Сбербанк и Украина: почему появился новый претендент на «дочку» банка

Пока НБУ думает над разрешением по продаже украинского Сбербанка консорциуму инвесторов в лице Саида Гуцериева и Norvic Banka, на актив нашелся еще один покупатель — Виктор Прокопеня.
02.07.2017
По ряду причин стоит ждать появления и новых претендентов, считают эксперты.

О том, что на украинскую «дочку» российского Сбербанка появился еще одни возможный претендент — Виктор Прокопеня, РБК рассказал источник, близкий к бизнесмену. Информацию о своей заинтересованности в приобретении актива сам Прокопеня подтвердил РБК через внешнюю пресс-службу, отказавшись от прочих комментариев.

По сведениям РБК, покупка, если ее одобрят регуляторы, будет проходить через подконтрольную Прокопене компанию VP Capital. Она, как рассказывает источник РБК, близкий к Прокопене, планирует купить украинский Сбербанк не напрямую, а через белорусский Паритетбанк. «Сейчас это госбанк, но VP Capital находится на стадии завершения сделки по приобретению 99,83% в нем», — указывает собеседник РБК. По его словам, именно Паритетбанк подал заявку в Нацбанк Украины на согласование приобретения украинской «дочки» Сбербанка, это произошло 30 июня. Нацбанк Белоруссии одобрил покупку Паритетбанка, сообщил источник, близкий к Паритетбанку.

Пресс-служба Нацбанка Украины заявила, что регулятор не получал документы для согласования приобретения существенного участия в других банках с российским капиталом, кроме ПАО «Проминвестбанк» и ОАО «Сбербанк».

В пресс-службе Сбербанка не стали ни опровергать, ни подтверждать факт заинтересованности структур Виктора Прокопени в украинской «дочке» банка. «Сбербанк имеет юридические обязательства перед партнерами, которые запрещают любые комментарии до совершения сделки», — заявили в пресс-службе. РБК ожидает ответов на запросы от Нацбанка Украины, Нацбанка Белоруссии и Паритетбанка.

Как пояснил источник, близкий к белорусскому бизнесмену, инвестиционная компания сама заинтересовалась украинским активом Сбербанка и вышла на него.

Продажей украинской «дочки» Сбербанк занялся с марта этого года, когда в отношении украинских «дочек» российских госбанков президент Украины Петр Порошенко ввел санкции.

Первый потенциальный покупатель

Ранее единственным претендентом на покупку украинского Сбербанка был консорциум инвесторов в составе латвийского Norvik Banka (принадлежит бизнесмену Григорию Гусельникову, возглавлял Бинбанк в 2008–2010 годах), а также белорусской частной компании, принадлежащей подданному Великобритании Саиду Гуцериеву, сыну миллиардера Михаила Гуцериева. 27 марта потенциальные покупатели подписали со Сбербанком договор о приобретении 100% акций украинского банка.

Для проведения сделки Сбербанку необходимо было согласовать ее в четырех органах — Нацбанке Украины, Антимонопольной службе Украины, Государственной комиссии по ценным бумагам Украины, а также в Нацбанке Латвии, говорили источники РБК.

Информации о том, что данные службы одобрили или не одобрили сделку, пока нет. В конце мая газета «Коммерсантъ» со ссылкой на собеседников, знакомых с ситуацией, писала о том, что украинский регулятор смущают явные российские корни приобретателей, хотя формально сделка и структурируется через белорусскую компанию и латвийский банк.

Паритетбанк (по данным портала viberi.by, входит в топ-20 белорусских банков) на 99,83% банка принадлежит сейчас Республике Беларусь, остальные 0,17% владеют миноритарии, говорится на сайте банка.

Виктор Прокопеня — белорусский бизнесмен, чей фонд VP Capital намеревался в конце декабря 2016 года совместно ​с фондом Larnabel Enterprises Михаила Гуцериева инвестировать более $100 млн в проекты, связанные с созданием и продвижением IT-продуктов на базе искусственного интеллекта, писал РБК.

Согласно МСФО украинского Сбербанка, по итогам 2016 года его активы составили 48 млрд грн, что эквивалентно 106 млрд руб., если брать курс гривны на начало года. По словам директора направления «Финансовые институты» S&P Global Ratings Натальи Яловской, все активы Сбербанка, связанные с Украиной, составляли всего около 0,1% от общих консолидированных активов Сбербанка на 31 декабря 2016 года.

Активы Паритетбанка составляют 363 млн белорусский рублей (эквивалентно 11 млрд руб), говорится в МСФО Паритетбанка по итогам 2016 года. Активы Nokvik Banka составляют 1 млрд евро (эквивалентно 63 млрд руб).

Перспективы продажи

Появление следующего инвестора не случайно и объясняется целым рядом субъективных и объективных причин, считают опрошенные РБК эксперты. «Если говорить о появляющихся интересантах, то в любом случае будут возникать подозрения о том, что покупка номинальная, и по факту украинский Сбербанк все равно будет контролироваться российским госбанком. Это вызовет недовольство у украинских патриотов и будет дестабилизировать положение в банке», — отмечает глава экспертно-аналитического совета Украинского аналитического центра Борис Кушнирук, напоминая о том, что оба подавших документы в НБУ потенциальных покупателя ранее сотрудничали с Россией.

Также в числе причин появления новых покупателей эксперты называют то, что у Сбербанка, по мнению участников рынка, жесткие требования по параметрам сделки. «Российский Сбербанк предоставил достаточно большой объем инвестиций для развития бизнеса на Украине, и вряд ли банк готов сейчас продавать этот бизнес с серьезным дисконтом, несмотря на то что условия для его работы сложились непростые», — полагает советник президента Ассоциации российских банков Алексей Кущ.

По словам эксперта, несмотря на политические риски, у Сбербанка теперь (после начала активных переговоров о продаже) есть возможность подождать: бизнес-модель украинского Сбербанка позволит ему проработать еще два-три года в условиях санкций — у него не очень объемные обязательства перед населением. «Думаю, что украинский Сбербанк выбрал сейчас такую тактику выживания», — считает он.

Сбербанк долгое время был одним из лучших украинских банков с российским участием, что оказалось для него проблемой после введения санкций против российских банков, добавляет Борис Кушнирук. «​Банк воспринимался как устойчивая часть крупной российской государственной структуры, которая в случае чего его поддержит. Новым покупателям, если такие найдутся, придется провести серьезную работу по перепозиционированию банка. Это стоит немалых денег, и еще не факт, что новая модель успешно заработает», — подчеркивает Борис Кушнирук.

Что касается перспектив Паритетбанка и консорциума инвесторов Norvik Banka и Саида Гуцериева как покупателей, то формально оба они не идеальные кандидатуры, в частности, Паритетбанк и «дочка» Сбербанка не совпадают по масштабам, считают эксперты. «Банки по активам гораздо меньше, чем украинский Сбербанк, это может вызвать вопрос у НБУ: способны ли такие структуры поддерживать украинский Сбербанк в непростые времена», — отмечает он. Вместе с тем найти других, более масштабных, претендентов, считает он, будет сложно. По оценкам Кушнирука, для запуска банка необходимо от $0,5 млрд до $2 млрд. «Поэтому сейчас перед НБУ стоит непростая задача. Нужно понимать, что такая нестабильная ситуация не идет на пользу банковскому сектору Украины», — заключает он.

В этой связи Алексей Кущ добавляет, что в скором будущем раскроет себя еще не один претендент на украинскую дочку Сбербанка.