колесникова завел дело оперучета о крышевании «Валерием Александровичем» коммерсантов. Это дело оперучета и стало поводом для начала разгрома ГУЭБиПК МВД…

Под кем работали «Два процента»

11 ноября в Следственном департаменте МВД в Газетном переулке состоялась рабочая встреча представителей ГУЭБиПК МВД с оперуполномоченным УСБ ФСБ Сергеем Бусловым, чье руководство изъявило желание оказать полицейским содействие в расследовании уголовного дела в отношении Сергея Магина. «Межведомственный диалог» был задокументирован.

«Наш конечный интерес — еще один шаг за теми должностными лицами, за которыми потенциально идете вы. Это сотрудники ЦБ, налоговых и иные лица из числа наших коллег, которые оказывали содействие за рамками правового поля. <…> Магин длительное время работал под нашими людьми, основной руководящий человек которых на уровне замначальника управления ушел, уволен (как пояснил в докладной главе МВД Денис Сугробов, речь о бывшем заместителе начальника Управления «К» ФСБ полковнике
Фролове)», — говорил Буслов, при этом уточняя причины предъявления Магину обвинения в создании преступного сообщества: «Какой смысл, вот просто ради интереса, на данном этапе вменять 210-ю? Это же также может быть предметом торга, по-хорошему говоря…<…> Вот есть дела, где человек сидит. И он тебе в момент задержания дверью по голове стукнул. И ты говоришь: «Слышишь, ты отсюда не выйдешь вообще никогда!» Ну не лежит душа. Здесь есть какие-то, помимо процессуальных, моменты? <…> И вообще мера пресечения теоретически обсуждается? <…> Если у вас секретки не будет, все, то есть обычный суд… Один судья, это… чпок… все свободны. Теоретически, теоретически можно говорить… об условном наказании. Прецеденты такие были».

Завершая разговор, сотрудник УСБ ФСБ Сергей Буслов, ссылаясь на позицию своего руководства, предложил перевести Сергея Магина в один из следственных изоляторов ФСБ — ФКУ СИЗО-99/1 (спецблок «Матросской Тишины») или ФКУ СИЗО-99/2 («Лефортово»): «В «пятерке» (СИЗО-5, где находится Магин) не совсем понимаем, что он делает, как он там себя ведет, оперативный уровень контроля там не айс. Можем рассмотреть вопрос… или в «первый», или во «второй» изолятор его забрать. Там будет совсем другой режим. Совсем другая обстановка… «Лефортово» — это будет более чем четкий сигнал, что любимая организация свое отношение к нему поменяла…».

Сразу после этого разговора Денис Сугробов и написал докладную на имя главы МВД Владимира Колокольцева, в которой предложил провести служебную проверку и проинформировать об установленных фактах директора ФСБ. Довести дело Магина до конца Денису Сугробову уже не удалось — в мае 2014 года он был задержан сотрудниками УСБ ФСБ по подозрению в организации преступного сообщества, целью которого было улучшение показателей раскрываемости преступлений с помощью привлечения к ответственности якобы невиновных чиновников и предпринимателей. Так Сугробов и Магин стали «коллегами» — оба они, по мнению следствия, оказались главами опасных ОПС. Дело финансиста близится к развязке: в конце октября текущего года гособвинение запросило для Сергея Магина 15 лет лишения свободы. Генералу же еще предстоит услышать позицию прокурора, но сам он не сомневается, что для него срок сильно отличаться не будет.

Тем более, что обвинениям в адрес Магина свойственно уменьшаться, возможно не без постороннего заступничества. Изначально в деле шла речь о том, что через структуры, подконтрольные Сергею Магину, было "прокачано" не менее 200-300 млрд рублей Правда, позже следствие говорило лишь о 36 млрд рублей, а в окончательной редакции обвинения — осенью прошлого года — фигурировали уже 27,2 млрд рублей, из которых 575 млн рублей стали доходом группы Сергея Магина. Что касается Сугробова, то ему никто не гарагнтирует, что в ходе следсвия генералу не «довесят» что-либо еще.